Протестующие переворачивают Иран. Удержится ли Хаменеи? Реза Талеби комментирует для haqqin.az

Записал: Джейхун Наджафов, собкор

Вот уже третий месяц Иран сотрясают акции протестов, начавшиеся с убийства полицией нравов 22-летней Махсы Амини за «неправильный хиджаб». В эти дни демонстрации под лозунгами «Смерть диктатору», «Женщина, Жизнь, Свобода», «Клянусь кровью моих товарищей, мы будем стоять до конца» прошли в Тегеране, Исфахане, Ширазе, Зенджане, Санандадже, Сардаште, Араке, Алигудерзе, Боджонорде, каспийском портовом городе Анзали, Кирмане, Ноушехре, Карадже, Астаре, Захедане, в священном для шиитов Куме и других городах.

Все началось с убийства полицией нравов 22-летней Махсы Амини

В городе Решт отряды ополчения «Басидж» и сотрудники спецслужбы «Сепах» применили дубинки и слезоточивый газ против группы сбросивших чадру певших и танцевавших женщин. Как сообщил агентству IRNA начальник полиции Решта Махмуд Хафизи, 20-летняя девушка получила ранение в голову и была помещена в отделение реанимации местной больницы. Танцы на улицах без хиджаба стали одной из форм выражения несогласия с репрессивными законами Исламской Республики.

Сидячие забастовки проходят в университетах Тегерана, Мешхеда, Шираза, Сенендеджа и др. Протестующие в Бендер-Аббасе, Мараге, Рамсаре, Фуладшехре и Алванде, применив "коктейли Молотова", сожгли все баннеры с портретами Хомейни, Хаменеи и Касема Сулеймани.

К расширяющемуся общенациональному забастовочному движению присоединились и рабочие Кирманского сталелитейного завода, что на юго-востоке ИРИ. В Тегеране сотрудницы столичного метрополитена вышли на работу без хиджаба. Траурные церемонии, посвященные дням памяти убитых демонстрантов, таких как азербайджанская поэтесса Хадис Наджафи, студент Мухаммад Гасан Туркман из Шахиншахра, Джавад Хейдари из Казвина, превратились в массовые акции протеста и сопровождались столкновениями с полицией.

Азербайджанка Хадис Наджафи – одна из жертв произвола иранской полиции и силовиков

Во всех иранских городах молодежь демонстративно сжигает религиозное одеяние мулл, на улицах с голов мулл срывают чалмы. Ненависть общества к священнослужителям настолько велика, что многие муллы предпочитают вообще не появляться на улицах. Сейчас в Иране любая причастность к власти оценивается как постыдная и порочная связь. В восточноазербайджанском городе Кудс возмущенные жестокостью силовиков люди избили главу мечети, представителя Хаменеи Ходжат-уль-ислама Амирхана.

Постепенно меняются настроения и в среде священнослужителей. Так, с сенсационным призывом выступил имам мечети города Захедан Молави Абдулхамид, который призвал власти провести под контролем международных наблюдателей референдум по изменению конституции страны. «Проведите референдум и посмотрите, каких изменений хотят люди, прислушайтесь к этим пожеланиям. Нынешняя политика зашла в тупик», – сказал он.

Одновременно усиливается противодействие граждан силовикам. На центральной площади Кума демонстранты облили красной краской огромные баннеры с изображением Хомейни и Хаменеи, изобразив их стоящими по колено в крови. Демонстранты дали отпор отрядам «Басидж», попытавшимся пресечь акцию. То же самое произошло и в приграничных с Азербайджаном городах Астара и Решт, где демонстранты буквально прогнали полицию с площадей.

Отрядам полиции и ополчению «Басидж» стало сложно перемещаться из одного города в другой. В Белуджистане протестующие перекрыли все дороги, в Карадже перевернули и подожгли автобусы сил безопасности. В большинстве городов полиция и «Басидж» передвигаются в автомобилях скорой помощи и машинах для перевозки продуктов.

В городах Хаш, Санандадж, Захедан подожжены штаб-квартиры местного отделения «Басидж» и «Сепах».

С особой жестокостью силы безопасности действовали в азербайджанских провинциях: иранские власти буквально одержимы паническим страхом перед проявлением любого недовольства со стороны азербайджанского населения.

Демонстранты облили краской баннеры с изображением Хомейни и Хаменеи

Вооруженные ножами боевики «Сепах» в гражданской одежде напали на митинговавших студентов университета Шахри-Кудс. Силы безопасности пролетели на вертолете над траурным шествием, посвященном застреленной полицией Хадис Наджафи, забросали скорбящих гранатами со слезоточивым газом.

Депутат иранского парламента от провинции Западный Азербайджан распространил сообщение о побоище, которое устроили «Сепах» и «Басидж» в городе Союгбулаг, где из огнестрельного оружия были убиты шесть демонстрантов.

