Полмиллиона российских солдат в Украине: где взять патроны, еду, технику и обмундирование? главная тема

Юлия Медведева, Москва, специально для haqqin.az

По России летят повестки, частично мобилизованных поднимают ночами и, под слезы жен и матерей, спешно отправляют на пункты сбора. Власти требуют от работодателей составлять списки тех, кто подлежит мобилизации, а граждане пытаются выяснить, попадают ли они под призыв. И нет ли возможности его избежать…

Энтузиазма и «патриотического подъема» нет нигде, разве что только у высокопоставленных чиновников и их обслуги – совершенно отмороженных ура-патриотов вкупе с пропагандистами. Да и не может быть, поскольку власть цинично разорвала основной договор между российской властью и обществом.

Спустя десятилетия в России нарушен общественный договор

«Ты не лезешь в политику – мы тебя не трогаем», – вот краткая суть этого договора. Трогали, на самом деле, да еще как трогали – но на войну не отправляли. Большинство населения это вполне устраивало, поскольку за последние годы народ научился существовать параллельно художествам властей, стараясь как можно меньше с ними соприкасаться. Живете там у себя в Кремле или в Москве – и живите. Играете в свои внешнеполитические игры – и играйте. Россияне платили какие-то налоги, но никто особо не вмешивался в их повседневную жизнь.

И, главное, не требовал жертвовать жизнями. Это было уделом контрактников Министерства обороны и вагнеровцев – но это был личный выбор этих людей. Остальных это касалось только в той части, что, запасшись пивом, они могли смотреть по телевизору репортажи о «победах русского чудо-оружия» в Сирии и Центральной Африке. Большинству россиян не за что было воевать в чужих странах. Разве что за хорошие деньги – так кто хотел их зарабатывать, тот в горячие точки и ехал. Остальные сидели дома. И жили нормальной, по российским меркам, жизнью.

20 сентября – вот любит российский правитель двадцатые числа – все в одночасье изменилось. От «боления за наших» власти перешли к принуждению населения «умирать за идеалы». Не удосужившись, впрочем, объяснить, в чем они, эти идеалы заключаются. Ведь даже цели «невойны с Украиной» они так за семь месяцев сформулировать не смогли, так что мотивов у россиян с пением «Вставай, страна огромная» идти в окопы – нет никаких.

Россияне платили какие-то налоги, но никто особо не вмешивался в их повседневную жизнь. И, главное, не требовал жертвовать жизнями. Это было уделом контрактников Министерства обороны и вагнеровцев – но это был личный выбор этих людей

Мобилизация – это не просто людей собрать

20 сентября произошло два очень важных события. Был подписан указ о мобилизации и проведено первое (!) с начала боевых действий совещание президента с руководством российского военно-промышленного комплекса. Причем, не совсем понятно, что за чем последовало, но теперь для России это уже и не важно, поскольку было принято уникальное, не побоюсь этого слова – фантастическое решение: мобилизацию людей проводим, а мобилизацию экономики – нет.

Как такое возможно – здравомыслящему человеку не понять. Мобилизация – это не просто людей собрать, это выполнение целого ряда обязательных условий. Нет никакого смысла гнать людей в армейские ряды, если ты не способен опережающим темпом наращивать производство военной продукции.

А здесь полный завал. Сегодняшний российский ВПК с трудом вытягивает 10-15 процентов текущих потребностей. Самый примитивный пример – производство патронов. Как их увеличить? Развернуть в каждой мастерской патронный цех? А где взять столько мастерских? Как обеспечить их латунью, порохом, капсюлями, где отливать пули? Где брать станки для этих мастерских, да и есть ли они, эти станки?

И это если говорить только о самой примитивной военной продукции. А где выпускать недостающие высокотехнологичные изделия. Но ведь мобилизация при таком сценарии – это просто набор в пушечное мясо на остатках запасов армейских складов. А когда они подойдут к концу, то что?

