И народ голосует за Чингиза Абдуллаева статья юбилейная

Лев Маас, член Союза писателей СССР, автор haqqin.az

Это произошло давно. Я приехал в мастерскую, к мастеру Мубаризу, чтобы передать ему свой аккумулятор, когда услышал шуму из его мастерской. Сразу несколько человек пытались его успокоить. Выяснилось, что один из клиентов опрокинул бутылку с кислотой на книгу, которая лежала на столе у Мубариза, и мастер набросился на небрежного клиента.

На мой недоуменный вопрос, в чем причина такого волнения, он объяснил, что это была книга Чингиза Абдуллаева "Голубые ангелы", которую он втридорога купил на толкучке. Мастера пытались успокоить, обещая заплатить за испорченную книгу. Но он продолжал бушевать.

- Наплевать мне на деньги. В ней был собственноручный автограф писателя. Самого Чингиза Абдуллаева! На встрече с ним, куда я попал в самый последний момент, он прямо на выходе подписал ее мне… Клиент может вернуть деньги, а автограф  - ни за что!..

- Я помогу, Мубариз, - чтобы успокоить распалившегося Мастера, опрометчиво пообещал я.

- Ты сможешь! – ловит он меня на слове. - Ты же из писателей…  Точно сделаешь?..

- Точно! Постараюсь все сделать. Но сегодня я улетаю в Москву.

- Ничего, подожду.

…Дернул же меня черт за язык! - расхаживая у аэропорта и дожидаясь, когда диктор сообщит о посадке на рейс, корил я себя. -  Если бы я входил в круг его друзей – другое дело. А тут… Мы с ним практически не общаемся. Да и знаю его не так уж давно. И не только как автора интересных книг, а больше как человека, хрупкость и ранимость которого, при всей его внешней суровости, мне, надеюсь, была известна лучше многих окружавших его людей..

Впервые мы познакомились с ним в 1989 году на Международной московской ярмарке (ММКВЯ). Нас представил друг другу ныне покойный директор издательства «Язычи» Аждар Ханбабаев. Был повод. Сразу две известнейшие зарубежные издательские фирмы закупили права на публикацию выставленного здесь его романа «Голубые ангелы», а польские книжники остановили свой выбор на моей фантастической повести «Рукопись доктора Преображенского». Это было событие, которое прямо в павильоне наша делегация хотела, конечно же, отметить. А Чингиз… исчез.

«Где тот, кто одним залпом завалил сразу двух заморских фирмачей?» - поднимая бокалы  шампанского,  спрашивал кто-то из высокопоставленных сановников. Вопрос тот адресовался заместителю руководителя нашей делегации Аждару Ханбабаеву. Помню, хорошо помню ответ Аждара Рзаевича: «Он стеснительный… Молодой человек еще не испорчен славой… Он еще выдаст такое, что за его вещами книгоиздатели выстроятся в очередь»… И стали его слова пророческими. В тот момент Чингизу не было еще и тридцати. Но он уже был секретарем Союза писателей Азербайджана и возглавлял нашу делегацию.

Уже гораздо позже, после этого состоявшегося пророчества я в аэропорту «Бина» ругал себя на чем свет стоит. Как, спрашивается, я выполню данное мной обещание. И тут… Фортуна. Из депутатского зала выходил мой давнишний коллега по журналистскому цеху. Он в тот момент в президентском аппарате занимал должность пресс-секретаря. Коротко и, наверное, не без эмоций, рассказав о происшедшем в автопрофилактории и Мубаризе, услугами которого мой друг и коллега не раз пользовался, я попросил выйти на Чингиза Абдуллаева…

- Так ты говоришь, Мубариз хотел намять бока тому клиенту за испорченную книгу Чингиза? -  расхохотался он.

- Пытался,- кивнул я.

- Хорошо. Кому-кому, а Мубаризу помогу!

У меня отлегло. Отлегло и надолго забылось. Пока…

Ведь после того его первого московского триумфа и того инцидента в автопрофилактории мне с Чингизом Абдуллаевым приходилось видеться от случая к случаю. По сугубо журналистским делам. То после демонстрации его фильмов, то на пресс-конференциях, связанных с выходом его очередного бестселлера…  После них мне всегда хотелось поговорить с ним с глазу на глаз. И всегда не удавалось. Он тихо и незаметно исчезал. Уж такой он человек. Старается не выпячиваться. Другой при такой оглушительной славе забронзовел бы…

В связи с этим мне припомнился и другой небезынтересный эпизод из его жизни. Мало кто знает о том, что опубликованный указ президента о присвоении ему высочайшего звания "Народный писатель" был для него как гром среди ясного неба. Чингиз искренне полагал, что произошла какая-то ошибка. Союз писателей не представлял его к этому званию. Да и не мог этого сделать. В истории азербайджанской литературы первым такое звание в пятьдесят лет получил великий Самед Вургун.