По данным правозащитников, с начала волны гражданского неповиновения уже убиты 326 участников протестов, среди них 50 детей. Арестованы и подвергнуты пыткам почти 15 тысяч человек, место заключения 1 891 демонстранта полиция держит в тайне.

Известный иранский политолог Реза Талеби в интервью haqqin.az отметил, что проходящие в Иране протесты являются началом антитоталитарной иранской революции. Требования протестного движения состоят в предоставлении демократических свобод: соблюдение прав человека, введение гендерного равноправия, освобождение от засилья мулл во всех сферах жизни, обеспечение прав национальных меньшинств и так далее. Не обязательно, чтобы революция победила за короткое время. Нынешнее протестное движение началось с требования отменить ношение хиджаба, но вскоре трансформировалось в полномасштабный революционный бунт против теократической тоталитарной системы.

По мнению Талеби, в Иране налицо «начало конца» теократического режима

«Всем очевидно, что остановить протесты невозможно, режим может только продлить свою агонию», - сказал Талеби.

По его мнению, Иран сейчас переживает тот же период, через который проходил Азербайджан в начале XX века. Если перечитать статьи Джалила Мамедгулузаде, Сабира в журнале «Молла Насреддин», то в них можно узнать нынешний Иран и выявить те же причины для недовольства: деспотичная власть, бесправие женщин, засилье духовенства и прочее. Идеи о свободном обществе проникают в Иран из внешнего мира, в частности, из Турции. Революционную ситуацию подготовила и длившаяся более 40 лет политика иранского режима по распространению своей диктатуры на Сирию, Ирак, Йемен, Афганистан, Азербайджан и другие страны. Колоссальные средства были брошены на дестабилизацию ситуации внутри других стран, на идеологическую обработку молодежи соседних государств, включая азербайджанскую молодежь, в Куме, а также на создание всякого рода прокси типа Хусейнюн, Хезболла, Аль-Хашд аш-Шааби и др.

Реза Талеби считает, что все страны, которые осознали разрушительную сущность режима аятолл и пострадали от его деструктивной политики, являются соучастниками иранской антитоталитарной революции.

По словам политолога, иранская теократическая система не сможет адаптироваться к реформам. Реформы могут быть в таких странах, как Казахстан, Франция и даже Куба, где после ухода Фиделя Кастро были осуществлены серьезные политические преобразования. Но такие тоталитарные системы, как Виляет-е-Фагих в Иране или Чучхе в Северной Корее, аналогичны национал-социализму фашистской Германии, и реформы внутри этих систем исключены.

Другая проблема – это отсутствие опыта демократии в Иране. Иранцы видят демократию по телевизору и в странах, куда они эмигрировали. Теперь, после 43 лет средневекового мракобесия, иранцы понимают, что без демократической системы страна опять вернется к деспотии. Даже если Хаменеи даст право не носить хиджаб, протесты не прекратятся, потому что иранцы требуют изменить саму парадигму власти.

У иранской революции нет политической организации и лидеров. Внутри страны всех инакомыслящих людей, способных возглавить протестное движение, посадили в тюрьмы. Власти сделали все, чтобы в общественной среде не появились люди с качествами политического лидерства. Но активисты, которые могут возглавить революцию, есть в иранской диаспоре. К примеру, иранская журналистка, писательница, правозащитница, основательница онлайн-движения «Моя скрытая свобода» Масих Алинеджад. В 2021 году ФБР раскрыло заговор иранской разведки, имевший целью похищение активистки. Масих много работает для того, чтобы помочь протестующим. С этой целью она встречалась с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Также в качестве потенциального лидера протестующих называют сына шаха Реза Пехлеви.

«В будущем станет видно, насколько эти политики способны влиять на происходящие внутри Ирана процессы», – сказал Талеби.

По его мнению, в Иране налицо «начало конца» теократического режима. У аятолл напрочь атрофировалось чувство самосохранения, потому что они даже не имитируют какие-то преобразования и полностью полагаются на силовиков. Продлить свое существование режим может, если тем или иным способом избавится от Али Хаменеи, обвинит его во всем том зле, которое творилось в стране за последние 30 лет. После этого режим должен осуществить какие-то «косметические» реформы вроде отмены обязательного хиджаба. Но настроения толпы таковы, что эти приемы с перетасовкой карт едва ли сработают. Протестующие требуют демонтировать систему Вилаят-е-Фагих и отстранить всех, кто причастен к этому режиму. Если власти сделают вид, что ничего не происходит, то система рухнет еще раньше, и тогда членов политической элиты, оставшихся под ее завалами, ждет незавидная участь. В любом случае, считает политолог, даже если КСИР осуществит дворцовый переворот по сценарию наследного принца саудовской монархии Мухаммеда бен Салмана, режим, который существует в Иране с 1979 года, все равно будет ликвидирован.