На этой земле войны время остановилось наша аналитика

Икрам Нур, автор haqqin.az

Белуджистан - дикий и косматый, тюркско-иранский пасынок Среднего Востока. Его территория охватывает сразу три государства - Иран, Пакистан и Афганистан, и в каждом из них населенные белуджами провинции превращаются в головную боль, «горячую точку», становятся «землей войны». Стратегическое положение Белуджистана уникально, запасы его подземных кладовых огромны - в этом его счастье и в этом же - его проклятие...

карта Белуджистана

Пакистанский Белуджистан… «Конец географии», где время, кажется, остановилось. Знойное марево, безжалостное солнце, совершенно марсианские пейзажи - песчаные дюны, сменяющиеся наплывами камней, безжизненное нагорье. И - розы возле фруктовых деревьев в оазисах. Редкие хижины с полуобвалившимися от старости дувалами и навесами из мешковины, крепкий чай из прокопченных чайников, затхлые галеты и сухой сыр на джутовых ковриках-чарпои.

Потрясающая, просто какая-то пронзительная нищета - три четверти населения провинции даже по официальным данным живут ниже уровня бедности. Лишь один из четырех умеет читать или писать, а детская и материнская смертность немногим ниже, чем где-нибудь в глухих районах Африки. Вечный дефицит воды, электричества и работы.

Но застывшее время и безлюдность этого недоброжелательного для чужака пространства - лишь кажущаяся. Пакистанский Белуджистан - это почти 1300 километров границы с Афганистаном, и 900 километров границы с Ираном. Одного этого достаточно, чтобы в безжизненных ландшафтах кипела своя, тщательно скрываемая от постороннего взгляда жизнь.

марсианские пляжи Белуджистана, где отступает реальность

Взад-вперед шныряют талибы, боевики, воюющие против Тегерана, Исламабада и Кабула, контрабандисты и наркоторговцы, на нелегальные взлетно-посадочные полосы садятся самолеты арабских шейхов, прилетающих сюда на сафари. То и дело в небе появляются беспилотники, которые операторы ЦРУ запускают с секретной базы Шамси.

Здесь же, под этой выжженной солнцем и искореженной ветрами землей - месторождения природного газа, угля, меди, золота и, как стало недавно известно, платины. Богатство недр и нищета тех, кто над ними живет - обычная, словом, для нашего мира ситуация.

Луч надежды по имени КПЭК

Как в XXI веке могут сохраняться такие места? Этот вопрос возникает у всякого, кому доведется хоть раз побывать в Белуджистане. Ответ на него довелось услышать в Исламабаде. «Понимаете, ни у Пакистана, ни у Ирана, ни у Афганистана нет денег, чтобы принести цивилизацию белуджам», - откровенно сказал один близких к тогдашнему премьеру, Навазу Шарифу, человек. «Единственный выход для нас - сдать эти земли в концессию иностранным инвесторам».

Так, собственно, и произошло. Туда, куда не смог добраться Исламабад - пришел Пекин с грандиозным проектом Китайско-пакистанского экономического коридора, КПЭК, проходящего от порта Гвадар до Синьцзяна.

По масштабности этот проект вполне оправдывает свое неофициальное название - «жемчужина» инициативы «Пояс и Путь». 210 инфраструктурных объектов - от школ, железных дорог, нефте- и газопроводов до электростанций, шоссе и аэропортов, полная реконструкция порта Гвадар и перестройка одноименного города, по замыслу архитекторов на выходе должен получиться новый Дубай. Все это должно начать работать к 2030 году и обойдется в сумму от 47 до 51 миллиарда долларов, а заодно, как рассчитывают пакистанские власти, - пришпорит время и буквально «затащит» Белуджистан в XXI век.

Естественно, этот проект Пекина вовсе не означает, нет, речь идет не  о том, что китайские власти и лично товарища Си Цзиньпина внезапно одолела неудержимая тяга к благотворительности, стремление помочь прозябающим в нищете белуджам или появились лишние полсотни миллиардов долларов.

Все строится на прагматичном расчете и глубоком понимании геополитических реалий, ведь если Белуджистан - жемчужина инициативы «Пояс и Путь», то расположенный здесь порт Гвадар - сущий алмаз. Контроль над ним позволит Пекину избежать «проклятия Малаккского пролива», узкого «горлышка», блокада которого противниками КНР в одночасье лишает Китай почти 80% ресурсов, которые он импортирует морским путем с Ближнего Востока и Западной Африки. А тут - доставили все необходимое до Гвадара, перегрузили и с ветерком до китайского Кашгара.