Уже позже станет известно, что некоторые чиновники были против этого указа, но его подписал президент, который сам решил присвоить высокое звание без представления. И потому звучавшие в тот день в телефоне Чингиза поздравления, писатель принимал за розыгрыш…Тогда ему было только сорок пять лет.

Когда Чингиз Абдуллаев поблагодарит президента за столь высокую оценку, он скажет, что рассматривает указ как аванс на все свое творчество, который обязан оправдывать всю жизнь. Ведь никто до него и после не получал такого звания до пятидесяти лет. Он оказался самым молодым народным писателем в истории азербайджанской литературы. Потом будут другие награды -  ордена "Шохрат" и "Шараф", даже Звезда Содружества: многие другие награды и почетные звания  различных стран мира. В этом году приехавшая на открытие Дней культуры России в Азербайджане глава Совета Федерации госпожа Матвиенко назовет Чингиза Абдуллева среди тех людей, которых знают и любят в России.

Но все будет гораздо позже. Спустя несколько лет я снова встретился с Мубаризом. Он отпустил бороду, и я его не сразу узнал. Он подошел ко мне сам. 

- Здравствуйте! Вы меня не узнаете?

Я замотал головой.

- Я - Мубариз… Мастер… Помните, у меня ребята кислотой сожгли Чингиза Абдуллаева?..

- Не Чингиза Абдуллаева, а его книгу, -  припомнив тот давний случай, пробурчал я.

А у самого промелькнуло: чтобы сделать такую пакость - невежде и завистнику - ума большого не требуется. Таким недоумкам – замахнуться на то, что выше их – значит, примазаться к славе… И словно считав с меня эти мысли, масте Мубариз, посуровев, заметил:

- Его книги он сам и есть, и не вдаваясь в философию этой экспромтом высказанной им мысли, зачастил: – Так вот,  книгу «Голубые ангелы» благодаря вам я получил лично от него и, как вы обещали, с его автографом. Мне ее привезли в профилакторий. Знаете, что он написал?

Я развел руками.

- «Мастеру своего дела Мубаризу, который отстаивает меня кулаками» - радостно выдохнул он. - Спасибо вам!

… И это была оценка обычного человека.

Легендарный Ивар Калныныш в роли Дронго

После «Голубых ангелов» из под пера Чингиза Абдуллаева вышли такие известные романы, как «Три цвета крови», «Симфония тьмы», «Закон негодяев», «Манипулятор», «Мое прекрасное алиби». Произведениями Чингиза Акифовича зачитываются миллионы "мубаризов" во всей нашей необъятной планете. Он по праву стал живой легендой. И благодаря его книгам слава о нем раскатилась по всему миру, его перевели уже на множество языков, сняли столько фильмов и сериалов!

Да, и самое важное. Чингиз Абдуллаев – еще и потому истинно народный писатель, что оставил неискоренимый и глубокий след в народной памяти как истинный гражданин и писатель. Он один из немногих, кто по праву заслуживает титул – "совести нации".

Он всегда рядом с теми, кому нужна его поддержка, он плечом к плечу с гражданским обществом, неоднократно отстаивал общечеловеческие свободы. Он не готов на компромиссы, поэтому не может нравиться всем! И когда он помогал освобождать  молодых поэтов из иранской тюрьмы, когда отвечал Борису Акунину или Зорию Балаяну, когда возражал против сноса дома Джафара Джаббарлы или принимал участие в поисках возможных останков Микаила Мушвига, когда переживал за свой город и свою страну, всегда придерживался принципиальных позиций, не меняя их в угоду конъюнктуре. Сколько раз, бросая все свои дела, он ездил в прифронтовые районы, в различные школы и университеты, встречаясь с молодежью, считая такие встречи исключительно важными для будущего нашего народа.

В этом году выдающемуся писателю и гражданину исполнилось шестьдесят лет. Его юбилей отмечают во многих странах. Президент Азербайджана наградил его орденом "Шараф". Сам Чингиз Абдуллаев отказался от юбилея в Баку, посчитав, что здесь его и без того хорошо знают. И это тоже в его характере. Он всегда говорит, что самое главное - его читатели. И миллионы людей во всем мире читают, смеются, переживают, плачут, радуются вместе с его героями. А это самое важное для любого писателя!..

7941 просмотров