Тайник в бакинской квартире Гургена Маркаряна 100 лет - человек-эпоха

Эльмира Ахундова, народный писатель Азербайджана, специально для haqqin.az

В 2023 году исполнится сто лет со дня рождения выдающегося азербайджанца, основателя Третьей Азербайджанской Республики Гейдара Алиева. Редакция haqqin.az приняла решение открыть новую рубрику – «100 лет – человек-эпоха». Автор рубрики – близкий друг нашей редакции, посол Азербайджана в Украине, известный публицист Эльмира Ахундова.

На протяжении 20 лет Э.Ахундова проводила титаническую работу во многих городах бывшего СССР, встретившись и побеседовав с сотнями известных государственных, политических и общественных деятелей, знавших Гейдара Алиева лично и работавших с ним вместе на протяжении десятилетий. Э.Ахундову смело можно назвать автором энциклопедии о Гейдаре Алиеве, эти беседы вошли в многочисленные бесценные книги автора. Но публицисту не удалось в силу множества ограничений включить все беседы в свои произведения. Осталось много неопубликованных интервью.

В рубрике, посвященной столетию Гейдара Алиева, мы представим читателям haqqin.az собранный Ахундовой бесценный исторический материал. Ведь многие собеседники публициста ушли на покой или в мир иной…

В предыдущих выпусках мы представили вашему вниманию беседы с начальником 5-го управления КГБ СССР, первым заместителем председателя КГБ СССР Филиппом Денисовичем Бобковым, с высокопоставленным представителем КГБ СССР, экс-замминистра иностранных дел Азербайджана (с 1989 по 2001 гг.) Альбертом Саламовымруководителем личной охраны Л.И.Брежнева и М.С.Горбачева, генерал-майором КГБ Владимиром Медведевымчленом ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР, известным диссидентом Роем Медведевымвысокопоставленными сотрудниками КГБ Азербайджана: начальниками отделов Джаббаром Бегляровым и Рамизом Мамедзадес начальником КГБ Нагорно-Карабахской Автономной области Дмитрием Быстровымдочерью Гейдара Алиева - Севиль Алиевой.

30 октября мы представили вашему вниманию вторую часть беседы с почетным сотрудником Госбезопасности СССР, ветераном Вооруженных сил СССР, полковником Акрамом Селимзаде. Мы продолжаем публикацию захватывающих воспоминаний одного из соратников Гейдара Алиева в КГБ Азербайджанской ССР.

«Дело бриллиантов Маркаряна»

В начале 70-х годов в Азербайджане была раскрыта международная преступная группа, занимавшаяся валютными операциями, а также контрабандой золота и драгоценностей. В числе членов группы были армяне, в том числе и из зарубежной диаспоры. Цепочку контрабандистов «замыкал» на себя один из подпольных миллионеров-цеховщиков Гурген Маркарян. Впрочем, обо всем по порядку.

Согласно указу Верховного Совета СССР от 1961 года, дела в отношении лиц, которые в процессе осуществления валютных операций имели контакты с иностранцами, реализовывая валюту или покупая ее через граждан других государств, расследовались органами КГБ. Одно из таких дел было поручено мне.

Помню, Гейдар Алиевич пригласил нас в ЦК. Мы привезли ему для осмотра ценности, изъятые в ходе одного уголовного дела. Я остался в приемной, а зампредседателя КГБ зашел в кабинет. Не прошло и трех минут, как меня позвали к первому секретарю.

- Ну, Акрам, - сказал Гейдар Алиевич, - расскажи об этих ценностях.

Там были три редчайших золотых брелка, Гейдар Алиевич обратил внимание в первую очередь на них.

- Таких брелков я до сих пор не видел. Что это за чудо-брелки?

На брелках были отчеканены золотые медали с изображением австрийского императора Франца-Иосифа. Были в коллекции и дорогие кольца с бриллиантами по три, по четыре карата. Я неплохо разбирался в бриллиантах и дал подробную информацию. Гейдар Алиевич осмотрел все ценности и спросил, сколько же все это стоит. Я ему назвал государственные цены и цены на черном рынке.

