Халиф умер, да здравствует халиф! субботнее чтение

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

«Правосудие в отношении аль-Багдади свершилось. Он сдох как собака. Мир стал гораздо безопаснее», - так прокомментировал Дональд Трамп информацию о ликвидации «халифа Исламского государства».

Главную новость недели о том, что «халиф мертв» подтвердил Абу Хамза аль-Курейши, новый пресс-секретарь ИГ, и теперь в этом вопросе можно ставить точку. Нестыковки официальных версий о произошедшем под Идлибом, все эти «верим - не верим» теперь не имеют никакого значения - аль-Багдади официально «сошел со сцены». А при каких обстоятельствах это произошло - не так уж и принципиально, по большому-то счету.

Куда важнее другое - надолго ли переживет смерть своего лидера «Исламское государство»? Действительно ли наше «завтра» без него станет более безопасным? И здесь Дональд Трамп, похоже, один из немногих, кто смотрит в будущее с оптимизмом и верит в лучшее.

Ликвидация аль-Багдади

«ИГИЛ — это идеология», - верно подметил на днях командующий Центральным командованием Вооруженных сил США Кеннет Маккензи. - «И мы не питаем иллюзий, что она исчезнет со смертью Багдади». Скажу больше - в конце 2015 года, когда возглавляемая США коалиция пыталась отбить блицкриг «халифата», за короткий срок взявшего под контроль территорию размером с Британию, официальные лица заявляли, что убивают одного или двух командиров ИГ старшего и среднего звена каждые два дня. Сильно это ослабляло «халифат» и влияло на боевые качества его бойцов? Да не очень. Лидеры этой организации, и в первую очередь сам аль-Багдади, сумели создать структуру, которая не слишком-то зависит от того, кто ее возглавляет.

Ибрагим Авад Ибрагим Али аль-Бадри, ставший впоследствии Абу Бакром аль-Багдади, родился в благочестивой суннитской семье, проживавшей в деревне Аль-Джаллам. Центральный Ирак, сухая и пустынная равнина, большое семейство торговца скотом, у которого было пять сыновей, несколько дочерей и средний достаток.

Единственная деталь, которая «выстрелит» чуть позже - Аль-Джаллам населен членами племени аль-Бадри, выходцами из аравийских курайшитов - племени пророка Мухаммеда. Трудно сказать, что повлияло на юного Ибрагима аль-Бадри больше - благочестие семьи, легендарное происхождение или же то, что в школе ему трудно давались любые предметы, кроме пения - но с самого детства он стремился быть ближе к мечети.

Командующий Центральным командованием Вооруженных сил США Кеннет Маккензи

Будучи подростком он уже превосходил своих сверстников в изучении Корана, а его чтение этой Священной книги было столь прекрасным, что именно его прихожане просили быть чтецом на молитвах. Рос его авторитет - но вместе с ним и рос консерватизм юного Ибрагима. Когда его односельчанин сделал татуировку на руке, юный аль-Бадри устроил ему публичную выволочку за нарушение предписаний ислама, запрещающих подобную роспись собственного тела. Дальше - больше. «Когда вы встаете и произносите молитву, запах вашего дыхания заставляет ангелов улететь из этого места», - заявил он старейшим и уважаемым жителям деревни и потребовал от них бросить курить.

В 1991-м году 20-летний Ибрагим поступил в шариатский колледж Багдадского университета. Окончив который тут же был принят в исламский Университет Саддама. Чтобы оплатить учебу - преподавал уроки Корана в мечети аль-Хадж Зайдан в столичном районе Топчи, заслужив у местных прозвище «шейх Ибрагим» и снискав немалое уважение как за благочестие, так и за сдержанность и аскетизм.

Степень магистра, докторская по теологии и прекрасные перспективы мирной будущей жизни преуспевающего богослова. Но в январе 2004-го случилось событие, после которого молодой и подающий надежды исламский теолог Ибрагим Али аль-Бадри умер. И родился совсем другой человек.

Лагерь Букка - там аль-Багдади пересмотрел свои взгляды на жизнь

Приехав в гости к зятю, мужу его сестры, проживавшему близ Фаллуджи, он был арестован во время совместного рейда американских спецназовцев и иракских сил безопасности. Совершенно случайно, безо всякой иронии - именно «за компанию», поскольку основной целью группы захвата был именно его зять, участвовавший в сопротивлении американской оккупации. Разбираться особо не стали - и аль-Бадри на 11 месяцев оказался заключенным лагеря Букка, где содержались «террористы и их пособники». Не печально известная тюрьма в Гуантанамо - но для коренного пересмотра своих взглядов аль-Бадри этих одиннадцати месяцев хватило с лихвой, по самое горло.

