Замысел Ильхама Алиева статья концептуальная, все еще актуально

Редакционная

В интервью азербайджанским СМИ президент Ильхам Алиев предложил лидерам общественного мнения, учёным, социологам и писателям, сформулировать подходы к поиску новой национальной идеи для Азербайджанской Республики.   

Выборы, как отправная точка

По замыслу Ильхама Алиева, досрочные президентские выборы, которые пройдут спустя считанные дни, должны ознаменовать собой принципиально новый этап в истории страны.   

Общенациональный плебисцит не только подведет итоги 20-летнего правления Ильхама Алиева, приведшего к полному освобождению Карабаха и восстановлению суверенитета, но и станет началом новой эры для страны и нации. Ведь 7 февраля 2024 года президентские выборы впервые в истории будут проходить на всей без исключений территории Азербайджана.

Алиев затронул проблему адаптации под новые вызовы

"Поскольку президентские выборы являются наиболее важными по сравнению со всеми другими, я посчитал, что первые выборы, которые пройдут на всей территории республики, должны быть президентскими, - подчеркнул Ильхам Алиев. - Если бы мы провели выборы вовремя, то есть, в апреле 2025 года, то им предшествовали бы муниципальные выборы. Я посчитал, что это было бы неправильно. Первыми выборами на освобожденных территориях и во всех частях нашей страны должны быть президентские выборы"...  

Развивая мысль главы государства, следует добавить, что смысл проведения досрочных президентских выборов не только в "перезапуске" политического времени, но и в пролонгации действующего системного порядка, обеспечивающего повседневное осуществление власти в Азербайджанской Республике. И хотя порядок этот не идеален, он представляет собой единственный отлаженный и бесперебойно работающий механизм, альтернативой которому могут стать только популистские обещания «нового качества власти с новыми людьми», за которыми, как свидетельствует исторический опыт, открывается дорога в пропасть разрушений и дестабилизации.

Цена переустановки власти

Иллюзорность такого рода обещаний в полной мере проявила себя в сопредельных с нами странах, да и в самом Азербайджане на заре его независимости. Когда после радикальной переустановки периода деформации власти вновь возникал социально-политический уклад, существовавший до момента радикальных потрясений.

Однако в надеждах на «новое качество власти с новыми людьми» выбрасывались на ветер деньги, калечились судьбы политиков и рядовых граждан, обкрадывался средний класс и, главное, терялось драгоценное время. Зато были покровительственные похлопывания по плечу со стороны носителей истинной демократии.

В надеждах на новое качество власти с новыми людьми калечились судьбы целых поколений

Увы, такова на всем постсоветском пространстве цена переустановки власти! 

Ещё одна необходимость сохранения нынешней системы власти в Азербайджане заключается в сложной международной динамике.

После пандемии коронавируса в мире начались процессы, которые, как правило, растягиваются на десятилетия. Усилились механизмы новых способов контроля за повседневной деятельностью отдельных граждан и компаний (цифровизация повысила риски утечек данных и использования в повседневной экономике искусственного интеллекта), истощились основные энергетические ресурсы, возникли новые экономические тренды типа декарбонизации и «зелёной» экономики. Возникают «пузыри» скачков цен на цветные металлы, углеводороды и продовольствие, продолжается  размежевание геополитического пространства Евразии между Российской Федерацией и Евро-Атлантическим блоком.  

Все это требует качественного управления и прогнозирования ситуации.

Менять в условиях повышенной турбулентности систему власти не только рискованно, но и равносильно тому, чтобы добровольно обречь свой народ и государство на перманентную военно-политическую смуту

Другими словами, многое из перечисленного выше, которое все равно всплыло бы в 20-годы XXI века, реактивно ускорилось именно в последние три года. А потому менять в этих условиях повышенной турбулентности систему власти не только рискованно, но и равносильно тому, чтобы добровольно обречь свой народ и государство на перманентную военно-политическую смуту. И хотя подавляющая часть азербайджанцев, как и раньше, делают ставку на Ильхама Алиева, риск дестабилизации по разным векторам существует и для Азербайджана.

А потому досрочные президентские выборы в «турбулентные» 2020-е годы могут значительно облегчить определенные стадии транзитного перехода к более уравновешенному историческому периоду, когда вопросы власти и представительства тех или иных персон можно будет обсуждать на более спокойном и стабильном общественно-политическом фоне.   

Новая общенациональная миссия  

Национальная идея — это, прежде всего, культурный феномен, а во многом адаптация уже известных положений или заимствованных идей, в том числе, из истории мировой культуры и политики. Однако сам процесс формирования образа будущего национального государства невозможен в отсутствии сверхзадачи, которая, по сути, и есть национальная идея.  

