Брак Народного Фронта азербайджанская трагедия

Эйнулла Фатуллаев

На глазах всего азербайджанского общества развернулась душераздирающая мелодрама с острым политическим сюжетом, в которой трагически перекликались романтические истории разбитой любви и утерянной дружбы, супружеской измены и бунта неблагодарных детей… Всеобщий циничный ропот оппозиционной гопоты словно стрела, пропитанная ядом предательства, вонзилась в грудь падшего черного ангела азербайджанской оппозиции – заместителя председателя Партии народного фронта Фуада Гахраманлы.

почти "маяковский треугольник" - Али Керимли, Зумруд Ягмур, Фуад Гахраманлы

Так хочется обойти зловонное политическое болото. И так вся эта пагубная атмосфера политической деградации пропитана цинизмом, девальвацией ценностей и разложением целого политического класса, называемого оппозицией. Однако трагическая история Фуада Гахраманлы – красноречивое свидетельство вырождения целого социального пласта.

В один из ненастных дней перед сетевой публикой всплывает дочь первого заместителя председателя ПНФА, глашатая прав угнетенных и обездоленных Али Керимли – Фуада Гахраманлы. В страшных и унизительных подробностях подросток – Сельджан Ягмур рассказывает о буднях своей семьи, критических отношениях родителей, изуверствах отца, истязавшего мать, да и ее саму средневековыми пытками. Борец за народное счастье, отдавший лучшие годы делу революции и тюремной камере, предстал перед всей страной в ипостаси страшного изверга, который на почве ревности ломает пальцы своей спутнице жизни, поднимает руку на любимых и беззащитных дочерей. Дочь признает самой себе и всей стране горькую истину: она люто презирает своего отца и этим самым обуславливает нелегкий выбор – девочка отказывается от фамилии отца в пользу плакучего пасмурного псевдонима своей матери – известной оппозиционной публицистки Зюмрюд Ягмур (буквальный перевод – Дождь после пасмурной погоды). Оказывается, описанные дочерью сцены инквизиции происходили в семье Гахраманлы ежедневно на протяжении десятилетия.

Родители самым неистовым способом сломали психику девочке. Да и не только ей, но и ее сестре. И Сельджан вместе с сестрой находят единственный и последний путь самостояния – рассказами о своем свирепом отце.

бунт юной Сельджан

Как поступает Фуад Гахраманлы? Политический деятель, избравший нишу так называемой справедливой борьбы за права народные, бросается с кулаками на… власть. Ф.Гахраманлы по привычке обвиняет власть в инсинуации и провокации, в коварном захвате страницы своей дочери в фейсбуке. На несколько минут Ф.Гахраманлы удалось запутать общественное мнение и повести по ложным следам. И многие действительно подумали, что страницу девочки просто хакнули. Но каково же было общественное негодование и порицание после второго, более гневного видеообращения девочки, в котором Сельджан обвинила отца во лжи. На наших глазах началось разворачиваться второе театральное действо – публичное противостояние отца и дочери. Сельджан на этом не остановилась и начала изобличать всю верхушку Партии народного фронта в лице Али Керимли. Девочка поведала стране, что лидер оппозиции часто вмешивался в семейные дела Гахраманлы. Настоятельно советовал супруге – Зюмрюд не разводиться с мужем, а терпеть пытки и побои. Дескать, что, кроме остракизма, ожидает ее, сирую и брошенную разведенную 40-летнюю женщину, в будущем?!

Признаться, как же неприятно ворошить вместе с общественностью все это грязное белье чужой семьи, но что же поделать, если сами Гахраманлы выставили на всеобщее обозрение скелеты из своих шкафов?

