Россия не поставит Азербайджану барьеры в Турции наша аналитика

Автор: Дмитрий Докучаев, автор haqqin.az 

Итак, то, о чем все время говорили в Анкаре, свершилось - Россия и Турция заключили межправительственное соглашение по реализации проекта газопровода «Турецкий поток». Министры энергетики двух стран подписали документ в Стамбуле в присутствии президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Событие это, безусловно, важное для всего энергетического рынка, а не только для Москвы и Анкары. Вряд ли ошибусь, если предположу, что за развитием событий вокруг данного газового проекта внимательно следят и из Баку. Дело в том, что как нам уже не раз доводилось писать ранее, «Турецкий поток» не может не стать конкурентом проектам Азербайджана по доставке своего газа с месторождения «Шах-Дениз» в Европу.

Да и непосредственно за турецкий рынок Москва и Баку также спорят. К примеру, в позапрошлом году Россия поставила в Турцию около 26 млрд. кубометров «голубого топлива» (около половины всего потребления газа страны), а Азербайджан – свыше 6 млрд. При этом тенденция такова, что доля России в турецком газовом импорте год от года падает, а Азербайджана – наоборот, растет.

Словом, проект «Турецкий поток» явно заслуживает того, чтобы пристальней вглядеться в эти не особенно рекламируемые его особенности.

Труба трудной судьбы

Судьба у проекта трудная, так что, как ни парадоксально это звучит, нынешнее соглашение – не первая попытка дать ему старт. Еще в начале 2014 года стороны подписали меморандум о взаимопонимании, предполагавший строительство четырех веток газопровода в Турцию, по которым ежегодно поставлялось бы более 60 млрд. кубометров в год. Причем из них только 14 млрд. шли бы на покрытие внутренних потребностей Турции, а остальные должны были доставляться на границу с Грецией и идти дальше в Европу. Этот проект должен был стать альтернативой закрытому с подачи Еврокомиссии (как считают в России – по политическим причинам) «Южному потоку».

Но вскоре после подписания между Россией и Турцией начались разногласия. Во-первых, турецкая компания Botas выразила несогласие с ценой на газ и стала требовать скидки. Во-вторых, в «Газпроме» заговорили о том, что в четырех ветках нет необходимости и достаточно двух. А после инцидента в конце 2015 года с российским бомбардировщиком, сбитом турками, все переговоры по проекту и вовсе были свёрнуты.

Теперь же, после того, как на высшем уровне были урегулированы политические разногласия между Москвой и Анкарой, а инцидент с российским бомбардировщиком практически исчерпан, сторонам снова удалось прийти к соглашению. Правда, на сей раз, не к такому амбициозному. Документ предусматривает строительство по дну Черного моря лишь двух веток газопровода мощностью 15,75 млрд. кубов в год каждая. Кроме того, будет проведена сухопутная часть трубы до границы Турции с сопредельными странами. Предполагается, что одна нитка будет предназначена для покрытия внутренних потребностей турецкого рынка, а вторая пойдет в Европу. Конкретно - проект через Грецию и Ионическое море на юг Италии может стать продолжением европейского газопровода «Посейдон». Ориентировочный срок окончания строительства — декабрь 2019 года.

Зона риска

Казалось бы, все прекрасно и перед новым газовым проектом зажегся стабильный зеленый свет. Однако также казалось и два года назад, тем не менее, «воз и ныне там». Так что не будем впадать в эйфорию и просто обратим внимание на те двусторонние вопросы, которые пока еще не получили четкого ответа в рамках уже подписанных документов.

Начнем с того, что пока не закреплено официально, кто за что и сколько будет платить и, соответственно, чем владеть в будущей «трубе». По словам российского министра энергетики Александра Новака, имеется предварительная договоренность, что морским участком обеих веток газопровода будет распоряжаться российская компания.Что касается сухопутной части, в первой нитке она будет принадлежать турецкой компании, а во второй — специально созданному совместному предприятию. Но не исключено, что по ходу реализации проекта, «аппетиты» принимающих в нем участие сторон могут измениться, как это часто бывает и это может послужить поводом для конфликта.

Не очень понятна и общая цена вопроса. Два года назад, когда речь шла еще о четырех нитках, «Газпром» оценивал свои затраты на проект в 11,4 млрд. долларов. Сейчас российские эксперты говорят о 5-7 млрд. долларов, и это в лучшем случае. Что не так уж и мало с учетом того, что цены на газ нынче не самые высокие, а «Газпрому» надо гасить нешуточные международные кредиты.

Кроме того, аренда трубоукладочного оборудования – дело дорогое. Ранее «Газпром» арендовал у итальянцев для «Турецкого потока» трубоукладочное судно, оно год простояло без дела с огромными потерями для компании, после чего его вернули. Как будет сейчас – официального ответа нет.

