Вашингтон наступает на СССР через Центральную Азию наши подробности

Виктория Магда, специально для haqqin.az

Заместитель госсекретаря США Дэвид Хэйл региональный визит в Центральную Азию ограничил посещением только двух стран – Казахстана и Узбекистана. Эти государства должны сыграть заметную роль в постконфликтном восстановлении Афганистана. Именно об этом шла речь на переговорах с президентами Касым-Жомартом Токаевым и Шавкатом Мирзиеевым на заседании группы высокого уровня в формате «С5+1».

в этом регионе столкнулись три мировые державы

Центрально-Азиатский регион сегодня напоминает татами, сошлись атлеты разных весовых категорий. Но если для России Центральная Азия традиционно регион стратегических интересов, а Китай укрепился здесь экономически и уже не скрывает своего желания установить тесные военно-политические связи со странами региона, то влияние США, после закрытия американских военных баз в Ханабаде (Узбекистан) и в бишкекском аэропорту Манас (Киргизия) заметно снизилось. Именно поэтому была создана консультативная площадка «С5+1» (страны Центральной Азии и США), предложенная Вашингтоном в 2015 году для обсуждения и продвижения экономических проектов, где Вашингтон выступает в роли медиатора.

Формат можно расценивать, как реакцию на создание Евразийского экономического союза и китайскую инициативу «Один пояс – один путь». Вашингтон понял, что нужен какой-то механизм для контроля и взаимодействия в регионе. Формат перспективный, если, конечно, из нынешнего мягкого состояния он не переродится в более формальное, жесткое объединение, в котором Вашингтон начнет навязывать свою повестку.

формат«С5+1»

Дэвид Хэйл приехал в регион для проведения очередного заседания группы «С5+1». Главы МИД региона встретились с американским дипломатом в Нур-Султане в закрытом режиме. В открытый доступ была допущена лишь информация о том, что встречавшиеся рассматривали возможность дальнейшего расширения торговых связей, привлечения инвестиций и реализацию многосторонних экономических проектов в регионе, а также вопросы оказания содействия восстановлению Афганистана. А помочь Вашингтону в этом, как уже было сказано выше, могут Казахстан и Узбекистан.

В США считают Казахстан одним из основных партнеров в Центральной Азии. В повестке отношений двух стран постоянно фигурируют вопросы еще большего расширения экономического сотрудничества и увеличения объема американских инвестиций. Впрочем, для США Казахстан всегда был интересен как «кладовая энергоресурсов». В республике работает более 300 американских компаний. За время независимости Казахстана они инвестировали в страну более 50 млрд долл. По итогам прошлого года объем американских инвестиций установил новый абсолютный рекорд, достигнув 5,3 млрд долл. За январь-июнь нынешнего года товарооборот между двумя странами составил 1,1 млрд долл., что на 31,8% больше, чем за аналогичный период 2018 г.

Казахстан, как отметила в беседе с haqqin.az политолог Жанар Тулиндинова, интересен США с точки зрения экономики, как наиболее сильная страна региона, переживающая процесс смены власти и политической трансформации. Не исключено, что США рассматривают эти процессы с точки зрения окна возможности для усиления своего влияния и на Казахстан, и на регион в целом. Так недавно в The National Interest была опубликована статья, в которой автор - директор центра внешней политики фонда Allison Люк Коффи - акцентировал внимание на транзите власти в Казахстане и рекомендовал президенту США ДональдуТрампу посетить Нур-Султан для «обновления партнерства». Похоже, США рассматривают Казахстан в некотором роде как опорную страну в Центрально-Азиатском регионе.

Дэвид Хейл на встрече с президентом Токаевым

Во-первых, Казахстан для США – это важный элемент логистики в афганском направлении. Во-вторых, у США есть интересы в энергетической сфере Казахстана. В-третьих, несмотря на декларируемый проевразийский выбор Казахстана, ориентация местной элиты преимущественно прозападная, что объясняется вполне объективными факторами – направленностью бизнеса на западные экономические и финансовые потоки.

Но несмотря на хорошие отношения США с Казахстаном, центральным военно-политическим партнером Вашингтона в регионе сегодня является Узбекистан. Так, за последние годы Вашингтон и Ташкент реализовали несколько программ по укреплению границы на сумму свыше 15 млн долл. В 2014 году США выделили безвозмездный грант на сумму свыше 12 млн долл. на проекты укрепления материально-технического обеспечения правоохранительных и таможенных органов Узбекистана, реконструкцию таможенного поста «Алат» и строительство погранкомплекса «Лябоб». В апреле 2015 года Узбекистан получил на безвозмездной основе оборудование для борьбы с наркобизнесом на сумму 6,2 млн долл. А в 2015 году Пентагон передал МО республики 328 современных боевых машин. Это была крупнейшая в истории военно-техническая помощь центральноазиатским странам.

Хейл в гостях у Мирзиёева

После смены власти в США и Узбекистане вектор сотрудничества сместился с военного на политико-экономический. Вашингтон оценил  усилия Узбекистана в налаживании диалога по Афганистану, а также по вовлечению этого давно неспокойного государства в Центрально-Азиатский регион и геоэкономические проекты, публично отведя Ташкенту главную роль в политическом урегулировании ситуации в Афганистане.

Впрочем, это происходило в унисон узбекской политике. У Ташкента есть интерес к Афганистану, как к надежному и стабильному партнеру, а не как к источнику угроз. И Ташкент давно работает в этом направлении. Например, он строит в Афганистане линии электоропередачи, железную дорогу, предлагает организовать сборку легковых автомобилей UzAuto и восстановить текстильные фабрики. Не случайно, на встрече с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым Дэвид Хейл подтвердил приверженность США дальнейшему развитию отношений стратегического партнерства и всестороннего сотрудничества между странами.

А вот остальные страны региона – Киргизию, Таджикистан и Туркменистан, США подключить к работе с Афганистаном, похоже, пока не в состоянии. Нет инструментов вовлечения, нет политической воли и интереса. Да и сами страны экономически не состоятельные. Хотя при всем этом, в отношении, например, Киргизии у США свои планы, несмотря на то, что республика находится под прямым политическим влиянием России.

В нынешнем году Вашингтон планирует возобновить с Бишкеком денонсированный в 2015 году прежним президентом Алмазбеком Атамбаевым договор о сотрудничестве. Документ предусматривал оказание гуманитарной помощи, а также экономического и технического содействия Киргизии Вашингтоном. Все поставки, предоставляемые программами содействия США, не облагались налогами и таможенными пошлинами, а гражданскому и военному персоналу правительства США, работающему в стране, предоставлялся статус, равный дипломатическому.

Разработан отдельный вектор и для Туркмении. Вашингтон осуждает политику президента Гурбангулы Бердымухамедова, включает Ашхабад во всевозможные списки «непрозрачной экономики» и «отсутствия свобод», но одновременно подписывает экономические соглашения. Все это делается не ради каких-то абстрактных идеалов, а для создания условий перспективного прихода на Каспий, природные ресурсы которого с давних пор не дают покоя США.

На таком фоне Таджикистан предстает как страна наименее интересная Вашингтону в Центральной Азии…

10751 просмотров