Скажи, Махмудов, ведь не даром Бинагади, спаленные пожаром… расследование haqqin.az

Автор: Лев Маас, Эльнур Мамедов, Алхас Исмайлов 

Сегодня продолжился судебный процесс по делу о пожаре в 16-этажном жилом доме на проспекте Азадлыг в Бинагадинском районе. Однако чем больше слушаешь показания свидетелей и обвиняемых и чем глубже вникаешь в следственные материалы, тем отчетливее видно, что следствие по этому резонансному инциденту проведено поверхностно, если не сказать, предвзято.

Сознавая всю ответственность такого утверждения, тем не менее настаиваем на нем, основываясь на своем журналистском расследовании. Поскольку следствие уже завершено и дело передано в суд, haqqin.az, опубликовавший серию статей о бинагадинской трагедии, вправе высказать свое мнение и о работе следственной группы, что на этом этапе никак не может рассматриваться как вмешательство в ход следствия.

Итак, как видно по судебным заседаниям, следствие изначально разрабатывало лишь одно направление: во всем виноваты только и только руководители компании-изготовителя полиуретановых облицовочных плит Global Stone. Ну а попутно ответственность должны понести специалисты, давшие положительное заключение по экспертизе полиуретановых материалов, и чиновники, разрешившие использовать такую облицовку.

Однако расследование, проведённое специально созданной экспертной группой haqqin.az, не только не подтвердило вывод о горючести и непрочности полиуретанового покрытия, но и обнаружило свидетельства причастности к пожару не указанных следствием лиц, а точнее, сил. Иначе бывшее Министерство национальной безопасности (МНБ) и не назовешь.

Хронология весенних пожаров

Чтобы лучше представить картину этого чудовищного преступления (о стихийности случившегося не может быть и речи), которое официально унесло 15 жизней, хотя многие участники событий упорно вспоминают о 16-м погибшем, вернемся еще раз к хронологии тех огненных дней.

Сначала 10 апреля 2015 года в Хатаинском районе загорелся жилой дом с полиуретановой облицовкой, установленной компанией TNH. Факт пожара рассматривался специалистами МЧС, которые не исключили версию поджога с провокационной целью. Хотя инцидент и завершился без человеческих жертв, учитывая его масштабы и неоднозначное заключение МЧС, на него обратило внимание и МНБ.

Но обратило как-то странно: уже 25 апреля высокопоставленное лицо из спецслужб требует, чтобы к нему явился замдиректора по безопасности… Global Construction, компании, которая так же, как TNH, является производителем полиуретановой плитки, и подрядчик работ по ее установке. То есть, на горевшем доме работала одна компания, а потрясти решили другую. Вызванный в МНБ Ариф Алиев – сам бывший сотрудник этого ведомства, долгие годы проработавший в оперативном управлении. В своем кабинете страж госбезопасности доверительно сообщил прежнему сослуживцу, что у них расследуется дело о недавнем пожаре, и если учредители-владельцы Global Construction не принесут немедленно им в офис 300 тысяч манатов, то и о качестве материала, и о деятельности компании будет составлен жестко отрицательный отзыв. Мол, и вы производите этот во всех отношениях опасный материал, а потому платите, иначе придется приостановить ваше производство.

В течении последующих нескольких дней некто Р.С. (по известным причинам имена сотрудников МНБ раскрыть пока невозможно) беспрестанно дергал Алиева, напоминая, что ему надо доложить наверх о выполнении, то есть о получении 300 тысяч. В конце концов, состоялась встреча сотрудников МНБ, назовем их Р.С. и В.М., с одним из учредителей компании – Мирюсифом Махмудовым, который однозначно отказался выполнять требования эмэнбэшников, подчеркнув, что их фирма работает с соблюдением всех установленных норм, не говоря уже о том, что запрашиваемой суммой они не располагают. Правда, М.Махмудов решил сделать как бы благотворительный взнос по случаю предстоящих Евроигр с тем, чтобы спецорганы лучше следили за их безопасностью, и вручил вымогателям 50 тыс. манатов. Деньги взяли, но обещали при случае припомнить, что их не послушались.

Здесь стоит сделать небольшую ремарку, касающуюся бывшего сотрудника МНБ, который на момент событий работал в Global Construction и отвечал за безопасность. Странно, но впоследствии по эпизоду пожара на Азадлыг следователи даже не допросили этого человека, тогда как именно он в качестве замдиректора по безопасности, согласно трудовому договору и должностным инструкциям, отвечал за охрану труда, технику безопасности и соблюдение норм и правил противопожарной защиты на объектах и стройплощадках компании.

