Эрдоган и Алиев едут в Самарканд не только с Путиным поговорить новая геополитика

Айдын Керимов, автор haqqin.az

Сегодня, 15 сентября, Реджеп Эрдоган и Ильхам Алиев прибудут в Самарканд, чтобы принять участие в работе саммита Шанхайской организации сотрудничества. Анкара и Баку уже долгие годы присматриваются к ШОС, в которой имеют статус «партнера по диалогу», для соблюдения баланса своей внешней политики. Однако, турецкие и азербайджанские представители высокого уровня никогда не посещали ни одно из заседаний ШОС.

Ряд экспертов, особенно российских, объясняют решение Эрдогана прибыть в Самарканд для личного участия в саммите ШОС с необычайной простотой – дескать, это его Владимир Путин пригласил, а так бы он, конечно, не приехал.

Однако все же причины участия Эрдогана, как и Алиева в саммите Шанхайской организации сотрудничества гораздо глубже, а с Путиным они всегда могут и по телефону поговорить

Турецкому президенту, разумеется, есть, что обсудить с российским коллегой – хотя бы военно-политический кризис на границе Азербайджана с Арменией. Анкара уже заявила, что активные боевые действия, которые по оценке подавляющего большинства экспертов, призваны расчистить путь для пресловутого «Зангезурского коридора», станут одним из главных предметов на переговорах Путина с Эрдоганом. А в свою очередь армянский премьер-министр Никол Пашинян, столкнувшись с неожиданным всплеском активных боевых действий, которые переросли во внутриполитический кризис, в последний момент отказался от участия на саммите. Судьба самого Пашиняна повисла на волоске.

Однако все же причины участия Эрдогана, как и Алиева в саммите Шанхайской организации сотрудничества гораздо глубже, а с Путиным они всегда могут и по телефону поговорить. Эрдоган – это один из немногих мировых лидеров, кто глубоко чувствует актуальную международную повестку. И если он решил на каком-то мероприятии побывать – значит, он почувствовал перспективу и возможную стратегическую выгоду. И решил оценить ее лично.

Еще в 2013 году, будучи премьер-министром, Эрдоган заявил: «Если мы попадем в ШОС, мы попрощаемся с Европейским союзом. Но «Шанхайская пятерка» (как тогда называлась ШОСИ.Н) лучше – она гораздо мощнее». И в том же году Анкара получила партнера по диалогу в этой организации.

Потом – были смутные времена как для Турции, так и для ШОС. В 2016 Эрдоган вновь заявил, что «Турция должна в первую очередь чувствовать себя спокойно в отношении ЕС и не зацикливаться на вступлении в него. Кто-то может критиковать меня, но я выражаю свое мнение. Например, я сказал: «Почему бы Турции не быть в «Шанхайской пятерке»?»

У Эрдогана и Алиева появился реальный шанс укрепить роль своих стран в качестве экономического и политического моста между европейскими рынками и Азиатско-Тихоокеанским регионом, на который, по оценкам экспертов, к 2030 году будет приходиться 70% мирового ВВП

Но и тогда эта идея была лишь одной из альтернатив, которая, думаю, слишком серьезно турецким руководством не рассматривалась. Да и ШОС, откровенно говоря, переживала не лучшие времена, поскольку организация тогда проходила период становления и преодоления внутренних противоречий, решая главный вопрос: «Кем ей быть завтра? Противостоять Западу или сосредоточиться на экономических вопросах?»

Сомнения Турции и неопределенность внутри ШОС могли бы продолжаться сколько угодно долго, если бы не стремительные изменения, которые переживает мир в последние годы. Изменения, полностью меняющие привычный мировой порядок и создающие для всех международных игроков новые вызовы, меняющие старые правила игры на «Великой шахматной доске».

Время для принятия решений сужается как шагреневая кожа. К тому же, рост экономики Турции и Азербайджана, что бы про это не говорили и как бы это не оценивали, требует освоения новых рынков и новой логистики. В этом отношении ШОС и его инструменты открывают для Анкары и Баку новые экономические перспективы.

В свою очередь и ШОС, если Турция и Азербайджан активизируют свою работу в этой Организации, получит немалую выгоду. «Тюркские тигры» не только смогут значительно увеличить свой международный «вес» и повысить собственную экономическую устойчивость, с учетом экономического потенциала и политического веса. Но и получат новые импульсы для развития, учитывая активность Анкары на мировой, а Баку – на региональной арене. Успехи Анкары, а в последнее время и Баку, по взаимовыгодному продвижению своих проектов в ряде государств Центральной Азии, в частности в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане – яркое тому подтверждение.

ШОС переживает сейчас новый этап экономической активности с опорой на лидеров Центральной Азии – Казахстан и Узбекистан. Вчерашние проекты, существовавшие только на бумаге, сегодня приобретают реальные очертания. И участие в них Анкары и Баку способно принести Турции и Азербайджану долгосрочные дивиденды. У Эрдогана и Алиева появился реальный шанс укрепить роль своих стран в качестве экономического и политического моста между европейскими рынками и Азиатско-Тихоокеанским регионом, на который, по оценкам экспертов, к 2030 году будет приходиться 70% мирового ВВП. И они наверняка постараются этим воспользоваться. А ШОС от этого только выиграет.