Акрам Селимзаде в своем рабочем кабинете

...У нас имелись сведения, что бакинец по фамилии Дикермахер занимается крупной контрабандой золота и драгоценностей. Для ареста Дикермахера мы с полковником Банцеревым вылетели в Одессу. Туда из Франции должен был прибыть теплоход под названием «Аусонио», и одна из пассажирок этого теплохода, армянка Мари-Элизабет Ереванян-Керопян, приехала для получения контрабандных ценностей. Муж отправил ее в рискованное путешествие одну. Причем эта женщина оставила дома грудного ребенка, которому не исполнилось даже месяца.

Предварительно Керопян дала зашифрованную телеграмму в Баку, что прибывает такого-то числа, порт Одесса, теплоход «Аусонио». Яков Дикермахер вылетел в Одессу, а вслед за ним - мы.

Яков передал Керопян один килограмм двести граммов промышленной платины и 45 тысяч рублей крупными купюрами. По тем временам это было целое состояние. Дикермахера мы тут же взяли и отвезли в КГБ, а за женщиной началось усиленное наблюдение. Взяли мы ее при попытке сесть на судно, так как это уже считалось территорией иностранного государства. На нашей территории мы ее не трогали, потому что в таком случае не было бы факта контрабанды, ведь контрабанда — это вывоз ценностей за границу. При осмотре багажа нашли платину, 45 тысяч рублей. Тут же посадили ее в машину, привезли в КГБ.

Я допросил Элизабет Керопян.

- Откуда у вас эти ценности?

Она ответила, что их ей передал Дикермахер.

Я показал ей 81 статью, часть 2 («Вывоз валютных ценностей в особо крупных размерах») и заявил, что за это преступление ее могут осудить на большой срок. А у нее дома грудной ребенок. Поэтому единственный выход, если она честно обо всем расскажет.

В результате она «заложила» Дикермахера с потрохами. Тот частично ее показания подтвердил.

Их привезли в Баку. И тут пошли аресты, один за другим.

В процессе следствия Элизабет Керопян показала, что в настоящее время они с мужем и тремя детьми живут в Марселе. Ранее она жила в Баку, где и вышла замуж за Мартироса Керопяна. Муж занимался спекуляцией, скупал и перепродавал золотые изделия, бриллианты, иностранную валюту. Уезжая из СССР, они сохранили связи. В частности, с тем же Дикермахером, с которым Мартирос когда-то вместе работал. В октябре 1970 года перед выездом во Францию на постоянное жительство Керопян оставил Дикермахеру для дальнейших операций 1200 граммов платины и 51 тысячу рублей. Через Керопяна Дикермахер наладил постоянную связь с его родственниками-армянами, контрабандистами из Ливана Александряном и Атамяном, и по этим каналам в Баку стало поступать золото в виде толстых золотых цепочек длиной по 2-3 метра. «Товар» оплачивался советскими деньгами и промышленной платиной. А закупал цепи некий армянин по кличке Арч – Медведь. Женщина видела его однажды, еще живя в Баку.

Спецоперацию провели в Одессе, где все и собрались

Мы по своим каналам стали искать этого Арча. Выяснилось, что настоящее его имя Маркарян Гурген Авакович, он директор Сумгаитской трикотажной фабрики, подпольный мультимиллионер.

Было принято решение арестовать его. Прямые доказательства против него имелись, да и Элизабет Керопян опознала его по фотографиям. Поехали с несколькими сотрудниками в Сумгаит. Зашли в райотдел, оттуда позвонили Маркаряну на фабрику. Трубку снял он сам.

- Здравствуйте, - говорю, - скажите, вы можете принять большой заказ на изготовление медицинских халатов? Нам нужно очень большое количество, где-то в пределах тысячи штук.

- Пожалуйста, я на работе, буду вас ждать.

Приехали к нему. Я предъявил постановление на обыск квартиры и служебного помещения, а также на его арест.

Пригласили понятых, его же работниц, русских девушек.

- Какая у вас зарплата? – спросил я у одной из них.

- Сорок пять рублей.

- Взгляните, пожалуйста, в бумажнике вашего директора 1800 рублей на мелкие расходы.

