Незапятнанный Пезешкиан – последняя надежда Ирана? наш комментарий, все еще актуально

Илькин Шафиев, обозреватель haqqin.az

Как сообщалось ранее, иранский Совет стражей (верховный орган Исламской Республики Иран, контролирующий соответствие Конституции шариату) допустил к участию на внеочередных президентских выборах, которые пройдут 28 июня, шесть кандидатов. На высшую светскую власть в стране будут претендовать председатель парламента Мохаммад Багер Галибаф, руководитель иранской делегации на ядерных переговорах Саид Джалили, мэр Тегерана Алиреза Закани, депутат парламента Масуд Пезешкиан, бывший министр внутренних дел Мустафа Пурмохаммади и глава фонда шехидов Амирхусейн Казизаде Хашеми.

Лидера реформаторов, экс-спикера парламента Али Лариджани и экс-президента страны, избравшего путь диссидента Махмуда Ахмадинежада к выборам, как и ожидалось, не допустили. В целом сквозь «сито шариатского надзора» не прошли 74 претендента. Аналитики называют случившееся «крупнейшей дисквалификацией» за всю историю президентских выборов в Исламской Республике.

Сможет ли незапятнанный Пезешкиан вернуть избирателям веру в возможность изменения политики путем волеизъявления?

Практически все допущенные к выборам кандидаты представляют консервативное крыло, исключая депутата Масуда Пезешкиана, который позиционирует себя как «условный реформатор». По мнению некоторых наблюдателей, у Пезешкиана есть шанс на победу в случае консолидации реформаторского электората.

70-летний Пезешкиан, опытный депутат, проработавший в парламенте пять сроков, к тому же экс-министр здравоохранения, является единственным кандидатом, представляющим значительно ослабленные умеренные и реформистские фракции политического ландшафта Ирана.

Политический активист-реформатор Голамхоссейн Карбаши высказал свои оценки относительно потенциальной победы Масуда Пезешкиана на предстоящих президентских выборах в Иране.

В интервью новостному изданию «Эбтехаб» Карбаши заявил, что если реформисты мобилизуются и поддержат Пезешкиана, которого он назвал «способным и честным человеком», реальный шанс на победу все еще сохраняется.

Эксперт подчеркнул важность привлечения «серых голосов» – неопределившихся или апатичных избирателей – как решающего фактора для победы реформистов.

По мнению Карбаши, если на выборах явка составит 25 миллионов избирателей, шансы Пезешкиана на победу значительно возрастут.

Общественность осознавала, что ее выбор не обуславливал значимые изменения и прогресс

Следует отметить, что на последних трех выборах — в 2020, 2021 и 2024 годах — значительная часть избирателей не явилась к избирательным урнам. Явка была существенно ниже 50 процентов, хотя в условиях тотального контроля над информацией сложно определить активность избирателей. Большая часть экспертного сообщества поставила под сомнение обнародованные результаты последних парламентских выборов. В марте 2024 года власти заявили о 40-процентной явке.

Карбаши также прокомментировал вероятную политическую поляризацию между сторонниками Пезешкиана и Галибафа, нынешнего спикера парламента. На его взгляд, у Пезешкиана более прочные позиции по сравнению с лагерем Галибафа.

Карбаши остановил внимание на текущих конфликтах между кандидатами-консерваторами, подчеркнув историческую традицию внутренних конфликтов в этом стане. Эксперт предупреждает и об опасности: разочарование общественности в этой политической борьбе может обернуться политической апатией, которая будет вредна как для реформистов, так и для консерваторов.

Наблюдатели отмечают, что санкционированное высшей духовной властью участие «номинального реформатора» - заданная сверху ролевая игра с целью активизации избирателей и усиления легитимности ослабевающих институтов власти Исламской Республики. Это привычная тактика для иранских властей. Которая завершается активным противодействием со стороны консервативных государственных институтов, ручных СМИ и других инструментов манипуляции и давления в случае победы реформатора. Победивший кандидат-реформатор становится мишенью для нападок и дискредитации.

За что заклевали Хатами?

Правление такого президента оборачивается полным провалом. Что и произошло с президентом Мохаммадом Хатами (1997-2005 гг.), который за время своего пребывания на посту столкнулся с перманентным кризисом, в основном спровоцированным сторонниками жесткой линии. Эта же участь была уготована «центристу» Хасану Роухани (2013-2021), который периодически подвергался преследованиям и непрекращающимся нападкам, но при этом не был подпущен к процессу принятия ключевых экономических и дипломатических решений.

Вышеупомянутые президенты были избраны благодаря высокой явке избирателей, поддержанной «реформистскими» группами и партиями. Однако с течением времени общественность осознавала, что ее выбор не обуславливал значимые изменения и прогресс. Если даже реформисты побеждают на президентских выборах и доминируют в парламенте, духовная власть не выпускает реальную власть из своих рук, продолжая осуществлять реакционную политику.

Главная интрига нынешней избирательной гонки: сможет ли незапятнанный Пезешкиан вернуть избирателям веру в возможность изменения политики путем волеизъявления?

Вернется ли Зариф во власть?

По мнению некоторых экспертов, в случае победы Пезешкиана, в его команде окажется бывший министр иностранных дел, опытный дипломат и сторонник нормализации отношений с Западом Джавад Зариф.

Один из иранских журналистов прямо спросил Пезешкиана о вероятности участия Зарифа в будущем правительстве. Кандидат-реформист ответил столь же прямо: он хотел бы видеть в своей команде людей с высоким уровнем опыта, знаний и эффективности.

Но не будем забывать, что последнее слово при формировании правительства остается за Хаменеи. Согласится ли верховный лидер вернуть Зарифа? Это зависит от желания верховной власти воспользоваться грандиозным дипломатического опытом реформатора, чтобы найти пути выхода из непосильного санкционного режима, парализовавшего экономику…