Узбекистан идет в «полумертвую организацию», Азербайджан не хочет, а Беларусь раздумывает…

Виктория Магда, специально для haqqin.az

Узбекистан заявил, что поставил цель завершить переговоры по присоединению республики к Всемирной Торговой Организации в ближайшие четыре года. Это даст стране возможность выхода на мировой рынок. Однако эксперты считают, что подать документы в ВТО, это еще не значит стать членом ВТО. Впрочем, не все постсоветские страны торопятся стать членом ВТО. Например, Азербайджан успешно обходится двусторонними соглашениями с участниками торговой организации.

Мирзиёева тянут в ВТО

Процесс присоединения Узбекистана к ВТО начался с проведения политики президента Шавката Мирзиёева по либерализации внешнеэкономической деятельности. С момента подачи заявки на вступления в ВТО до вручения Генеральному директору организации Роберто Азаведо Меморандума о режиме внешней торговли Республики Узбекистан (РУ) прошло 15 лет. Роберто Азаведо выразил полную поддержку активизации Узбекистаном процесса вступления в ВТО и отметил, что широкомасштабные реформы, реализуемые под руководством президента Шавката Мирзиёева, являются ключевым фактором дальнейшего развития внешнеполитических и внешнеэкономических связей республики, а также приведения нормативно-правовых актов в соответствие с нормами и правилами соглашений организации.

Процесс вступления Узбекистана в ВТО остановился в октябре 2005 года – после трагических событий в Андижане.

На нынешнем этапе модернизации экономики страныкоторая характеризуется постепенным переходом к экспорториентированной модели развития, вступление в ВТО, по мнению ряда экономистов, необходимо. Поддерживает Ташкент на этом пути Сеул. Южная Корея стала первой страной, с которой Узбекистан подписал «дорожную карту» по сотрудничеству в вопросах присоединения к ВТО.

Доктор экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Аза Мигранян считает, что на сегодня уровень регулирования торговли, а точнее, ее либерализация, полностью соответствуют требованиям ВТО. Любая страна, которая хочет выйти на мировой рынок самостоятельно и активно торговать на условиях равной конкуренции, вынуждена, вне зависимости от того, как это отразится на экономике, соблюдать правила ВТО. Соответственно, для Узбекистана этот вопрос также является актуальным с точки зрения нынешней политики, большего выхода и повышения конкурентоспособности на мировом рынке, выхода и расширения горизонта торговых потоков. В этой связи, объявленная либерализация экономики является логическим шагом.

Что же касается степени готовности узбекской экономики к последствиям, которые могут возникнуть, то прогнозировать достаточно сложно по двум причинам. Первая – все будет зависеть от того, на каких условиях республика сможет договориться со всеми странами членами ВТО о тех уровнях тарифов, барьеров, которые Узбекистану позволят сохранить. Вторая причина – это форма и вид сотрудничества. Можно быть членом ВТО и принять все либеральные условия, как это сделал Бишкек. Киргизия первой из стран СНГ вступила в ВТО, став 77 членом организации. При этом, процесс ее присоединения был самым быстрым в истории организации – менее года. Киргизия согласилась со всеми предположениями организации и полностью открыла свой рынок. Или, например, как Китай, который годами отстаивал свои интересы.

Китай тянул 8 лет

Процесс присоединения КНР занял 8 лет, и это несмотря на его вес и возможности влиять на определенных партнеров. Китай, вступив в ВТО в 2001 году, оставил за собой право национального регулирования и защиты внутренних рынков. Это дало Пекину возможность увеличения реального объема ВВП в четыре раза. Страна заняла второе место по объему номинального ВВП в мире (в 2018 году 13,407 трлн долларов США). Наблюдается также и увеличение внешнеторгового оборота в семь раз. Вместе с этим средневзвешенный импортный таможенный тариф уменьшился в течение 10 лет пять раз. В результате этого, сильное развитие получил высокотехнологичный сектор Китая. Большую роль также играет валютная и монетарная политика государства, которые помогли стабилизировать валютный курс и включить национальную валюту юань в число резервных валют мира.

Беларусь ведет переговоры пятый год, и пока все остается на уровне согласования, поиска компромиссов, взаимодействия.

Эксперт Бахтиёр Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив «Маґno» считает, что изначально, позиция рабочей группы Узбекистана на переговорах исходила из того, что в среднесрочной перспективе ведущую роль «локомотивов» будут играть те отрасли экономики, по которым Узбекистан имеет традиционные сравнительные преимущества в международной торговле. Это – сельское хозяйство и взаимосвязанные с ней отрасли легкой, пищевой промышленности, сельхозмашиностроения, химической промышленности. И первоначально по этим отраслям Узбекистан хотел добиться префенциальных условий. Однако постепенно победила точка зрения того, что Узбекистан должен защищать те отрасли и продукцию, которые должны только появиться в ходе реализации политики ускоренной индустриализации, которая началась в середине 2000-х гг. Это отрасли автомобилестроения, микроэлектроники, сложной бытовой техники, станкостроения, фармацевтики. Согласование префенциальных тарифов на продукцию, которая только должна была появиться – это нонсенс и поэтому переговоры с ВТО постепенно были почти полностью приостановлены. И сегодня страна не форсирует вступление в эту, как сказал американский президент Дональд Трамп, «полумертвую» организацию.

Азербайджану не нужна ВТО

Впрочем, не торопятся вступать в ВТО и другие страны СНГ, в частности, Азербайджан. Для тех стран, у которых есть двусторонние соглашения преференциального режима по торговле и сотрудничеству, ВТО является больше имидживым проектом, нежели проектом, который объединяет суть и объемы торговли. Специфика экспортной продукции Азербайджана – это в основном минеральные ресурсы, сырье, не подпадающие под преимущества членства ВТО.

ВТО дает льготы при экспорте готовой продукции, с высокой добавленной долей технологичности. А если же этого нет, то открытие собственного рынка - это всего лишь вымывание своего производителя и полная зависимость от импорта для ресурсной страны.

Например, Беларусь тоже не собиралась в ВТО, до тех пор, пока не возникла кризисная ситуация на российском рынке. То есть, когда экспорт в прежних объемах стал невозможен из-за падения конкурентоспособности, тогда Минск вынужден был обращаться на рынки третьих стран, где действует правило ВТО. В данном контексте Беларуси с готовой продукцией более выгодно выходить на эти рынки, чем, скажем, с минеральными ресурсами.

Поэтому у Ташкента ситуация довольно сбалансированная. Республика может предложить и переработанную продукцию, и сырьевую продукцию. В случае с сырьевой продукций преференции, получаемые от членства в ВТО, ей ничего не принесут. А вот в случае, если ставка будет делаться на экспорт готовой продукции и его продвижения на внешних рынках, тогда да, это выгодно.

17399 просмотров