Веры России у Ирана нет ни на ломаный риал персидские мотивы, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Накануне футбольного матча между сборными Ирана и США в русскоязычном интернете широко разошелся короткий ролик в поддержку иранской команды. Якобы на экране фасада кинотеатра «Октябрь» в центре Москвы разместили видео с надписью на русском и персидском языках «Иран, Россия с тобой!» Позже выяснилось, что ролик был смонтирован.

Российский фейк в одночасье стал официальной позицией Москвы в отношении Тегерана. Все в российско-иранских отношениях на таких же фейках и выстроено. Громкие заявления, не подкрепленные конкретными шагами, иранские БПЛА под маркой российских «Гераней» и иранские бронежилеты для воюющей в Украине российской армии – вот и весь сухой остаток партнерства Москвы и Тегерана. Обратной стороной которого являются нарастающие антироссийские настроения в Иране.

Отношения России с Ираном напоминают вот этот сбитый украинцами фейковый беспилотник «Герань»

Есть в центре иранской столицы площадь Бахарестан. И стоит на той площади памятник в виде большой пушки. Той самой, из которой офицер российской казачьей дивизии Владимир Ляхов расстрелял первый иранский парламент.

История не терпит сослагательного наклонения, но думающие иранцы постоянно задают себе вопрос: «А если бы не расстрелял? Как бы тогда пошла история Ирана? Пришел бы в итоге к власти нынешний муллократический режим?» Помнят они и о другом – о советских танках в Тебризе, когда СССР в 1945–1946 годах попытался отделить от Ирана Южный Азербайджан.

Словом, исторический контекст российско-иранских отношений далеко не благоприятен со времен Стеньки Разина и других казачьих атаманов, при каждом удобном случае с энтузиазмом, при попустительстве царского правительства и под громкие крики «шарпавших», а говоря по-современному – подчистую грабивших иранские земли. В исторической памяти иранского общества что Российская империя, что СССР – такая же часть империалистической угрозы, как США и Британия.

А если бы Ляхов не выстрелил в иранский парламент?..

А если вспомнить «путинские качели», когда политика современной РФ в отношении Ирана колебалась в точном соответствии с колебаниями Запада. А если вспомнить все российские кунштюки и в отношении Бушерской АЭС, и в отношении поставок С-300, когда аванс взяли, комплексы не поставили, и деньги вернуть долгое время отказывались. Да и много еще чего было уже в 2000-х – то становится понятным, что веры Кремлю у иранцев нет ни на ломаный риал. Ни у элит, ни у простых граждан.

Но сейчас Иран выглядит в глазах Москвы идеальным партнером. Z-патриотические каналы, сообщения официальных СМИ рисуют красочную картину непримиримой борьбы Тегерана против империализма с лозунгами «Смерть Америке!» и горящими американскими флагами на демонстрациях, и воспевают опыт иранского режима в преодолении западных санкций. Просто майский день, именины сердца.

И он начинает откровенно подыгрывать Тегерану. Околовластные пропагандисты начинают болеть за сборную Исламской Республики, секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев срочно летит в Тегеран, чтобы поддержать сторонника сотрудничества с Кремлем контр-адмирала Али Шамхани и заявляет о руке иностранных спецслужб в протестах в Иране. А российский президент Владимир Путин с двухлетним опозданием возмущается ликвидацией генерала Касема Сулеймани.

Касема Сулеймани оплакивают в России спустя три года

Проблема Москвы заключается в том, что ее нынешний «разворот к Ирану» начался тогда, когда Исламская Республика столкнулась с тяжелейшим кризисом ее легитимности в глазах самих иранцев. Они сегодня ненавидят не только саму власть, но и тех извне, кто ее поддерживает и помогает ей выжить. А ведь российские заказы делают именно это. Кремль становится союзником не Ирана, а ненавидимого большинством самих иранцев режима.

Такое уже было, когда гнев иранской улицы обрушился на американцев и израильтян, поддерживавших шаха. И пусть даже нынешние волнения будут подавлены – иранцы умеют в саботаж. Когда каждый из них будет делать все возможное, чтобы совместные российско-иранские проекты не состоялись. Там документы попридержать, там гайку не докрутить – а в итоге российский «разворот к Ирану» окончится пшиком.