КПЭК - на пути к будущему

Где ненависть и конкуренция - там и демоны

К сожалению, столь же очевидны эти выгоды и получаемые Пекином преимущества были и для его главного регионального противника - Нью-Дели. Чрезвычайно озабоченный величием Индии премьер Нарендра Моди сразу же после международной презентации проекта КПЭК заявил, что для его страны он является «неприемлемым», более того встретит решительное противодействие.

Большинство из нас знают Индию в основном по продукции Болливуда. Где индусы мелодично поют веселые песни, зажигательно танцуют, а на каждого негодяя, злобного раджу или продажного политика найдется свой Митхун Чакраборти. Словом, кругом любовь, радость, добро побеждает и прочая брахмапутра.

Подобное впечатление исчезает после первых минут знакомства с документами о деятельности RAW - внешней разведки Индии. Особенно в части ее главной операции в Белуджистане - реализации «плана Као». Для посвященных - стратегии использования белуджей и их сепаратистских настроений в необъявленной войне против Пакистана. Которую разрабатывал лично первый генеральный директор RAW Рамешвар Као, а визировала никто иная, как Индира Ганди.

В тогдашней версии этой стратегии - предусматривавшей и теракты, и точечные ликвидации, и диверсии, и провокации и даже использование исламистов - целью Зеро был Пакистан. С начала 2015 года «план Као» немного отредактировали в соответствии с современными реалиями, и главной мишенью подрывной деятельности стал КПЭК.

С чем тут же согласились представители белуджских сепаратистских и террористических группировок, причем у них для этого были как минимум две веские причины.

очередной теракт, боевики отрабатывают свои деньги индийской разведки

Во-первых, в массе своей белуджи, а особенно верхушка их племен, совершенно не хотят в XXI век, а значит - являются убежденными противниками проекта Китайско-пакистанского экономического коридора. Для соплеменников свою позицию они объясняют примерно так: строительство КПЭК приведет к тому, что Белуджистан заполонят китайцы, сингапурцы, пенджабцы и прочие чужаки – а священная земля предков превратится в проходной двор, в перевалочный пункт для торгашей и неверных.

Хотя в реальности дело в другом. Может быть, вожди и племенная аристократия в чем-то и отсталые, то, что Коридор разрушит привычный им уклад жизни, лишит их власти и денег - понимают отчетливо.

Во-вторых, очередное восстание белуджей, поднятое ими против Исламабада в 2005 году, спустя десять лет, в году 2015, практически потерпело поражение. Регулярные части и коммандос пакистанской армии, не стесняясь в средствах и ни в чем не отказывая себе при проведении карательных рейдов, достаточно быстро загнали повстанцев в подполье. Откуда их, в свою очередь, жестоко и методично принялись выкуривать оперативники ISI, пакистанской межведомственной разведки. В том числе - привлекая к этим операциям даже боевиков Талибана.

То есть к моменту, когда к главарям белуджских вооруженных группировок прибыли эмиссары индийской разведки, они уже практически прекратили вооруженную борьбу против пакистанских властей и семимильными шагами осваивали более прибыльную и безопасную нишу - наркотрафик.

Однако предложение сотрудников RAW им понравилось. Потому как одно дело - воевать с регулярными частями за не слишком большие деньги, а зачастую, так и вообще за идею. И совсем другое дело - нападать за солидное вознаграждение на гражданских специалистов и рабочих, завербовавшихся на строительство объектов КПЭК. Представляя это для остального мира как протест против вековой дискриминации и угнетения, а также захвата иностранцами земли и природных богатств белуджей.

Богом и цивилизацией забытая земля

* * *

Похищения и убийства инженеров и прочих специалистов, причем «спонсоры в штатском» особенно хорошо платят за китайцев, нападения на рабочих, диверсии на объектах Коридора, взрывы на улицах и даже попытка захвата консульства КНР в Карачи - все это стало буднями Пакистанского Белуджистана.

Масс-медиа обходят ситуацию молчанием, сообщая лишь о наиболее вопиющих преступлениях - но при этом всякий раз в их сообщениях звучат нотки оправдания террористов из «Армии освобождения Белуджистана», состоящих на довольствии иностранной разведки. Не они, дескать, такие жестокие, их вынудили внешние обстоятельства, их нужно понять, ведь они защищают свои права.

При этом «акулы пера», кто-то умышленно, а кто-то и по недомыслию, упускают главное. Из-за своей геополитической значимости и природных богатств территория Пакистанского Белуджистана стала «землей войны». На которой демоны архаичного прошлого ожесточенно воюют с днем завтрашним. Воюют с образованием и доступной медицинской помощью, с питьевой водой для каждого и рабочими местами. Конечно, им не победить. Но крови они прольют достаточно.

Кстати, в начале статьи говорилось о том, что есть не только пакистанский, но и иранский Белуджистан. И если кто-то думает, что там ситуация сильно лучше - то он крупно ошибается. Но это - уже другая история о «землях войны».

8335 просмотров