Но будем последовательны и вернемся к весне прошлого года. До возгорания дома на проспекте Азадлыг еще две недели, пока же 7 мая, или почти через месяц после пожара в Хатаинском районе, то есть первого инцидента с огнем, по улице Каверочкина напротив здания Военной прокуратуры состоялось официальное открытие нового помещения Организации ветеранов войны, капремонт которого производила теперь уже Global Construction. А через восемь дней произошла попытка устроить пожар в этом здании. Злоумышленники сбросили с крыши примыкающего к нему соседнего дома пропитанные горючим веществом куски каната. К счастью, быстро прибывшие пожарные потушили огонь, предотвратив большую беду. На этот раз провокация не удалась. По данному факту в Наримановском РУП было возбуждено уголовное дело, и следователи ни шатко, ни валко принялись разбираться. Но 19 мая, то есть спустя всего четыре дня, произошел уже тот самый пожар дома по адресу: проспект Азадлыг 200/36, о котором до сих пор вся страна говорит с содроганием.

Расчет предельно точный

А теперь попробуем рассмотреть, когда и при каких условиях произошел тот страшный пожар. Как ни кощунственно это говорить, место было выбрано крайне удачно: 16-этажный жилой дом в оживленном месте города, рядом Государственная миграционная служба, ЦИК, районная исполнительная власть, а к самому зданию примыкает большая районная поликлиника… Да и время тоже прайм-таймовое для таких преступлений: примерно 10:30, когда взрослые на работе, дома лишь дети и старики, а на улицах – пробки.

Предусмотрено и то, что многоэтажка без пожарного бассейна, не соблюдены и прочие меры безопасности в случае возгорания. В результате даже в самый пик пожара спецтехника могла подъезжать только с одной стороны – мешает та самая поликлиника и другие невесть как возникшие там пристройки. Но это только внешние факторы, которые, правда, категорически не допускаются противопожарными правилами. В то же время пожарные выходы на крышу оказались запертыми на замок, а более 90% квартир из-за отсутствия в доме в соответствии с проектом бытового газа незаконно оснащены газовыми баллонами.

Одним словом, любой из приведенных причин достаточно, чтобы вызвать пожар или помешать его тушению. Именно с этого должно было начать свою работу следствие. Но нет, ни одно из ответственных за эти нарушения должностных лиц к ответственности не привлечены. Зато на скамье подсудимых сидят работники ИВ, давшие разрешение на облицовку здания полиуретаном. А рядом с ними поместили изготовителей достаточно популярных во всем мире облицовочных материалов. Для достоверности версии о возгорании полиуретана судят еще и тех, кто посмел возразить, что полиуретановые плиты легковоспламеняемы.

А ведь именно с крыши поликлиники, по свидетельству всех жильцов, начался пожар, а вернее, по логике событий, поджог с помощью горящих комков ткани или бумаги. И не один газовый баллон, раскалившись от охватившего квартиры пламени, взорвался, создав страшный эффект разрыва боевых снарядов и еще более усилив огонь. Пожарные расчеты с трудом преодолевали созданные на их пути препятствия. Закрытые люки не позволили людям выбраться на крышу, откуда их мог бы забрать вертолет. О том, как пригодился бы заполненный водой запасной бассейн, и говорить не стоит.

Но не эти, лежащие буквально на поверхности доказательства чьей-то преступной беспечности, привлекли внимание следствия – оно упорно двигалось однажды выбранным путем: полиуретан, и точка.

Помнится, в советское время редактор одной из заводских многотиражек на замечания окружающих о заковыристом и бессвязном стиле его публикаций, отвечал, что, мол, это язык газетный, не всем дано его понять. Но когда знакомый филолог возразил ему, что есть только один язык – азербайджанский, и именно его знает весь народ, пришлось доморощенному писаке впредь быть более внимательным и к стилистике, и к грамматике. Так от кого в нашем случае скрывают очевидное, все больше и больше запутывая ход событий? Кому не дано понять, что было на пожаре и что происходит сегодня, в суде? Кто все рассчитал и предусмотрел? Сопоставляя и анализируя факты, все больше осознаешь, что заказчиком и исполнителем было МНБ.

МНБ выводит на след

А теперь попробуем рассмотреть хронометраж происходившего в день пожара на проспекте Азадлыг. Будьте внимательны, счет ведем буквально по минутам.

Итак, в 10:15, по свидетельству очевидцев, появляется дым на крыше одноэтажной пристройки, а уже в 10:35 – возникают языки пламени. В 10:45 поступает сообщение в пожарную службу, и в 11:10 пожарные прибывают к месту возгорания. То есть пожарным после вызова потребовалось 25 минут, чтобы прибыть к горящему дому.

А уже в 11:40, то есть всего через 20 минут после того, как пожарные расчеты оказались у горящего здания, офис компании Global Construction, расположенный по улице А.Герайбейли, то есть достаточно далеко от центра и к тому же в запутанном переплетении переулков, окружают 7 машин МНБ с более чем 30 сотрудниками. Хотя одна только дорога туда должна бы занять гораздо больше времени. Полчаса на поверхностный осмотр офиса компании, и вывод готов – виновны, и в 12:30 одного из соучредителей компании Мирюсифа Махмудова уже везут в МНБ. Других сотрудников эмэнбешники и близко не подпускают, мол, нам одного достаточно. Случайный выбор? Не похоже.

Почему такой детальный хронометраж? Да потому, что концы с концами, а вернее, минуты с минутами никак не сходятся.