- Зачем вы меня позорите перед моими работницами? - возмутился Маркарян.

В общем, провели обыск, ничего, кроме этого портмоне, не нашли. Передали фабрику под управление главного бухгалтера, а Маркаряна привезли в КГБ. Идем ко мне в кабинет, он в коридоре говорит:

- Товарищ Селимзаде, можно вас на минутку?

- Слушаю вас.

- Буду содержать вас всю жизнь, только отпустите меня.

- Я не проститутка, чтобы ты меня содержал! – возмутился я.

А в его квартире в это время шел обыск. Проводил его Никита Тимофеевич Дубровин, в то время он был оперативником 2-го отдела.

Гейдар Алиевич предупредил меня, чтобы я после операции доложил о результатах. Он очень заинтересовался этим делом и постоянно держал руку на пульсе. Во время обыска в квартире Арча нашли бриллианты, ювелирные изделия, списки тех, кто ему должен деньги и т.д. Но до основных ценностей пока не добрались.

В советское время бриллианты и золото прятали в тайниках

Во время допроса Маркарян продолжал ныть:

Товарищ Селимзаде, у меня рак горла, не губите меня, не арестовывайте.

- Ты совершил такие преступления, Арч, что за них придется отвечать. Знаешь, сколько советских денег уплыло за границу?

- Ара, я не знал. Приносили мне, я брал.

- У тебя дома обыск. Скажи честно, где ты хранишь драгоценности?

- Дома.

- Где конкретно? Имей в виду, Арч, ты говоришь: «Дома», я так и запишу, но это будет свидетельствовать о твоей неискренности, за это наказание будет серьезней. Твоя статья предусматривает наказание вплоть до расстрела.

- В шкафу да лежат, на кухне. Зачем со мной играете, что я, не понимаю?

Я не спеша записываю его показания. Потом по внутреннему телефону вызываю другого следователя, а сам выхожу в соседний кабинет и звоню Дубровину.

- Никита, к шкафу на кухне внимательно приглядись.

Через полчаса Никита звонит:

- Акрам, здесь такой тайник! Сотни колец.

В верхней части кухонного шкафа оказалась планка с выемкой, куда были спрятаны 220 колец. Короче, нашли у него дома бриллианты, алмазы, обручальные кольца, дорогую импортную технику, шубы.

Два дня шел обыск.

Когда принесли протокол обыска, я дал указание установить людей, которые числились в списке. Стали по одному приглашать их на допрос:

- Сколько ты должен Гургену?

- Нисколько.

- Ты должен ему 10 тысяч рублей, чтобы через час деньги были здесь.

- Откуда вы знаете?

- Откуда я могу знать? Гурген у нас сидит.

Изъяли огромное количество денег!

Потом полетели в Ереван, где жил брат Маркаряна. И у него ценности изъяли килограммами. Две маркаряновские дочки бриллиантами обвешаны. Денег-то много, а девать некуда. Вот он и превращал их в золото.

- Откуда это золото? - спрашиваю у Маркаряна.

- Ара, из Ливана да, армяне привозили. Золото я килограммами взвешивал в ювелирном магазине на улице Низами, там у меня знакомый Юнус Агакули оглы.

Пошли аресты. Арестовали восемь ювелиров, изъяли большое количество драгоценностей. В числе арестованных был заведующий отделом золотого цеха магазина «Зумруд». Они все были связаны одной цепочкой и во всем признались.

Чтобы расплачиваться с контрабандистами, Арч наладил из «левого» сырья «левое» производство, а рабочим платил наличными. Частное предпринимательство на государственном предприятии приносило ему крупные доходы. Кстати, когда проверили его личное дело, то выяснилось, что такого человека нельзя на пушечный выстрел допускать к руководящей должности в сфере материального производства. Еще в годы Великой Отечественной войны, когда советские люди проливали кровь на фронтах, Гурген был осужден на 5 лет за неблаговидные дела в тылу.

Мы проинформировали ЦК, Гейдара Алиевича, что арестован Гурген Маркарян, который связан с ливанскими контрабандистами. Более того, у нас есть данные, что они недавно выехали из Баку и, предположительно, еще могут находиться на территории СССР.

