Пезешкиан не поможет, главный азербайджанец - Хаменеи главная тема, все еще актуально

Джавад Шабири, автор haqqin.az, Тегеран

Избрание Масуда Пезешкиана президентом Ирана резко активизирует политическую активность иранских правящих элит, которые сейчас начнут борьбу за получение комфортных кресел в правительстве.

После выборов любого президента в Иране неприметная улица в Тегеране, где расположена служба приема обращений граждан к президенту, наглухо встает в пробку. Поскольку оказывается забита машинами тех, кого в Иране называют «ищущие должности». Иными словами, кто жаждет получить место в государственном аппарате нового президента.

Очередь каждый день растягивается на несколько километров, народ в ней напряжен, а полицейских, пытающихся призвать к соблюдению правил дорожного движения и правил парковки, – ругают прямо в лицо. Мол, что вы со своими мелочами лезете, тут жизненно важные вопросы карьеры решаются.

Может, стоит умерить свои восторги по поводу азербайджанских корней Пезешкиана? Что они, дескать, сыграют свою роль в налаживании новых, более тесных отношений между Тегераном и Баку. В конце концов, главный азербайджанец в Иране – Али Хаменеи

Очередь то и дело волнуется, споря, кто пройдет первым. Тот – с запиской от Мухаммеда-огое, а тот и вовсе – от самого огое Зарифа, а потому требует пропустить его вне очереди. Ну а третьи – они как везде, «мне только спросить».

После вчерашних выборов количество «ищущих должности» достигнет вообще рекордных размеров, поскольку «всем в Иране» известно, что их победитель, Масуд Пезешкиан, не имеет в отличие от других президентов, своей команды. А значит, есть шанс в нее войти. Но если не в нее – то в команду какого-нибудь министра, его зама или вообще столоначальника. Да мало ли, в Иране 300 тысяч чиновников, есть шансы втиснуться «в структуры управления», хоть тушкой, хоть чучелком.

Причем, не приходится сомневаться, к «парадному крыльцу» пойдут многие. Само собой – реформисты, у которых после чисток при прошлом президенте вновь вернуться во власть руки чешутся.

И «попутчики», которых нынешняя политическая неопределенность в Иране порождает в геометрической прогрессии: «А помните, господин президент, я всегда Ваши проекты в области азербайджанского языка поддерживал? И Ваши подходы к провинции Систан-Белуджистан разделял? И за либерализацию законов о хиджабе всегда выступал?».

И даже «консерваторы»: «Я, господин президент, на призыв консервативного Галибафа голосовать против Вас не откликнулся. И всех уговаривал голосовать именно за Вас. Не будет ли мне за это какого вознаграждения в виде теплого креслица в Вашей администрации или в совете директоров какого-нибудь провинциального свечного заводика?».

У победы родители всюду

Если я и утрирую – то лишь самую малость. Это поражение всегда сирота, а у победы, куда ни ткни, – всюду родители. И ведь проблема администрации Пезешкиана в том, что этим соискателям невозможно категорически отказать в их претензиях. Во-первых – кадровый голод. Во-вторых – опасно плодить неудовольствие. Симпатии иранского общества – штука капризная, не хуже женщины. Сегодня ты на коне – а завтра скажут, что зазнался, отказал тому-то и тому-то из уважаемых людей, и прощай внутренний рейтинг.

Поэтому на первое время кадровый набор Пезешкиана будет представлять собой сборную солянку. Реформистов, с настроем взять реванш за проигрыш времен Раиси, там будет, конечно, большинство, но и других элементов, а новому президенту Ирана важно будет показать «инклюзивность» - принцип, общую важность которого я никогда не понимал, и который противоречит принципам традиционной политологии - своего правительства. В результате чего его результативность резко снизится.

В конце концов, если речь идет о здоровье вашего ребенка, о его жизни и смерти, вы не будете собирать консилиум из возможно большего числа врачей, из которых у каждого – свое особое мнение. А Иран сейчас именно в такой ситуации.

Началась схватка скорпионов

И, кстати, я бы, со всем уважением, посоветовал азербайджанским друзьям умерить свои восторги по поводу азербайджанских корней Пезешкиана. Что они, дескать, сыграют свою роль в налаживании новых, более тесных отношений между Тегераном и Баку. В конце концов, главный азербайджанец в Иране – Али Хаменеи. Сильно это помогло отношениям двух стран? Как Баку был для Тегерана «непутевым родственником» - так и остался.

И никакой Пезешкиан эту ситуацию не изменит. Хотя бы потому, что у него не будет на это времени. С собственными «скорпионами в банках» надо бороться, а это в Иране – святое.