Иран попросил, Москва вмешалась… Бахрейн не против новая геополитика

Икрам Нур, автор haqqin.az

Бахрейн и Иран договорились начать переговоры, направленные на восстановление политических отношений между двумя странами, после встречи в минувшее воскресенье министров иностранных дел двух стран в Тегеране.

Хотя говорят об этом очень мало, но отношения Ирана и Бахрейна – одни из самых проблемных в регионе. Просто потому, что в Тегеране считают, что в этой монархии Залива, «аравийском Монте-Карло», на древнейших землях, помнивших Навуходоносора и Ашшурбанапала, финикийцев и древних греков, власть должна принадлежать шиитам. Они составляют свыше 70% населения. Это больше, чем в любой другой монархии Залива, и являются в этом королевстве гражданами второго сорта.

Сумеет ли Тегеран отказаться от претензий играть в Бахрейне ведущую роль? Тоже маловероятно. Не сумеет он удержаться, вновь полезет во внутренние дела. Но худой мир всегда лучше доброй ссоры

В качестве иллюстрации – им законодательно запрещено проживать примерно на 40% территории страны. А кроме того, они не могут быть, к примеру, военнослужащими или полицейскими, занимать серьезные государственные должности, и даже их дети учатся в отдельных школах, не пересекаясь там с суннитами, к которым принадлежит правящая династия Аль-Халифа.

Вполне естественно, что Тегерану хотелось бы, чтобы ситуация изменилась и шииты пришли к власти. С одной оговоркой – под эгидой иранского режима. Что, в свою очередь, вызывает несогласие правящих в Бахрейне политических элит. Точнее, лиц, близких к правящей династии, поскольку других элит здесь попросту нет. Так и, как бы парадоксально это ни звучало, серьезной части местного шиитского истеблишмента.

Вполне логично рассуждающего, что лучше уж под властью короля-суннита, с которым все знакомо и какие-никакие связи выстроены, чем под пятой Тегерана. К тому же попытки правящей династии изменить положение уже были – в 1999 году Хамад бен Иса аль-Халифа, унаследовавший власть от своего отца, объявил о программе широких политических реформ, амнистии политическим заключенным, возвращении ссыльных и законодательном запрете на применение пыток.

В 1999 году Хамад бен Иса аль-Халифа, унаследовавший власть от своего отца, объявил о программе широких политических реформ, амнистии политическим заключенным, возвращении ссыльных и законодательном запрете на применение пыток

Правда, этот политический медовый месяц продлился всего три года. Под давлением двора и суннитской элиты Хамад аль-Халифа решил «отыграть обратно», внеся изменения в конституцию, согласно которым предоставил себе неограниченные полномочия. А в местном парламенте половина депутатов (верхняя палата) попросту назначалась непосредственно им. Ну и прочее, как говорится, «по мелочи» - самодержец он или кто?

Сейчас трудно сказать, что послужило причиной такого его решения. Скорее всего, по моему мнению, оппозиция начала вести себя примерно так же, как недавно в Кувейте, и кому-то из приближенных короля могло показаться, что династия теряет контроль над происходящим. Тем более что «бахрейнской оттепели» аплодировали в Тегеране, причем не только аплодировали, но и слали оппозиционерам денег, к тому же приглашали их на различные мероприятия в Иран.

Королю Хамаду было отчего забеспокоиться, поскольку никаких иллюзий в отношении истинных планов Ирана в отношении Бахрейна он не питал. И принял ответные меры. Одной из которых было то, что десятки тысяч уроженцев таких стран, как Сирия, Иордания, Пакистан и Йемен, в ускоренном порядке получили гражданство Бахрейна с правом устраиваться на государственные должности в полицию и спецслужбы.

После встречи с королем Путин направил сигнал в Иран

Бурные 2011 и 2016 годы, когда Бахрейн кипел, а власть удержалась только на саудовских штыках, послужили хорошим уроком для правящей династии. И не то чтобы она полюбила шиитов как родных, но всерьез задумалась над изменением баланса в стране. Ведь не случайно же король Хамад во время недавней встречи с Владимиром Путиным сказал, что не видит причин откладывать восстановление дипломатических отношений между Бахрейном и Ираном.

Москва тут же передала эту информацию в Тегеран, а там уж постарались на нее оперативно отреагировать. И в минувшее воскресенье состоялась встреча главы бахрейнской дипломатии Абдуллатифа бен Рашида аз-Заяни с исполняющим обязанности министра иностранных дел Ирана Али Багери Кани, на которой стороны договорились начать процесс нормализации двусторонних отношений.

Пройдет ли он быстро? Сильно сомневаюсь. Уж слишком много у него подводных камней. Да и сумеет ли Тегеран отказаться от претензий играть в Бахрейне ведущую роль? Тоже маловероятно. Не сумеет он удержаться, вновь полезет во внутренние дела. Но худой мир всегда лучше доброй ссоры. Да и бахрейнские шииты избавились от иллюзий в отношении своих единоверцев из Тегерана. И больше не видят в них опоры в борьбе против собственной страны.