«Дело бриллиантов» прогремело на весь Баку

Позвонили в Брест, дали ориентировку на этих ливанских армян-контрабандистов и попросили проверить, нет ли каких-либо сигналов. Из Бреста ответили, что в тайнике, обнаруженном в туалете вагона «Москва-Париж», в котором ехали Александрян и Атамян, изъято почти 50 тысяч рублей. Ливанцы были допрошены, однако не признались, что деньги принадлежат им. Деньги как бесхозные были конфискованы, а армян пришлось отпустить, и они беспрепятственно пересекли границу. Жаль, конечно, что цепочка оборвалась. Мы попросили брестских коллег прислать нам конфискованные деньги как вещественное доказательство.

По завершении следствия Гейдар Алиевич предложил организовать выставку конфискованных драгоценностей. Просмотр устроили в КГБ, в бывшем кабинете Гамбая Мамедова. Это был большой светлый кабинет. Устлали столы черным бархатом и разложили бриллианты в россыпи. Было там одно кольцо с бриллиантом весом в 11 каратов, так его оценили в 320 тысяч рублей. Это по тем-то, советским, деньгам! Самый маленький камень был в 1 карат. Бриллиантов было изъято несколько сот каратов, большое количество золотых царских червонцев, золотых фунтов стерлингов, около 50 килограммов, а то и больше, различных монет.

Вторым секретарем ЦК в то время работал Юрий Пугачев, большой любитель антиквариата. Он специально посылал людей по комиссионным магазинам, и те покупали старинные вещи.

Помню, пришли Гейдар Алиевич, Пугачев, несколько заведующих отделами ЦК, генеральный прокурор, министр внутренних дел. От КГБ присутствовали Красильников, Билеченко, я, следователь Саша Арутюнов и Аркадий Назарли.

Я вышел из кабинета, неудобно все же - столько начальства. И вдруг Гейдар Алиевич позвал меня:

- Акрам, иди сюда. Иди, иди, рассказывай, ты ведь у нас специалист по этим вопросам.

Взял в руки одно кольцо и спрашивает:

- Сколько оно стоит?

- Гейдар Алиевич, специалисты-эксперты оценили его в 26 тысяч рублей.

- Это стоит 26 тысяч?!

- Да. А это кольцо, Гейдар Алиевич, стоит 320 тысяч.

И пошло это кольцо по рукам. У Пугачева прямо руки задрожали. Еще бы - камень в 11 каратов, сверкает вовсю! Когда они все просмотрели, Гейдар Алиевич сказал:

- Вот, товарищи руководители, видите, чем занимаются здесь у нас под носом отдельные лица, работающие в системе цехового производства. Расхищают государственное добро, превращают это в мертвый капитал. Спасибо сотрудникам КГБ, что сумели пресечь этот канал. Молодцы!

Гейдар Алиевич был очень доволен. Он получил большое удовольствие от посещения выставки и, главное, от того, что государству было возвращено столько ценностей.

Следствие по делу шло три месяца. Муж Элизабет Керопян в Париже обратился к послу СССР с просьбой оказать содействие в освобождении жены. Заявил, что они признают свою вину, и просил ее помиловать, так как у нее грудной ребенок, она оставила во Франции троих детей. Из Москвы для беседы с Керопян специально приезжал посол Франции.

Мы доложили обо всем руководству. Гейдар Алиевич попросил судебные органы проявить гуманность, и судья прямо в зале судебного заседания освободил Элизабет Керопян как мать троих детей, как женщину, которая с первого дня оказывала следствию активную помощь в раскрытии преступления. Ее отправили самолетом в Москву, а оттуда - за границу.

Всех остальных, конечно, осудили по советским законам.

Маркаряну и Дикермахеру дали по 12 лет. Ювелиры получили по четыре, по пять лет лишения свободы.

В зале суда сидело много армян, родственников Маркаряна. Они смотрели на него с гордостью и обожанием:

- Смотрите, какой Арч человек, три часа выступает!

Он действительно разглагольствовал на суде как записной адвокат. И все на следователя, то есть на меня, жаловался, дескать, следил я за ним, людей к нему подсылал. Артист был!