Проблема заключается в том, что ее необходимо не только сформулировать, национальная идея обязана еще и вдохновлять…

Уроки истории убеждают, что авторы национальных идей, пытавшиеся сформулировать такую концепцию для своей страны, приходили в итоге к набору технологических путей совершенствования жизни общества и инвидумов к лучшему. Кстати, вовсе не исключено, что в современном мире национальная идея – это набор именно таких положений и технических способов.

Что может заменить системообразующую национальную идею "возвращения Карабаха"?

Но совсем другое дело, когда идея выходит за рамки политтехнологического слогана и становится общенациональной миссией. Именно такой смыслообразующей, системообразующей и вдохновляющей была для каждого азербайджанца идея "карабахского освобождения".

Президент Ильхам Алиев очень точно передал это национальное чувство через призму современной политики:

"...конечно, мы все хотели восстановить нашу территориальную целостность как можно скорее. Однако с исторической точки зрения тридцать лет - не такой уж и большой срок. За этот период в ходе переговорного процесса было выдвинуто множество предложений, и у некоторых могла возникнуть мысль: почему Азербайджан не принимает эти предложения? Ведь на основе этих предложений несколько районов были бы возвращены Азербайджану без какой-либо войны, туда вернулись бы бывшие переселенцы, в то же время, нормализовалась бы ситуация. Почему Азербайджан не соглашается и не примирился с этими предложениями? Конечно, переговорный процесс имел свою стратегию и тактику. И, конечно, мы вели переговоры таким образом, чтобы свести к минимуму внешние давления в достижении наших целей. Однако главным вопросом для меня было то, что это - исторический вопрос, общенациональный вопрос, и здесь не нужно акцентироваться на каком-то достижении, которое может показаться тактически выгодным. Мы должны решить вопрос коренным образом, решить его раз и навсегда, полностью восстановить нашу территориальную целостность и наш суверенитет. В нашей стране не должно оставаться сепаратистского логова и, если нашему поколению не посчастливится это сделать, мы должны вырастить такое молодое поколение, которое сделает это через 20 лет, 30 лет, 50 лет. Вот в этом и заключался главный вопрос. Конечно, нам всем посчастливилось увидеть и пережить эти исторические дни. И эта историческая Победа навсегда останется в истории азербайджанского народа и государства".  

Итак, куда же нам идти дальше?

Существует риск скатиться в какие-то политтехнологические построения, которые на практике сведутся к выработке механизмов поддержки национального образования, национальной культуры, социального уклада…

Но могут ли эти механизмы вдохновить нацию? Это и есть самый большой вопрос!

С помощью каких рычагов и механизмов государство окажется способным внедрить новую идею в общественное сознание?

Концептуально - это вопрос правильного синтеза очевидных, а потому, всем понятных задач. То есть, речь идет о вопросах адаптации под новые вызовы. То есть, «Государство-защитник», достигшее реализации своих главных задач, в бурном потоке XXI века должно стать «Государством благосостояния и сохранения нации".  

Таким образом, национальная идея должна как-то отвечать на необходимость создания в Азербайджане соответствующей среды для "способа производства технологий". Столь глобальный масштаб – вовсе не мегаломания, а вызов времени плюс понимание того, что национальная идея изначально предполагает определенное сверхусилие. Такое же, которое армия и народ Азербайджана осуществили во Вторую Карабахскую войну.

Помимо самой среды развития инноваций, необходимо также создать механизмы, которые позволили бы на первых этапах вести по всему миру поиск инновационных решений, чтобы внедрить и воплотить их в Азербайджане. 

Ещё одним элементом создания подобной среды мог бы стать общественный Совет со статусом совещательного органа для прямых рекомендаций и указаний органам власти - как в регионах страны, так и на уровне столицы и отраслевых министерств. Темами для обсуждения этого Совета, в который должны входить наиболее активные и действенные общественные лидеры, мог бы стать широкий круг вопросов общественной и национальной повестки, связанных с функционированием региональных инфраструктур и поддержанием развития экономики и экосистем.

Таким образом, граждане Азербайджана получат возможность участвовать в непосредственных решениях властей и чувствовать отдачу от своих инициатив.

Что же касается самой национальной идеи, то ее можно будет понимать как своеобразную форму обобщения лучших практик государственной власти в сочетании с инициативами снизу... Да, на пути формирования этой системы взаимосвязи между государством и обществом могут быть допущены ошибки.

Однако готово ли государство к такому синтезу с обществом? Возможна ли в условиях патернализма такая взаимосвязь? Либо государство все же собирается спустить вниз новую национальную идею? Но с помощью каких рычагов государство окажется способным внедрить эту идею в общественное сознание? И не приведет ли попытка насаждения к отторжению идеи? Пока что вопросов больше, чем ответов…