Новое вино в старые меха не наливают: они порвутся главная тема; все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Глава турецкой дипломатии Чавушоглу пригласил министра иностранных дел Ирана в ближайшее время посетить Анкару для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес. Планируется также и визит Сергея Лаврова в Тегеран.

Сирия станет главной темой переговоров в Анкаре и Тегеране – в этом уже не приходится сомневаться. Старые договоренности по ней устарели – и сейчас все внешние игроки стремятся выставить друг другу красные линии, которые показывают, чего бы им хотелось увидеть в договоренностях новых.

Сам Асад решает не так уж и много, тут вопрос, который могут решить только его координаторы в Тегеране. И тут все зависит от того, как проведет переговоры с ним Анкара

Турции нужна сплошная 30-километровая зона безопасности вдоль своей границы с Сирией, России нужен Тартус и Хмеймим, а израильтяне и иорданцы не хотят, чтобы проиранские силы взяли под контроль южные районы Сирии. Тегеран оказался в достаточно сложной ситуации – с одной стороны он не хочет поступиться уже завоеванным, но с другой – коалиция против него сейчас собирается сильная.

И если раньше он мог лавировать на противоречиях внешних игроков и использовать амбиции Москвы для продвижения своих интересов – то сейчас, когда Сирия для России стала обременением, а задачи присутствия там свелись всего к двум населенным пунктам, делать это ему будет весьма затруднительно. Придется идти на какие-то размены, чего иранцам делать категорически не хочется, но, по всей видимости, придется.

В Тегеране не скрывают своего раздражения и традиционно обвиняют во всем Россию. Так, источники близкого к движению Хезболла издания «Аль-Ахбар» возмущаются тем, что российская сторона не предотвратила последние атаки Израиля на инфраструктуру аэропорта в Дамаске.

Если раньше Иран мог лавировать на противоречиях внешних игроков и использовать амбиции Москвы для продвижения своих интересов – то сейчас, когда Сирия для России стала обременением, а задачи присутствия там свелись всего к двум населенным пунктам, делать это ему будет весьма затруднительно

По их словам, в 2018 году Тегеран договаривался с Москвой как с игроком, имеющим каналы коммуникации с израильтянами, о гарантиях, что таких ударов больше не будет. Взамен иранцы якобы обещали перенести диапазон своей военной активности подальше от аэропорта.

Вопрос о том, как эти договоренности иранцами выполнялись, остается открытым, не всегда и не во всем, но теперь и им пришел конец. Более того, ряд израильских источников говорит о том, что ВВС Израиля прорабатывают новый список целей в Сирии, причем, при этом не планируя уведомлять российскую сторону о своих авиаударах.

Россия уже прорабатывает ответные меры. Так, буквально вчера спецпредставитель президента РФ Александр Лаврентьев сообщил, что российской делегации в Швейцарии сейчас «достаточно сложно», и что это место потеряло свой нейтральный статус, поэтому Москва просит найти другую площадку для проведения следующей сессии Конституционного комитета.

Израиль не отступит в Сирии и готов превратить Дамаск в новые руины

Кроме того, он заявил, что пришла пора свертывать действовавший под эгидой ООН трансграничный механизм гуманитарной помощи мятежным районам Сирии: «Наверное, настало время, чтобы вся помощь, которая предоставляется международным сообществом, шла на законных основаниях через территорию Сирии, через Дамаск. Это позиция РФ на данный момент».

О позиции Турции в сирийском вопросе haqqin.az подробно рассказывал неоднократно, повторяться нет смысла, стоит только подчеркнуть, что решение на проведении Анкарой спецоперации уже состоялось, она обязательно пройдет в формате, который запланирован турецкой стороной.

Словом, прежней Сирии, существовавшей в известной системе координат и являвшейся итогом договорных балансов, больше нет. Нужно создавать новые – а это всегда процесс болезненный. Израильтяне уже заявили, что готовы бомбить резиденцию Башара Асада, чтобы сделать его более сговорчивым. Но сам Асад решает не так уж и много, тут вопрос, который могут решить только его координаторы в Тегеране. И тут все зависит от того, как проведет переговоры с ним Анкара.