Сегодняшний российский ВПК с трудом вытягивает 10-15 процентов текущих потребностей. Самый примитивный пример – производство патронов. Как их увеличить?

Мобилизация – экстренная. Что на практике означает, что нет предусмотренных на нее денег в бюджете, нет готовых мест в военных учебных центрах, нет запаса одежды для мобилизованных, нет планов по обеспечению их питанием, не просчитана логистика. И теперь попробуем подсчитать, во что она обойдется российской казне.

Военный комиссар Якутии сказал, что мобилизованные будут получать около 3500 долларов в месяц. Умножаем на 300 тысяч, подлежащих призыву – получаем один миллиард 50 миллионов долларов ежемесячных выплат.

Каждому призванному полагается экипировка. Одежда, обувь, бронежилет. Предположим, что государство потратит хотя бы 500 долларов на каждого. В итоге – $150 миллионов.

А ведь солдата еще и кормить нужно. По действующим нормам – на примерно пять долларов. Это примерно миллион 534 тысячи долларов в день или примерно 46 миллионов долларов ежемесячно. По самым грубым подсчетам получается, что три месяца содержания российских мобилизованных обойдется бюджету в 3,5 миллиарда долларов. И это не считая оружия, транспорта, расходов на лечение и других сопутствующих расходов. Откуда деньги?

Мечты и российская реальность

Поэтому уже сейчас можно ожидать, что связанные с «частичной мобилизацией» планы Кремля обречены утонуть в извечном бардаке. Что уже сейчас и начинает происходить, судя по информации, поступающей из России.

Военкоматы не справляются с поставленными планами, а потому берут всех, до кого могут дотянуться – и 25-летних, и 50-летних. Медицинские осмотры по месту призыва не проводятся. Горячее питание на пунктах сбора не организовано. В качестве паллиатива в ряде мест призывникам предлагается взять продукты с собой, а в Совете Федерации одной сенаторихой, простите, но иначе эту дамочку назвать не могу, внесено предложение сократить список болезней, по которым дается отсрочка от призыва на военную службу. То есть – грести будут всех – лишь бы план закрыть.

Худо-бедно, но у 200-тысячной российской группировки уже сложилась какая-то логистика, как-то налажено снабжение. А теперь к ним добавятся, пусть и не сразу, еще 300 тысяч, которые будут дополнительно расходовать боеприпасы, технику, да ту же еду

Платить обещанное либо никто не будет, либо будут платить минимально, урезая суммы, как только возможно. Питание – заставят «добровольно» заниматься этим частные компании на безвозмездной основе. О качестве этих продуктов и говорить не хочется. Соберут по складам, что завалялось из одежды – и вперед на передовую, в зиму. Если на всех хватит бронежилетов и касок – будет удивительно. Скорее всего, придется приобретать через родственников и земляков, как с февраля уже происходило.

И, вдобавок ко всему, власти яростно опровергают заявления о том, что в «секретном» седьмом пункте указа о частичной мобилизации содержатся данные о призыве миллиона человек. Но рассекречивать содержание этого пункта не стали. В общем, предлагают поверить на слово. Что, с учетом репутации властей, еще две недели назад твердивших о фейковости слухов о мобилизации, сделать крайне проблематично.

Но самое забавное в этой истории то, что мобилизация не имеет сколько-нибудь внятного военного смысла. И парадоксальным это кажется только на первый взгляд. Худо-бедно, но у 200-тысячной российской группировки уже сложилась какая-то логистика, как-то налажено снабжение. А теперь к ним добавятся, пусть и не сразу, еще 300 тысяч, которые будут дополнительно расходовать боеприпасы, технику, да ту же еду.

Умение российских военных в логистике мы уже видели. И более чем двукратное увеличение российской группировки вполне может оказаться для нее непосильным бременем. Но об этом российские власти не думают. Они вообще мало о чем думают после вторжения в Украину. Но это – уже другая история…