Конец Али Керимли. Наступила новая пора наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Вот так бесславно, безрассудно и убого в Азербайджане завершился еще один этап политической конфронтации. Так называемый лидер азербайджанской оппозиции Али Керимли, недавно возвестивший о начале нового народного движения за свободу, позорно объявил об отмене намеченной на 2 ноября несогласованной с властью акции протеста. Витиеватыми фразами, лукаво, уклончиво и цинично лидер фронтистов пытался объяснить свою политическую несостоятельность. Октябрьская тактика азербайджанского необольшевизма потерпела полный крах.

страх на лице, ручки, неумело зажатые в кулачки, истерический крик... И все это лидер оппозиции Керимли

О каком стихийном народном движении могла идти речь, если акции протеста беспросветного азербайджанского Фронта привлекали внимание всего лишь сотни заядлых беспробудных гопников вялотекущего с прошлого века аморфного протеста?! Знает ли Али Керимли, что такое народное движение?! Народное движение априори подразумевает стихийную массовость, неосознаваемую самопожертвенную борьбу миллионов инстинктивно слитых в единый и живой политический организм. По иронии злополучной судьбы Али Керимли, в те дни, когда фронтисты предвозвещали в соцсетях о начале в Азербайджане нового народного движения и возникновения предреволюционной ситуации, в различных частях планеты – Ливане, Чили, Боливии один за другим вспыхивали очаги народного сопротивления. Миллионы людей в своем гражданском порыве в одном сомкнутом ряду шли на баррикады сопротивления, побеждая своей волей неугодную власть. И как же отвратительно выглядел Керимли со своими босяками-сторонниками – единицами за плечами, уверяя все мировое сообщество в зарождении нового народного движения в Азербайджане. История все помнит, но история отнюдь не все стерпит. Ведь естественное зарождение уникального в своем роде национального движения в Баку формировалось на наших глазах. Десятки тысяч людей, возмущенных политикой властей по судьбе Карабаха, с разных концов города стремглав мчались по улицам к центральной площади, чтобы встать живой цепью перед танками одной из могущественных армий в мире. Вот как возникает народное движение, о котором намедни рассуждает трепещущий от страха Али Керимли.

Последние события стали своего рода испытанием и для власти. Ибо на фоне многих социальных проблем, о которых смело и открыто говорит сам президент, у оппозиции, на первый взгляд, гипотетически мог появиться шанс изменить статус-кво, расшатать политическую ситуацию. Однако абсолютная часть азербайджанского общества осталась безучастной и равнодушной к призывам заскорузлых оппозиционеров-ретроградов из покрытой позором эпохи эльчибеизма. Народ не вышел на баррикады. Впрочем, Керимли и не удалось выстроить эти баррикады сопротивления.

и эту картинку Керимли смеет называть вспыхнувшим народным движением?! Акция протеста 19 октября

Какая-то неотвратимая предопределенная пораженческая судьба. Какая-то фатальная череда поражений. Оппозиция должна осознать доминанту исторической и философской роли лидера в борьбе. Али Керимли не вписывается в образ протестного лидера. Этот тщедушный и подлый человек столько играл, что наконец переиграл самого себя. Обратите внимание, ведь, несмотря на национальную самобытность – Керимли сформировался не в Чехии или в Голландии, а в патриархальной крестьянской среде в Саатлы, этот политик так и не учел специфику азербайджанского национального характера. Политик, претендующий на лидерство, вышел не только к своим сторонникам, но и к народу побитым, жалким, брошенным, униженным и оскорбленным. В любой другой западно-европейской и христианской стране, возможно, Керимли, представший в рясе блаженного мученика, в одночасье завоевал бы всенародную любовь. Но на Востоке никогда побитого и растерзанного политика лидером не воспримут. Здесь не любят и не уважают слабых. Здесь не воспримут трусливого и слабого, без яркой харизмы, стойкого характера и железной воли. Помните, историю османской династии? Третьему сыну султана Ахмета – Мураду пришлось потопить страну в море крови, чтобы вернуть всенародную любовь османов к династии, осрамленной позорным отречением от престола его старшего брата Османа. Ведь побитого султана посадили на ишака и прокатили по всему Стамбулу…

Что делает А.Керимли?! Мужчина, претендующий на общенациональное лидерство в восточной стране, появляется в студии в присутствии женщины Севиндж Османгызы с наигранным страданием на лице, плаксиво-жалобно заявляя: «Mənə zor tətbiq olunub!». Смысл слов в этом позорном признании трагичен для политика в восточной стране: Они надругались надо мной! Даже если и надругались, но А.Керимли был обязан с мужской силой, гордостью и достоинством воина встретить новое испытание судьбы, выйти к народу, не возвращаясь к сценам насилия в грязном дворе полицейского суда, спокойно, без слез и стенаний продолжить разговор о теории революции… Хотя, о чем это мы? Честь воина и фамилия Керимли – антитеза, понятия несовместные. Исковерканный психологический портрет Керимли – полное отражение его предательской сущности, бесконечного морального падения и нравственного разложения. Его необъяснимая на первый взгляд лютая органическая неприязнь к властям словно пронизывается нечеловеческой жаждой власти и бескомпромиссной идеологической конфронтацией с политической династией Алиевых.

