Сочувствием ракеты не сбивают горячая тема, все еще актуально

Леонид Швец, автор haqqin.az

Ракетные удары ночью и под утро 11 апреля по объектам энергетической инфраструктуры Украины оказались одними из самых болезненных не только с начала 2024 года, но и в целом за всю войну. И дело не в человеческих жертвах, их, к счастью, не было, а в разрушении ключевых мощностей по производству электроэнергии в Украине.

Из средств поражения в комбинированной атаке удалось сбить почти все «шахеды» - 39 из сорока, но эффективность противоракетной обороны была хуже среднестатистических результатов: из 42 ракет было сбито меньше половины – 18. Это обусловлено тем, что значительная часть удара пришлась на несбиваемые модели: управляемые зенитные С-300, используемые против наземных целей, и аэробаллистические «Кинжалы». Тяжело сбиваются и авиационные ракеты Х-59. Вот двенадцать С-300, шесть «Кинжалов», две Х-59 и четыре крылатых ракеты Х-101/555 и достигли целей.

Значительная часть последнего удара пришлась на несбиваемые модели: управляемые зенитные С-300, используемые против наземных целей, и аэробаллистические «Кинжалы»

В результате практически уничтожена Трипольская теплоэлектростанция, снабжающая электроэнергией Киевскую, Житомирскую и Черкасскую области. Ударам подверглись и энергообъекты в Харьковской, Запорожской и Львовской областях. Судя по всему, в Западной Украине было атаковано большое газохранилище, которое используется и потребителями по ту сторону границы Украины с Евросоюзом.

Предыдущий массированный удар по энергетике был 22 марта, когда ракеты уничтожили Змиевскую теплоэлектростанцию в Харьковской области, вывели из строя ДнепроГЭС в Запорожье и попали по Каневской ГЭС в Черкасской области.

Уже очевидно, что Россия не откажется от задачи полностью «положить» основные мощности по производству электроэнергии в Украине. Все радовались, что минувшая зима прошла значительно легче с точки зрения снабжения электричеством, но российское военно-политическое руководство, как теперь очевидно, лишь отложило выполнение этой задачи, а теперь планомерно добивается ее достижения. Происходящее позволяет предсказать тяжелую следующую зиму: нанесенный энергетике ущерб значительно превышает потери, которые наносили «шахеды» зимой 22/23 года, оставшегося до зимы времени вряд ли хватит на восстановление, тем более, если удары продолжатся. А они продолжатся.

Европа не хочет отдавать Украине свои Patriot

Решение этой проблемы давно известное: необходимо больше современных средств ПРО. Говоря о том, что какие-то виды ракет не сбиваются, обычно имеют в виду: не сбиваются всем, кроме систем Patriot, последняя модификация справилась над Киевом и с «Кинжалами», и с еще более скоростными «Цирконами». 25 марта, когда из Крыма по украинской столице были выпущены два «Циркона», взрывы произошли практически одновременно с сигналами воздушной тревоги, но это были взрывы в результате успешной работы противоракетной системы.

Владимир Зеленский называл необходимую цифру: 25 систем Patriot по 6-8 батарей в каждой смогли бы прикрыть всю территорию Украины. Сейчас руководство страны пытается найти дополнительно хотя бы еще семь систем.

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель после встречи с украинским коллегой Дмитрием Кулебой выразил недоумение, почему западные армии, располагая сотней Patriot, не могут выделить семь штук Украине, которая в них критически нуждается. В еще более эмоциональной форме возмущение таким положением вещей высказал в Европарламенте бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт. За решение, настоятельно требующее предоставить Украине недостающие средства защиты неба, проголосовало 515 евродепутатов.

Кулеба наступает

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба в интервью The Washington Post заявил, что «вежливая и спокойная дипломатия не сработала», и сказал, что переходит к более жестким разъяснениям ситуации и нужд Украины, рискуя даже испортить хорошие отношения, установившиеся с партнерами.

В самом деле, идет третий год войны, а приходится разъяснять, казалось, элементарные вещи. Впрочем, на словах партнеры демонстрируют почти единодушное понимание, но дела следуют за словами с большим опозданием, а то и не следуют вовсе.

Стоит ли после этого удивляться, что Путин искренне считает Запад слабым по причине необъяснимой нерешительности и старается эту слабость максимально использовать. В какой-то момент он, конечно, неизбежно наткнется на стену, но пока единственное ощутимое сопротивление ему оказывает лишь Украина. Запад полон сочувствия, но сочувствием ракеты не сбивают.