Как Эрдогану спасти Россию главная тема

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Сенсацией уходящей недели стало предложение российского президента своему турецкому коллеге построить в Турции газопровод для экспорта в Европу. Газовый хаб в Турции мог бы стать площадкой для образования рыночной цены на «голубое топливо», заявил Владимир Путин на переговорах с Реджепом Тайипом Эрдоганом в Астане.

Путин решил пустить Эрдогана в «святая святых» – именно так выглядит предложение Владимира Путина о том, что «Россия готова поделиться управлением своими обширными газовыми ресурсами с Турцией».

Путин, говоря о газовом хабе в Турции, должен принять ситуацию, при которой Анкара будет определять, сколько и по какой цене она продаст Европе российского газа

Российский лидер сейчас занимается тем, чем занимаются все банкиры, понимая, что их банк вот-вот объявит о банкротстве. Выводит активы, пытаясь разбросать их, не считаясь с потерями. Рассчитывая, что сохранит хоть что-то, поскольку в качестве альтернативы – потерять все.

Проблема только в том, что если протянуть еще две, три, четыре, да хоть десять ниток газопроводов через территорию какой-либо страны, то это не приведет к превращению ее в газовый хаб. Та просто усиливается как страна-транзитер. Хаб – это про другое. Это про центр формирования ценообразования и продаж.

То есть Путин, говоря о газовом хабе в Турции, должен принять ситуацию, при которой Анкара будет определять, сколько и по какой цене она продаст Европе российский газ. А Москва согласится с этим и будет дожидаться, когда турки получат платежи от европейских покупателей и уже из них рассчитаются с Россией. И только так, по-другому это не работает. Готова ли Турция к подобной схеме – большой вопрос, ведь это намного серьезнее, чем просто получать транзитные отчисления. Точно такой же, как и готовность России к данной схеме, передавая Анкаре все свои энергетические возможности на южном направлении.

Перед нами интрига, которая захватывает дух. По сути, Москва отказывается от концепции «энергетической сверхдержавы» и готова делегировать часть ее полномочий стране, которая никогда, подчеркну, никогда не демонстрировала Кремлю свою безоговорочную лояльность.

Ниши взаимодействия – это было всегда, но не более того. А сейчас Кремль предлагает Анкаре вместе с ним безрассудно броситься в очередную авантюру, чтобы наполнить российский бюджет и сохранить доли на газовом рынке.

Вполне ожидаемый вопрос: а вот Анкаре это надо? И тут ведь сразу возникает вопрос – потребность в российском газе из Турции может в одночасье исчезнуть. Останутся лишь трубы на морском дне как памятник неадекватности тех, кто их прокладывал. Это еще не спрашивая про то, откуда деньги на это циклопическое сооружение у страны, которая воюет со всем миром и грозит всем своим ядерным потенциалом?

Внешне все выглядит достаточно просто и решаемо. Южный, а затем и Турецкий потоки задумывались вдвое мощнее нынешнего куцего огрызка. То есть бросай две трубы, параллельные двум уже имеющимся – и начинай качать, да деньги складывать. Но тут-то и начинается для Кремля «все не так просто и однозначно». В Москве-то считают, что на такой «кусок сыра» турки обязательно поведутся. И просто вынуждены будут сработать на российскую сторону.

Но прийти на восточный базар и попытаться обмануть торговца – это, нужно сказать, высокое искусство, которое Кремль не имеет, что мы уже видели в декабре 2014 года после того, как история с Южным потоком подошла к финалу.

Примитивный развод в стиле «Кручу-верчу-обмануть хочу» вызвал саркастическую ухмылку в Анкаре, которая сказала примерно следующее: вы хотите поиграть? Что ж давайте попробуем. Турки дадут свое согласие на предложение Путина, но при двух условиях. Во-первых, все затраты Москва возьмет на себя. Во-вторых, при любых раскладах Россия останется младшим партнером, то есть будет получать минимум от этой схемы.

Сегодня Путин просит об условиях, на которых Эрдоган согласится спасти хотя бы часть «Газпрома». И теперь именно турецкий президент будет решать, на каких таких условиях ему спасать энергетическую державу…