Гореть начало в 10:35. Как правило, в случае пожара его причины начинают расследовать после его ликвидации и тщательного осмотра места происшествия. Исключение может быть лишь в случае, когда какой-нибудь совсем уж конченый маньяк поджог дом, а потом стоял рядом, любуясь делом своих рук. Вот она, причина, - хватай злоумышленника и волоки или в полицейский участок на допрос, или уж сразу в сумасшедший дом. То, что первичное расследование ведет МЧС, тоже неписаное правило. А тут в самый разгар пожара, когда никто еще не может сориентироваться что и где горит, усиленный отряд спецслужбистов окружает офис компании-производителя якобы ставших причиной пожара облицовочных плит. Причем практически одновременно с пожарными, прибывшими к горящему дому. Что это – оперативность МНБ или заранее спланированная операция? Вторая версия более вероятна, так как за считанные минуты даже вышколенные эмэнбешники не смогли бы организовать столь масштабную операцию. Не говоря уже о том, что для этого у министерства должны быть веские основания. А пожар только начался.

По всему выходит, что для такой молниеносности у МНБ были веские причины. Здесь прекрасно понимали, что любое другое расследование выявит массу доказательств причастности этого ведомства и его конкретных его сотрудников. А так они сами проводят первичное расследование, расставляют факты в нужном им порядке и виде, уничтожают ненужные им следы, а дальше передают дело в соответствующие следственные органы со своими наказами – как и кого прижать. Спецы из МНБ умели не только распускать слухи, но и убеждать. И они свое дело сделали, выведя следствие на неугодных МНБ людей. А глава министерства к тому же заработал добавочные очки, первым отрапортовав о причинах пожара и задержании главного виновника.

Хотя и подумать страшно, что наши «доблестные чекисты», возглавляемые не менее страшными оборотнями в лице Махмудова, Асадова, Човдарова и прочих генералов, могли устроить такую страшную картину против собственного народа и государства, но факты говорят сами за себя. К тому же, вскоре после этого события уже полностью раскрылась вся грязная деятельность этого ведомства. Сегодня многим уже ясно, что им ничего не стоило поджечь многоэтажный дом, посеять смерть и навести страх на город, чтобы отомстить одному из соучредителей компании, не пожелавшему выдать им требуемую сумму. Выколачивание денег у бизнесменов они сделали для себя основным занятием, а уж как выбивать эти деньги – тут у них ограничений никаких не было. Нам рассказывали об их преступной деятельности и более страшные рассказы.

Теневое следствие МНБ

Но и после этого МНБ не отходит от дела. Добившись первичного эффекта, ведомство и дальше строит свои хитроумные комбинации. Наверняка не без его вмешательства пожарные органы определяют источник возгорания и проводят осмотр места лишь спустя 14 (!) дней после пожара. Такую преступную халатность пожарные, знающие цену каждой минуте, сами по себе допустить не могли, но причины такой замедленной реакции следствие не рассматривает, хотя за прошедшие две недели никаких других доказательств, кроме кучи грязи, пепла и гари, обильно политые специальным раствором для подавления огня, найти невозможно.

К тому же единственным достойным доверия свидетелем «чисто случайно» оказывается проживающий в этом доме сотрудник МНБ Хайям Бабаев. Именно он указывает пожарным место на крыше примыкающего к дому строения, где начало что-то гореть. То есть, даже источник пожара указывают следствию опять же спецслужбы. Куда подевались многочисленные жильцы дома, почему их не опросили – непонятно. Всех, конечно, эвакуировали, но найти любого не составляло особого труда: было точно известно, какой жилец и по какому адресу размещен в период следствия и ремонта дома.

Да, умелая и сильная рука водила следствие по неверному курсу. Вместо расследования фактов, которые перечислены в этой и предыдущих наших публикациях, следствие почему-то упорно держалось лишь за одну версию – загорелась облицовочная плитка и виноваты в том ее изготовители. Словно они специально сварганили и украдкой установили на данном здании свои плиты, а потом еще и подожгли их. Но ведь проверить это даже без всякой экспертизы было достаточно просто – надо было самим следователям, а их было (невероятно, но факт) почти 150 человек, попробовать материал на огнестойкость. Кстати, наша журналистская группа не побрезговала так поступить и убедилась в этом наглядно: с трудом подожгли, но огня с помощью полиуретана добыть так и не удалось – лишь немного подымило.

Следствию же, как мы убеждаемся, нужны были другие выводы. Но сколько сводный следовательский отряд ни искал нужные им вещдоки, найти их так и не удалось. Зато маловажные детали они сумели непонятным образом вменить в вину производителям на самом деле огнеупорного, отвечающего всем строительным нормам, облицовочного материала.

В принципе, оговорить можно каждого, но ведь не в этом заключается задача следствия. А как же тогда поиск истины, настоящей причины трагедии и ее виновников, или это только в кино? Да уж, в нашем случае логика официального следствия остается загадкой, чувствуется, что за ней скрывается некое теневое «расследование», направившее все в нужное ему русло.

Но и haqqin.az ведет свое расследование. И оно еще не окончено.

11453 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться