Блестящее чутье Эрдогана новый поворот, все еще актуально

Айдын Керимов, автор haqqin.az, Стамбул

Даже самый жесткий конфликт не может продолжаться вечно. Особенно в условиях, когда вчерашние союзники меняют свою позицию по данному вопросу – и Эрдоган с его блестящим политическим чутьем это прекрасно понимает. А значит – вражду с Асадом надо заканчивать.

Тем более, что остальной мир, от США до монархий Персидского залива уже перестал его демонизировать – обоснованно или нет другой вопрос – и стремится наладить с ним какие-никакие, а взаимоотношения. Почему Анкара должна плестись в хвосте этого процесса?

В 2008-2009 годах они были на пике дружелюбия и сотрудничества, два президента со своими супругами вместе отдыхали на курорте Бодрум и с увлечением обсуждали проекты сотрудничества между двумя странами

Асад устоял – и теперь с ним есть о чем говорить. Особенно – Турции, у которой с сирийским режимом масса тем для обсуждения. И у которой есть свои национальные интересы, связанные с Сирией, которые, как известно, стоят для турецкого лидера гораздо выше личных симпатий или антипатий.

Именно в интересах Анкары вернуть турецко-сирийские отношения на уровень 2008-2009 года, когда они были на пике дружелюбия и сотрудничества, а два президента со своими супругами вместе отдыхали на курорте Бодрум и с увлечением обсуждали проекты сотрудничества между двумя странами.

Потом был 2011-й, когда отношения на долгие 13 лет оказались разорваны, и в течение которых стороны наговорили друг про друга так много всего, что сейчас наверняка многое бы хотели забыть. Но не только в словах заключается наследие этого разрыва – есть еще и более трех миллионов сирийских беженцев, осевших в Турции. Есть проблема курдских боевиков YPG в Сирии, действующих там под крылом американцев. Есть протурецкая сирийская оппозиция Идлиба, которая не намерена вести переговоры с Асадом.

Но есть проблема курдских боевиков YPG в Сирии, действующих там под крылом американцев

Словом, поговорить сторонам есть о чем. И этот разговор будет тяжелым и долгим, судя по тем позициям, с которыми на предварительные переговоры выходят «дипломаты в штатском» с обеих сторон. Да-да, все правильно, тяжесть предварительных консультаций взяли на себя турецкие и сирийские разведчики, у которых с 2023 года, когда переговорный процесс был запущен, состоялось уже не менее четырех конфиденциальных встреч.

Диалог на них идет хоть и откровенно, но крайне сложно. И в первую очередь это связано с инструкциями, которые сирийские представители получили в Дамаске от Башара Асада. «Идлиб должен капитулировать, с курдскими боевиками Анкара должна договариваться, возвращение сирийских беженцев из Турции возможно только после урегулирования всех существующих разногласий между двумя странами» — это исходная сирийская позиция, если сжато. Или «экстрактно», как говаривали в старину.

Требования эти для Турции неприемлемы, а со стороны Дамаска – еще и откровенно наглые. Можно подумать, сирийцы победили турок в войне, а теперь требуют с них «аннексий и контрибуций». А между тем именно Анкара провела несколько успешных военных операций на территории Сирии, именно ее воинский контингент там размещен.

И Турция подняла Идлиб из руин

А Идлиб, несмотря на все российско-иранско-сирийские усилия, так и не взят. И более того, достаточно успешно налаживает мирную жизнь, работают больницы, городские коммунальные службы, школы – даже педагогической институт пару лет назад там открыли. И со снабжением продуктами и товарами там все нормально. Как бы ни пытался режим в Дамаске взять город и прилегающие к нему территории в блокаду – ничего у него не получилось. Жители Идлиба живут хоть и без роскоши – но вполне достойно. И на поклон к Асаду не собираются.

Так что требования Дамаска вполне укладываются в правила восточного базара – сначала цену заламывают до небес, а потом уже в результате торга снижают до реальной. Но Анкара тоже прекрасно в такой базар играть умеет. Так что турецко-сирийские переговоры, свидетелями которых мы станем в обозримой перспективе, – будут зрелищем увлекательным. Которое закончится к взаимной выгоде сторон, ибо всякий самый худой мир все же лучше, чем добрая ссора.