Дядя Джумбер из Телави спасет Россию от санкций слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az, Тбилиси

Санкционная удавка против России затягивается все туже, и если сегодня её последствия не очень заметны, то очень скоро они станут очевидными. Про «старые песни о главном», то есть про широко разрекламированное в России импортозамещение все как-то подзабыли, поскольку непосредственно «российская продукция» – понятие весьма относительное. В нашем тотально глобализованном мире все плотно интегрированы друг с другом, и в товаре, на котором написано «Сделано в Корее», можно, к примеру, найти немало комплектующих из Китая, США или Италии.

Что же касается долей импорта в российских товарах, то они критически высоки. К примеру, весь российский автопром практически полностью состоит из импортных деталей.

Российское в микроавтобусе «Газель» только название, да и то тюркского происхождения

Как в России «Газель» рождается

Как-то мне довелось прочитать рекламный буклет микроавтобуса «Газель». Было любо-дорого полюбоваться на список иностранных производителей всего на свете – от моторов до «дворников» и зеркал заднего обзора. Российское в этом микроавтобусе только название, да и то тюркского происхождения.

Предвижу реакцию резонеров. Мол, весь мир так работает, если не слышали, это называется «аутсорсинг».

Все это так, да не совсем.

Как, к примеру, выглядит американский (японский, корейский, европейский) аутсорсинг? Конструкторское бюро крупной компании разрабатывает продукт, заказывает станки, материалы, технологии, едет в Китай, ставит там все это либо на новый завод, либо на уже действующее предприятие, и говорит китайцам: «Жмите на кнопки тут и тут, и чтоб от сих до сих!..»

То есть разработка, технологии и прочее, что называют обычно «секретом фирмы», остается в руках фирмы.

А как выглядит российский аутсорсинг? Собираются в кабинете инженеры конструкторского бюро «ГАЗа» или «КамАЗа», и говорят: «Немцы производят хорошие моторы, у французов – лучшие тормозные системы, а у итальянцев – бензонасосы… Берем все это, компонуем и получаем российскую грузовую машину...»

То есть в России не разрабатывают что-то свое, в этой стране банально покупают то, что уже есть на рынке.

В этих условиях дефицит технологий и комплектующих может стать разрушающим ударом для целых секторов экономики России, и первые признаки надвигающейся грозы видны уже сейчас.  Например, на грани остановки российский автогигант «КамАЗ», критически зависимый от западных комплектующих, которые с некоторых пор перестали поступать. Кое-какие запасы сохранились, но насколько их хватит, сказать трудно…

А «КамАЗ» полностью состоит из западных комплектующих

В этих условиях важнейшая тема – это поиск страны с достаточно безумной политической и экономической элитой, которая решится прорыть маленький нелегальный тоннель для экспортных поставок в Россию. Понятно, что финал для этой страны будет печальным, но какие-то конкретные ребята загребут под это дело сотни миллионов долларов или евро, которые потом никто искать не станет.

У Китая один союзник – Китай!

То, что Запад намерен всерьез спрашивать с нарушителей антироссийских санкций, поняла даже такая сверхдержава, как Китай. Как известно, Пекин по-прежнему говорит с Россией о стратегическом партнерстве, но открывать доступ к своим финансовым институтам и присоединяться к бредовой идее торговать рублями и юанями явно не торопится. А что тут странного? Это же Поднебесная, у которой на всем белом свете есть только один союзник – Китай!

В этой критической для российской экономики ситуации неожиданно заговорили о более мелких игроках. Например, о Грузии, которую украинские власти обвинили недавно в помощи России и даже начали говорить о разрыве дипломатических отношений.

Есть ли под этими обвинениями реальная почва? Может ли Грузия стать «серой» лазейкой для поставок того оборудования и технологий, которые в России сейчас ценятся буквально на вес золота?

Я с уважением отношусь к тем, кто повторяет при каждом удобном случае never say never. И тем не менее рискну утверждать, что таких возможностей у Грузии нет и никогда не было, что легко проверить на примере самого актуального предмета экспорта – микрочипов.

Как известно, 96 процентов полупроводников производится в странах, которые присоединились к санкциям против России. Но это не главное. Главное, что у Грузии нет ни малейших шансов выполнить роль «теневого» коридора, поскольку покупка высоких технологий, включая полупроводники – дело очень непростое. Чипы не купишь в магазине или на складе, их вам не продадут на вес и не станут торговаться. Поскольку любой чип производится под конкретный предмет, а это значит, что двух одинаковых полупроводников не бывает.

С каких пор дядя Джумбер в Телави торгует микрочипами?

Сам процесс покупки происходит следующим образом: на завод, производящий чипы, приходит представитель «Самсунг» или «Хуавей», объясняет, что именно ему нужно или же приносит свою разработку, делает заказ и ждет, пока он будет выполнен. Важный момент: очередь из желающих выстраивается года на два вперед.

Что покажет дядя Джумбер?

Трудно понять, что именно представили себе власти Украины, заподозрившие Грузию в «теневых» договоренностях с Россией. Интересно, как они себе это представляли? Что стоят себе в очереди представители «Тойоты» и «Дженерал Моторс», и тут их расталкивает дядя Джумбер, владелец маленького базара в Гурджаани, и говорит, что ему срочно нужны чипы.

«Какие именно? - спросят у него. – Для чего? Покажите ваше предприятие, и мы сделаем разработку…»

И что им покажет дядя Джумбер? Занюханный ресторан в Телави?

И как, по-вашему, отреагируют в Taiwan Semiconductor Manufacturing Company или Intel, когда увидят дядю Джумбера из страны, где самый крупный бизнес – это грязный оптово-розничный рынок, а самое высокотехнологичное производство – фабричное вино сомнительного качества? Сколько минут им понадобится, чтобы понять, что к чему? Пять, максимум десять. После чего информация пойдет куда надо и через неделю от нынешней грузинской власти останется лишь горстка пыли.

В Телави можно обнаружить лишь производство вина сомнительного качества

То же самое и с другими технологиями. Два года назад могущественный «Сименс» попытался обойти санкции против Крыма и продал тамошней ГЭС турбину. Продал, правда, по схеме – турбину купила точно такая же ГЭС в Краснодаре, а потом переправила ее в Крым. Но в любом случае турбина не была продана просто так, она предназначалась для конкретной электростанции и была разработана под ее нужды.

Чтоб перепродавать для конкретной страны высокие технологии, в ней как минимум должны быть реальные пользователи. Если же их нет, ни о каких «теневых» коридорах не может быть и речи.

К слову, касается это не только полупроводников, но и всего остального – комплектующих для техники, электроники для танков и ракет, турбин для электростанций, и многого-многого другого. Поскольку все это – индивидуальный, штучный товар, который невозможно купить, не ответив на вопрос: «А для чего?..»

Ответить так убедительно, чтобы многоопытные менеджеры технологических гигантов вам поверили – дело архисложное.

В нынешних условиях Грузия не сможет перепродать в Россию ничего более ценного, чем стиральные машины или телевизоры. То же касается других стран, рассматриваемых в качестве «теневых» коридоров для загибающейся российской экономики.

Взять на себя столь неблаговидную и опасную в нынешней ситуации миссию могут только сверхмощные, индустриально развитые страны.

Которые, впрочем, вряд ли станут рисковать своей репутацией и возможностью потерять навсегда американский и европейский рынки.