Керимли вышел к народу с неподобающим для восточного политика признанием: "Надругались надо мной!"

Увы, Керимли полагается на привычное беспамятство поколения П и нигилизм нового постмодернистского глянцевого поколения, не заставшего политические вихри ураганных месяцев правления Фронта. Но рукописи-то не горят! Керимли образца середины 90-х годов и начала нулевых – само олицетворение компромиссного и услужливого властям и самому Гейдару Алиеву политика новой формации. Что говорить, если все без исключения заместители и близкие соратники Керимли в настоящее время последовательные приверженцы Ильхама Алиева. Мы неоднократно описывали формат тесного сотрудничества партии Керимли с властями. Важный, возможно и невидимый, но тонкий штрих кооптации Керимли с властью – он не играл, а именно подыгрывал власти. Порой подло, часто гнусно, вопреки всем принятым в приличном обществе представлениям о нравственности и порядочности. Конечно же, власть и тайная полиция пользовались услугами Керимли и его отвратительной, предательской свиты. Они предавали всех – народ, страну, друг друга, своего лидера, своих товарищей по борьбе – рядовых фронтистов, которым ежедневно лгали о священной борьбе с властью, хотя по вечерам в тайных явочных квартирах получали инструкции и деньги для того, чтобы снова утром лгать всем – стране, друг другу, своему лидеру…

Опороченная юношеская мечта Керимли о высоких кабинетах была похоронена вместе с комсомолом. Хотя, он кичливый карьерист успел впрыгнуть в последний уходящий вагон поезда, который уже был в огне. Затем открывается новая площадь для самореализации – Мейдан. И он рядом с прозванным Эльчибеем, этаким трагикомичным персонажем нашей несчастной истории, возведенным хмурым и бородатым Зевсом на Олимп политической власти. Спираль истории помогла Керимли пробраться в очень высокие недостижимые для обычного комсомальчика кабинеты верховной власти. Но скоротечность сиюминутного правления то ли якобинщины, то ли махновщины – история еще даст свою оценку этой грязной авгиевой конюшне, убила еще одну мечту Керимли. Он бы рад остаться и поработать с новой, чуждой ценностям его революционных товарищей властью. И, конечно же, новая власть его приняла. Но в качестве платного агента. Провокатора-Азефа. И Керимли с достоинством исполнил свою миссию, его тайная масонская ложа Юрд захватила власть в НФА, оставив хмурого и бородатого Зевса на задворках Хагани, 33. Керимли не удостоил своего лидера и экс-президента даже достойным рабочим кабинетом. В дурно пахнущем грязном похабном офисе ПНФА, где-то в углу отыскали сырую комнату для второго президента Азербайджана. Чтобы публично унизить. Чтобы показать свое превосходство над больным, немощным человеком, который проиграл свою жизнь.

в тени немощного и потерявшего власть экс-президента Керимли чувствовал свою абсолютную власть

Все помыслы Керимли в ту эпоху были связаны с новой звездой азербайджанской политики, будущим президентом Ильхамом Алиевым. Его штатные колумнисты – Ганимат Захид, Ибрагим Мамедли, Гюндюз Тахирли и прочие идейные вдохновители союза с реформаторами из партии Ени Азербайджан, вовсю раскручивали предложенную в ту пору американским послом Эскудеро модель будущего коалиционного правительства Ильхама Алиева и Али Керимли. Колумнисты Керимли ежедневно публично опускали консервативную фракцию ПНФА, награждая покойного Эльчибея нелицеприятными и вульгарными эпитетами. Но при этом превозносили Ильхама Алиева и партию реформаторов Ени Азербайджан. Подшивка с позорными страницами ныне революционного газетного клочка Керимли "Азадлыг" – лучший свидетель истории. А история мстит, ой как мстит!

