Бензиновый протест в Иране: внезапно, но ожидаемо по горячим следам

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Протестные акции из-за «бензиновой реформы» охватили как минимум 40 городов Ирана.

Вечером минувшей пятницы, когда весь Иран находился в расслабленном состоянии после выходных и ничего не подозревающие иранцы готовились к началу новой рабочей недели, было объявлено о новой реформе. Которая касается самой деликатной и взрывоопасной для страны темы - цен на бензин и нормирования его льготного получения гражданами Исламской республики.

Как было? До «черной пятницы» каждый иранец мог приобрести 250 литров бензина в месяц за 10 тысяч риалов. Сверх этого объема он покупал уже в три раза дороже.

отмена право на бензин - пересмотр общественного договора

Как стало? Мало того, что цена субсидируемого бензина выросла и составляет теперь 15 тысяч риалов (примерно 13 американских центов) - так еще и его объем сократился в четыре с небольшим раза. И теперь по льготной цене можно приобрести в месяц всего 60 литров.

Буквально через пару часов после этой новости шокированные и кипящие возмущением иранцы по всей стране начали выходить на улицы…

Право на «льготный бензин» иранцы считают для себя неотъемлемым и очевидным, для них это своего рода «право экономического первородства»: коль уж Всевышний дал нам жить на земле нефти, то часть ее должна принадлежать каждому иранцу, каждой иранской семье - вне зависимости от того, что по этому поводу думают власти. Этот тезис - одно из фундаментальных условий негласного общественного договора между гражданами и руководством страны.

И вот внезапно условия этого договора в одностороннем порядке президентская администрация решила переписать. Спустя неделю после того, как сам Хасан Роухани с помпой объявил, что открыто новое огромное нефтяное месторождение, объемы которого, в случае их подтверждения делают Иран третьей в мире страной по запасам «черного золота» - после Саудовской Аравии и Венесуэлы.

достоверной информации о размахе протестов нет

Собственно, тревожные ожидания охватили Иран после состоявшегося 12 ноября  закрытого заседания Меджлиса, на котором было признано, что бюджет страны находится в ужасном состоянии, его дефицит составляет не менее 15 миллиардов долларов. А потому все государственные расходы будут сокращены до минимума. Иранцам не впервой за последние годы «затягивать пояса», но никто не ожидал, что правительство для решения бюджетных проблем изберет практику «люди - новая нефть» и столь бесцеремонно залезет в карман своих граждан.

Власть попыталась «подстелить соломки». Официальные лица и штатные пропагандисты сразу после объявления о реформе начали говорить о том, что полученные в ее результате деньги, около 800 миллионов долларов, будут направлены не в бюджет, а распределены в качестве адресной финансовой помощи нуждающимся. И что субсидии получат примерно 18 миллионов домохозяйств, то есть почти 60 миллионов человек, по сути - три четверти населения страны. Так, каждая семья из пяти или более человек получит единовременно аж 2,05 миллиона риалов (около 18 долларов).

Проблема для правящих элит заключается в том, что этап, когда иранцы могли отнестись к такой реформе пусть и без восторга, но с пониманием - давно пройден. Рядовой гражданин страны сейчас рассуждает примерно так: «Власти не в состоянии обуздать инфляцию, они не могут победить коррупцию, они обманули нас с созданием рабочих мест - так почему мы должны верить им сейчас?» Тем более что этот рядовой гражданин прекрасно понимает - на бытовом уровне бензиновая реформа обернется новым ростом цен на товары первой необходимости.

К тому же, Иран ведь не в замкнутом пространстве живет, там прекрасно известно о том, как отреагировали на подобные «реформы» - по сути, на повышение цен - в том же Ливане, Ираке и даже в Латинской Америке. Можно было бы сделать выводы, тем более что тревожные звоночки уже были, достаточно вспомнить декабрь 2017 - январь 2018, когда население массовыми демонстрациями протеста по всей стране оценило экономическую политику «реформаторов» из команды Хасана Роухани.

Но выводов не сделали. Решили «идти напролом», причем внезапно, надеясь, что пролезет. А народ поворчит - да и смирится.

Сразу должен сказать, что достоверной информации о размахе протестов в Иране сейчас нет. И поступающие оттуда сообщения, какие-то фотографии и видеоролики нужно тщательно фильтровать - и внутри страны, и за ее пределами достаточно мастеров по изготовлению фейков. Тем более на момент, когда пишутся эти строки связь с Ираном затруднена - власти тормозят Интернет как только возможно.

Однако кое-что все же известно достоверно. Массовые выступления охватили примерно сорок городов Ирана, включая как мегаполисы, вроде Тегерана, Мешхеда и Тебриза, так и более мелкие города. В субботу погиб один из протестующих, но о причинах его смерти достоверных сообщений пока нет. Полиция и ополченцы Басидж сдерживают демонстрантов, стремясь не допустить поджогов бензоколонок, однако фактов применения оружия и стрельбы на поражение пока не отмечено. Охрана нефтебаз по всей стране усилена подразделениями Корпуса стражей исламской революции.

Что до реакции властей на происходящее, то она вполне традиционна. Вчера, 16 ноября, состоялось закрытое совещание руководителей всех трех ветвей власти - президента Хасана Роухани, председателя Меджлиса Али Лариджани и главы судебной власти Ибрахима Раизи. Продемонстрировали единство, так сказать. И после этой встречи начали появляться сообщения, что Верховный суд может опротестовать реформу, а парламент - отменить решение о нормировании продаж бензина. Но есть все основания полагать, что это произойдет только в том случае, если не будет возможности обуздать нынешние протесты мирным путем.

Генеральный прокурор Ирана Мохаммад Джавад Монтазери предупреждает: "Держитесь подальше от смутьянов"

Пока же демонстрантов предупреждают о возможных для них негативных последствиях. Генеральный прокурор Ирана Мохаммад Джафар Монтазери заявил, что «смутьянов, безусловно, направляют из-за рубежа, а их действия незаконны и преступны (...), поэтому мы будем последовательно действовать против них». Посоветовав при этом иранцам «держаться подальше от дебоширов, чтобы не подвергаться риску уголовного преследования».

Разумеется, главный вопрос, который сейчас волнует большинство наблюдателей, заключается в том, как далеко могут зайти протесты и способны ли они привести к падению режима. Конечно, давать 100-процентный прогноз в таких случаях крайне рискованно, но все же. Пока представляется крайне маловероятным, что протесты выльются в антиправительственные демонстрации и приведут к смене власти. У протестующих, также, как это было в конце 2017 - начале 2018, нет организационного ресурса, то есть нет ядра, которое смогло бы его организовать и направить на свержение власти. Поэтому, нынешний протест, судя по всему, будет носить временный и ограниченный характер.

Но для Хасана Роухани и его команды он даром не пройдет. На февраль 2020 года намечены выборы в парламент, и вот тут уж иранский народ на сторонниках президента, стремящихся в Меджлис, отыграется по полной программе, выдав им то, что не успеет сказать в ходе нынешних «бензиновых протестов».

6012 просмотров