Мелодрама семьи Гахраманлы до глубины души потрясла азербайджанское общество еще и потому, что в каждом своем выступлении этот политик рассуждал о правах и свободах человека, демократическом выборе, законности, набожности… И вдруг появляется истинный, ненадуманный, невымышленный Гахраманлы, чья собственная семья и дети страдают от вакханалии и произвола собственного отца. Скандальная история с четой Гахраманлы – не первая и не последняя личная трагедия в рядах фронтистов. Задолго до этого был уличен в супружеской неверности другой соратник Али Керимли – Азер Ахмедов, совративший юную родственницу. Потом фоторепортеры обнаружили в объятиях дешевых шлюх другого соратника Керимли, главного редактора газеты «Азадлыг» Ганимата Захида. Много писала пресса и об оргиях в Лондоне с участием сына самого Али Керимли – Тюркеля. Скрытые камеры показали даже пресс-секретаря ПНФА Натика Адилова, который совокуплялся с любимой газетой «Азадлыг»…

Складывается впечатление, что в окружении лидера оппозиционной фронды собрался низкопробный аморальный людской сброд. Иначе как объяснить эту распущенность нравов, распад патриархального и традиционалистского уклада, кризис института семьи именно в этой социальной группе? И, конечно же, системный цинизм, проповедуемый Али Керимли. Цинизм стал некоей формой саморефлексии культуры Народного Фронта. Вместо того чтобы остановиться, задуматься, переосмыслить прошлое и призвать к психологическому самоанализу и самооценки сторонников, ответить на вопрос – почему же такое происходит в наших рядах? – Керимли в момент кульминации общественных споров вокруг скелетов семьи Гахраманлы призывает покончить с дебатами и задуматься о предстоящем митинге! Какой митинг? Люди потрясены трагедией отдельно взятой семьи! Люди озадачены вопросом: как один и тот же человек может проповедовать «гандизм» для народа, при этом подвергая собственную жену пыткам испанским сапогом?! Как?! Али Керимли безразличны чувства, состояние души, глубочайшая депрессия и апатия сторонников, шокированных трагической историей распада семьи своего соратника и друга. Надо поскорее позабыть, побыстрее перелистать страницу и, если потребуется, стереть самого Гахраманлы. Цель оправдывает средства. А согласно теории системного цинизма, Гахраманлы – всего лишь средство, точнее, ненужное барахло, вставшее у него на пути. Он со своей гадюкой-дочкой и истеричкой-женой испортили всю игру, внесли разлад среди сторонников, дали лишние аргументы злопыхателям и врагам. Именно так, вот так гнусно и подло Керимли пишет в своем обращении к трудящимся, которых призывает переключиться от мелодрамы на Социалистический интернационал. Они слепо бросаются во имя спасения эфемерного угнетенного общества, не вняв истины, что, вероятно, путь к исцелению невидимого далекого общества лежит через спасение семьи Гахраманлы.

все пропитано слезами

В эти минуты Фуад Гахраманлы ушел в отставку. Что для него потерянная общественная должность? За считанные дни едва обретший свободу Фуад потерял жену, дочерей, семью, надежды, мечты, будущее. Все истоптано. Все размельчало. Впереди его еще ожидает скандальный бракоразводный процесс. Через несколько дней с гневной обличительной речью будет выступать супруга – публицист с переломанными пальцами. Вот и Зюмрюд Ягмур, отдавшая лучшие годы своей жизни Фронту и фронде Керимли, ушла из Народного Фронта, под конец осознав деспотичную и циничную сущность партии вместе с мужем, которым посвятила всю свою увядшую, по словам Керимли, молодость… А может, и самому увядшему Али Керимли уже наконец стоит принять смелое решение, признать поражение и ответственность за загубленные и сломанные судьбы сотен своих сторонников, оставить политику и задуматься над вечными философскими вопросами?! Ведь вокруг одни личные трагедии, обломки разбитых ценностей и неисчислимые фрагменты из прошлого, сотканного из одних поражений… Пока еще Керимли предпочитает размышлять о митинге в подворотне с кучкой несчастных сторонников… А вокруг слезы, слезы, слезы…

8877 просмотров