К слову скажем, что и Вашингтон лелеял будущую модель правительственной коалиции: «президент И.Алиев – спикер парламента А.Керимли». Все окружение А.Керимли, включая двух заместителей – Асима Моллазаде и Гуламгусейна Алибейли, шли за будущим президентом И.Алиевым как тень, сопровождая его в Совете Европы. Другой заместитель – Гудрат Гасангулиев облюбовывал кабинет управделами Администрации президента Акифа Мурадвердиева. Еще один заместитель Фазиль Мустафа долго размышлял над философией Рамиза Мехтиева. Мирмахмуд Фаттаев после преисподней обманутого Керимли Эльчибея нашел покой в личных покоях Аллахшукюра Пашазаде… Ей Богу, не партия, а какой-то вертеп спущенных с лестницы людей.

Безобразная, отвратительная, тошнотворная история скопища поганых людей во главе с Керимли, мечтавшего лишь подать руку Ильхаму Алиеву. Однако И.Алиев отверг нерукопожатого Керимли. «Я не смогу полагаться на человека, который предал своего лидера», - скажет политический наследник мастера власти И.Алиев в ответ на предложенный американский план коалиции с ПНФА. Вот теперь мы возвращаемся к истокам исковерканного психологического портрета Керимли. Ищите по Фрейду! Вот где запрятана его почти женская неприязнь к власти и лично президенту И.Алиеву. Керимли мстит за отвергнутое предложение, за утерянный почетный дорогостоящий статус Азефа – ищейки тайной полиции. Власть приняла, простила и взяла на службу всех сторонников Керимли, кроме него самого. Попользовались и выбросили…

ушел от Керимли к власти, от власти к Фархаду Алиеву, от Фархада Алиева снова к Али Керимли... Джамиль Гасанлы

Вот так же как когда-то попользовались и самим Джамилем Гасанлы, которого сегодня Али Керимли называет своим «аксакалом» - на Кавказе так называют почтеннейших и уважаемых людей, чье слово стоит больше, чем закон. Гасанлы с Керимли устроили балаган, измываясь над своими немногочисленными последователями. Дескать, после обращения аксакала Джамиля Гасанлы Керимли ничего не оставалось, как принять судьбоносное решение об отказе от проведения решающей финальной акции. Фикция! Ложь! Подлог! Какой же Гасанлы аксакал для Керимли? Разве не Гасанлы в 2003 году, будучи в статусе зампредседателя ПНФА, так и не откликнулся на призыв своего лидера, председателя ПНФА Али Керимли, которого жестко и вульгарно опустили в стенах парламента, покинуть Милли Меджлис? Разве не Гасанлы вместо того, чтобы встать на защиту чести и достоинства своего лидера, ради сохранения депутатского мандата подал в отставку из ПНФА и начал сотрудничать с властью? Разве не Гасанлы лебезил перед Мисиром Мардановым и встречал аплодисментами ежегодный отчет правительства? Разве не Гасанлы облился слезами в кабинете Рамиза Мехтиева, упрашивая главу администрации, поддержать его, а не экс-мусаватиста и ренегата Расима Мусабекова на парламентских выборах 2010 года? Разве не Гасанлы затем предал и саму власть, вступив в тайный сговор с экс-министром экономики Фархадом Алиевым?

Аморальный старый шарлатан с вульгарными наколками на пальцах: что ему мешало в свое время встать на защиту своего лидера Керимли, и что подвергло броситься в защиту коррумпированного министра?! Неужели высокие ценности и святость дружбы и преданности?! Неужто кодекс чести, а может кредо негодяя?!

как оппозиции жить дальше?

И вот этот гнойник политической духовности собирался взять на себя ответственность за новый исторический процесс, выдавая личную конъюнктурную борьбу за общенародное движение? Однако, проиграв генеральную репетицию накануне судьбоносного предвыборного года, теоретики и активисты оппозиции должны задуматься над истоками своей большущей неудачи. Путь к духовному и политическому возрождению лежит через нравственное самоочищение – катарсис. Без переосмысления исторического наследия, регенерации поколения оппозиционеров, поиска новых форм и методологии борьбы, осознания современного состояния азербайджанского общества и новых международных вызовов и реалий, взаимосвязи нового постлиберального мирового уклада с необходимостью формирования предсказуемой политической системы, сложно будет найти роль и место традиционной оппозиции в социально-политическом устройстве современного Азербайджана. С такими политиками, как Керимли и Гасанлы, оппозиционные умы так и не смогут добиться изменения своей роли в азербайджанском обществе. Последние знаковые события символизируют конец эпохи Али Керимли. Пожелтевший Фронт – пожелтевшая перелистанная страница бесславной истории. Настала новая пора. Пора думать о новой оппозиции…

21780 просмотров