Саудовская Аравия напрягает Москву в Йемене наш комментарий

Икрам Нур, автор haqqin.az

Абд Раббо Мансур Хади, который руководил Йеменом с 2014 года, но последнее время жил в изгнании в Саудовской Аравии, передал свои полномочия коллегиальному органу власти – президентскому совету.

Если бы не Украина – эта новость стала бы топовой в мировых СМИ. В отставку ушел не только Хади, но и вице-президент Али Мохсен аль-Ахмар, связанный с «Братьями-мусульманами», которого недолюбливали в Эмиратах, ненавидели хуситы – и фигура которого была серьезным препятствием для мирных переговоров.

Наконец, Абд Раббо Мансур Хади передал свои полномочия новому президентскому совету

Накануне Рамадана было достигнуто соглашение о двухмесячном прекращении огня. Но в условиях Йемена это мало что значит. А потому Эр-Рияд и Эмираты решились на смелый, неожиданный, на грани фола ход – они просто убрали с доски две самые токсичные фигуры йеменской политики. Надеясь, что это поможет сдвинуть мирные переговоры с мертвой точки.

И тут же объявили, что выделят три миллиарда долларов для стабилизации йеменской экономики – сумма для местных огромная. А если учесть, что эти деньги достанутся тем, кто начнет мирную реконструкцию страны, то шансы получить ее имеют и южане, и северяне, то есть хуситы. Что, несомненно, стимулирует их миролюбие и подстегнет к проведению мирных переговоров.

Коварно и не слишком порядочно в отношении Хади и аль-Ахмара, которых кормили, любили и содержали с 2014 года, а неофициально – и гораздо раньше? Вполне возможно, но это «реал политик», в которой нет места эмоциям – только голый расчет. Что ни говори, а два этих персонажа сами выбрали свою судьбу иностранных «содержанцев», а потому должны были понимать, что в какой-то момент их просто сбросят с доски как битые фигуры.

Ушла и знаковая фигура – Али Мохсен аль-Ахмар – союзник «Братьев мусульман»

Теперь руководить Йеменом будут восемь человек, по четыре представителя севера и юга, за каждым из которых серьезные антихуситские фракции, впрочем, для местных условий правильнее будет сказать – вооруженные кланы:

Рашад аль-Алими – экс-глава МВД и советник президента, имеющий связи как с лагерем Хади, так и с группами бывшего президента Али Абдаллы Салеха, а также с «Братьями-мусульманами».

Айдарус аз-Зубайди – лидер проэмиратских сепаратистов Южного Йемена, председатель Южного переходного совета, как его называют – «рука Эмиратов».

Султан аль-Арада – могущественный губернатор провинции Мариб, богатой на нефть, фактически – неформальный лидер местных племен.

Тарек Салех – командир проэмиратских военизированных подразделений, племянник бывшего президента Али Абдаллы Салеха.

Абдалла Али аль-Бауазир – еще один соратник Хади, имеющий связи с исламистами.

Фарадж аль-Бахсани – генерал и губернатор провинции Хадрамут на юге Йемена.

Абдель-Рахман аль-Махрами – командующий одним из элитных проэмиратских подразделений.

Усман Хусейн аль-Маджали – член Всеобщего народного Конгресса, имеющий обширные связи в том, что в Йемене называют парламентом. Называя вещи своими именами – человек, который финансирует членов этого парламента.

Власть забирает «серый кардинал» Рашад аль-Алими

Каждый из перечисленных выше – по местным меркам человек могущественный, способный свое слово подтвердить военной силой и немалыми деньгами. И в этом – новый месседж хуситам и иранцам, их поддерживающим: давайте начинать мирные переговоры. А то новый президентский совет быстро станет советом военным, и боевые действия вспыхнут с новой силой.

Важно здесь и то, что с отставкой президента и созданием нового органа власти балансируется вопрос легитимности. Совет, как и хуситы, легитимны лишь частично. А потому к международному сообществу они могут обращаться только в случае возникновения между ними неких общих договоренностей, но никак не поодиночке.

Для Эр-Рияда и ОАЭ дело остается за малым – склонить Тегеран к признанию нового политического баланса в Йемене и, соответственно, склонить клиентов Ирана в Йемене к мирным переговорам. Поскольку в противном случае все эти комбинации утрачивают свой смысл.

Однако, проблема заключается в том, что Тегеран не особо заинтересован в мирных переговорах в Йемене. Поддержка хуситов обходится ему не так уж и дорого – а вот Эр-Рияд и ОАЭ в полной мере осознают опасность «йеменского болота», что позволяет иранцам получать максимум выгод при минимуме усилий.

Путин может обратиться к Тегерану с просьбой «отнестись с пониманием» к мирным устремлениям саудитов и ОАЭ в Йемене. Особенно с учетом того, что два этих государства соблюдают нейтралитет к действиям Москвы в Украине

И саудиты решились на весьма нестандартный ход. На днях состоялся телефонный разговор Владимира Путина с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, в ходе которого стороны, как сообщают официальные источники, «обсудили ситуацию вокруг Украины, урегулирование в Йемене и работу в рамках ОПЕК+».

Включение Йемена в список тем для обсуждения крайне интересно. Россия к событиям в этой стране никакого отношения не имеет. И хотя, признаться, в начале конфликта и пыталась туда «пристроиться» – но ничего не получилось, а потому в Москве сделали вид, что «не больно-то и хотелось». Но это – с одной стороны. С другой же – российско-иранские отношения переживают сейчас новый этап.

Из Тегерана и Москвы буквально каждый день приходят сообщения о том, что иранский бизнес вот-вот в неограниченных объемах выйдет на российский рынок и всячески поможет преодолеть западные санкции. А потому Владимир Путин вполне может обратиться к Тегерану с просьбой «отнестись с пониманием» к мирным устремлениям саудитов и ОАЭ в Йемене. Особенно с учетом того, что два этих государства соблюдают нейтралитет к действиям Москвы в Украине.

Этот нейтралитет для Кремля – чуть ли не выражение дружбы. Но арабские монархии намекают Кремлю, что ее мало заслужить, ее еще нужно и подтвердить. Так что, ждем официальных сообщений о контактах России и Ирана, где будет затронута тема йеменского урегулирования в соответствии с планами Эр-Рияда и Эмиратов. Две монархии Залива стремятся уйти из Йемена – а для этого все средства хороши.