Равно как и нет ясности со скидками по цене на российский газ для турецкой стороны – эта проблема чуть не сорвала проект в прошлый раз, еще до сбитого самолета. Мало того, в настоящее время в Стокгольмском арбитраже рассматривается иск Botas к российской компании по поводу обещанного еще в 2014 году, но так и не предоставленного снижения цены на 10%.

Правда, сейчас вроде бы в отношении грядущих скидок имеются некие устные договоренности, никак не закрепленные соглашениями. Конкретные цифры и механизмы скидок не озвучены, их проработка только поручена компаниям «Газпром» и Botas, а значит, зона риска в этом вопросе остается.

В связи с этим любопытное мнение высказал профессор стамбульского университета Кадир Хас Акын Унвер. «Турецкий поток», по его мнению, не принесет никакой экономической выгоды Анкаре. Возобновление процесса строительства стоит рассматривать, по заявлению эксперта, исключительно как «знак признательности» Эрдогана за поддержку турецких властей в борьбе с участниками переворота, неудачная попытка которого состоялась в июле 2016 года. Москва не стала критиковать Эрдогана за массовые задержания после попытки государственного переворота, тогда как США выступили с такой критикой . Кроме того, Унвер утверждает, что последние годы Турция проводила политику снижения энергетической зависимости от России, тогда как новый газопровод лишь увеличит эту зависимость. А это достаточно серьезный фактор.

Кому он нужен – этот хаб?

Не секрет, что России нужен «Турецкий поток», чтобы доставлять в Европу газ в обход Украины, с которой теперь у Москвы, если называть вещи своими именами, враждебные отношения. И это, судя по всему надолго. Уже объявлено, что долгосрочный транзитный контракт с Украиной, который истекает в 2019 году, Россия продлевать не будет. Значит, ей нужны альтернативные маршруты для доставки своего газа в Европу.

Анкару при этом Россия «соблазняет» статусом «хаба» - некоего распределительного центра, направляющего энергетические ресурсы в Европу. И тут возникает опасность нового конкурентного риска. На сей раз не с Турцией, а с Азербайджаном. Ситуация такова, что избежать пересечения интересов Москвы и Баку тут никак нельзя.

Ведь параллельно с «Турецким потоком» реализуется другой проект — строительство Трансанатолийского трубопровода, который должен доставлять газ из Азербайджана от грузино-турецкой до западной границы Турции. Там будет проложен Трансадриатический газопровод, по которому «голубое топливо» может начать поступать в Европу уже в начале 2020 года. То есть, потенциально турецкий «хаб» может дирижировать поставками «голубого топлива» не только из России, но и из Азербайджана.

Но если реализации проектов строительства всех вышеперечисленных газопроводов в Турцию теоретически не мешает ничего (если не брать в расчет форс-мажорные обстоятельства типа сбитого самолета), то прокладка трубы на территорию Европы – это уже другой вопрос. Можно предположить, что для азербайджанского газа здесь включится режим наибольшего благоприятствования, а вот для российского – вряд ли.

На сегодняшний день Россия находится под санкциями Евросоюза из-за присоединения Крыма и разгорающегося конфликта с Украиной. К тому же Брюссель открыто недоволен газовой экспансией Москвы в Европу и всячески желает снизить зависимость Старого Света от российского топлива.

Правда, ранее представители Греции и Болгарии говорили о том, что заинтересованы в сотрудничестве с Москвой по газовым проектам, включая «Турецкий поток». Однако печальная судьба «Южного потока», который в свое время так и не одобрила Еврокомиссия из-за несоответствия Третьему энергопакету ЕС, поубавила оптимизма у Москвы.

Плюс ко всему возобновление проекта «Турецкий поток» вновь вызвало к жизни уже несколько подзабытые дискуссии о том, насколько необходим Европе российский газ, сможет ли она обойтись без него, пойдет ли Брюссель на принцип, чтобы сохранить право транзита российского газа за Украиной и прочее.

Аргументы «за» и «против» за последний год ничуть не поменялись, поэтому не будем их здесь снова озвучивать. Скажем лишь, что по нашему мнению проекты доставки азербайджанского газа в Европу находятся в гораздо более выигрышном положении, чем российские. Да, Азербайджан не сможет заменить полностью Россию в качестве поставщика «голубого топлива» в Старый Свет, но, как представляется, Баку это и не требуется. Зато те объемы, которые Азербайджан намерен поставлять в Европу, здесь будут встречены «на ура» и наверняка не столкнутся ни с какими политическим барьерами, через которые сейчас с таким трудом пытается перепрыгнуть российский «Газпром». А это нынче дорогого стоит.

8632 просмотров