Именно там он сошелся с исламистами, именно там вокруг него возник кружок единомышленников, трансформировавшееся позже в ядро ИГИЛ. Именно там умер ученый теолог аль-Бадри - и родился один из лидеров исламистского подполья «Абу Дуа». Которого через несколько лет весь мир узнает, как как Абу Бакра аль-Багдади. Происхождение из курейшитов и имя-символ, в честь первого, после смерти Пророка, халифа, понесшего знамя ислама из песков Аравии остальному миру.

Прекрасное образование позволило аль-Багдади и его единомышленникам создать уникальный интеллектуальный продукт - скрестить идеи теократии средневековья с техническими достижениями XXI века. В результате, десятки тысяч последователей аль-Багдади по всему миру имели с ним непосредственный контакт и уже не принадлежали своим странам - они становились виртуальными гражданами «Всемирного халифата».

«Всемирный халифат»

Более того - кто угодно и где угодно, принеся клятву верности «халифу», мог действовать его именем. От Африки до Афганистана, от Аравии до Мальдивских островов - «франшиза ИГИЛ» собирала под свои знамена всех, чьим чаяниям отвечали идея строительства исламского халифата, основанного на социальной справедливости и экономическом равенстве для всех.

Лишенные перспектив на будущее в собственных странах, обездоленные и разочарованные собственными властями - но надеющиеся на лучшее, люди также стекались со всего мира в новую столицу нового «государства», в Ракку. Многих увиденное там, ничуть не напоминавшее «рай на земле», ужаснуло, испугало и разочаровало. Но многих - и вдохновило до самопожертвования и готовности отдать жизнь на полях сражений «за халифат и его лидера».

Кстати, о лидерстве. Централизованная вертикаль управления Аль-Каидой, созданная бен Ладеном и под него, делала вопрос о конкретном лидере и его преемнике принципиально важным. В ИГИЛ же ставка изначально делалась на горизонтальные связи - а значит, его сети более устойчивы к утрате верховного лидера.

К тому же, есть достоверная информация о том, что верхушка «Исламского государства» достаточно давно, три года назад - минимум, начала готовится к тому, что «первый халиф» может погибнуть. Естественно - в результате той охоты, которую развернули против него разведслужбы, «конкурирующие организации» - и еще куча всякого специфического и лихого народа, которых манили 25 миллионов долларов, назначенных за голову аль-Багдади.

Было бы слишком легковесным заявить, что после ликвидации лидера ИГ «халифат не заметил потери бойца», но и слишком серьезным потрясением, судя по всему, для него это не стало. Во всяком случае, уже объявлен преемник аль-Багдади, Абу Ибрахим Аль-Хашими Аль-Курейши. Подробности об этом человеке читатели haqqin.az узнают в ближайшее время, пока же - о том, что он унаследовал от погибшего «халифа».

Сразу скажу, что с этим наследством и новый «халиф», и «Исламское государство» имеют все шансы не только выжить, но и процветать, пусть и без собственной территории, которая по нынешним временам скорее обременение, чем преимущество. Что, кстати, в руководстве ИГ поняли еще два года назад. В тех же Сирии и Ираке подполье «халифата» может в нужный момент поставить под ружье от десяти до пятнадцати тысяч штыков. Примерно вдвое больше активных сторонников Исламского государства действуют во всем мире, постоянно наращивая численность своих явных и подпольных формирований.

По самым заниженным оценкам только в долларах казна разгромленного вроде как «халифата» располагает примерно 300 миллионами долларов наличными, не считая активов в различных странах, золота и всегда растущих в цене памятников истории, как похищенных из музеев, так и полученных в ходе занятий «черной археологией». Словом, с «куском лепешки» у ИГ все обстоит достаточно благополучно - а значит, столь же благополучно все складывается и с финансированием «священной борьбы».

В Сирии и Ираке подполье «халифата» может поставить под ружье до пятнадцати тысяч штыков

Но и это еще не все. Не сократилась социальная база сторонников «халифата». Более того - чем хуже обстановка на огромном пространстве от Буркина-Фасо до Юго-Восточной Азии, чем больше здесь неравенства, насилия и нестабильности - тем больше тех, кто вдохновиться идеями «Исламского государства». От Алжира и Судана до Ирака и Ливана люди выходят в поисках справедливости на улицы, где их встречают слезоточивый газ, дубинки и пули. В какой-то момент власть может силой подавить протест, разогнать демонстрантов. Они уйдут с улиц, но придут в подполье, где их встретит кто? Правильно, эмиссары и вербовщики «халифата».

Кончина Усамы бен Ладена в 2011 году не положила конец Аль-Каиде. Так и смерть Абу Бакра аль-Багдади не положит конец «Исламскому государству» и не сделает мир «безопаснее». Да, его ликвидация - удар для сторонников «халифата», но все же большей частью психологический. ИГ не разгромлено и готово продолжать борьбу, поскольку оно как социальный феномен XXI века гораздо больше, чем просто фигура Ибрагима Али аль-Бадри, ставшего Абу Бакром аль-Багдади.

7347 просмотров