Ильхам Алиев там, где нет места остальным ночное раздумье

Эйнулла Фатуллаев

Политическая эволюция предопределила естественную судьбу невыраженного азербайджанского протеста. Невыраженного, если рассуждать с точки зрения осмысленного, невыдуманного, реального политического мира. Рассуждая о перипетиях одиозно упрощенной политической жизни, наши умозаключения разбивались об одно стойкое и в общем-то непреодолимое с точки зрения общественного сознания умозаключение о раздвоении политического восприятия.

Налицо органическая конфронтация двух миров – реального политического мира, к которому можно притронуться, прикоснуться, и виртуального, то есть вымышленного, надуманного и абстрактного. Вот эти два полюса политического мира Азербайджана, в одном из которых обосновалась власть, а в другом – инакомыслие. Я намеренно избегаю определения «оппозиция», ибо в моем представлении оппозиция – это организационное, системное воплощение инакомыслия. О какой же политической борьбе может идти речь, если один из акторов политической борьбы развеян в прах и выражается лишь в абстрактной форме магического заклинания.

Альтернатива? Говорящая голова на экране ноутбука

В моем воображении теперешняя оппозиция – это говорящая голова одного Али Керимли, выступающая из строго очерченного одной бесталанной журналисткой заокеанского квадрата. Нет даже многообразия форм выражения. Всего один квадрат и два лица. И одни и те же слова.

Определить степень популярности этой головы, перманентно выступающей из квадрата, довольно сложно, ибо она присутствует лишь в виртуальном мире, на экране домашнего нотбука, который можно выключить. В реальном политическом мире такого политика просто не существует. И вся его кипучая деятельность ограничивается границами советской диссидентской кухни над МАССОЛИТом, где вместо шипящего ветхого советского радиоприемника стоит потертый временем постсоветский ноутбук. Какая-то странная булгаковская квартира. Голова то исчезает, то появляется.

Безусловно, тысячи людей в поисках инакомыслия пробираются в виртуальный мир и прислушиваются к другому мнению о стране из уст этого последнего оппозиционера. Слушать – не означает разделять мировоззрение, тем более что оппозиция и этот же слушающий пресловутый протестный электорат находятся в разных мирах.

Виртуальный Али Керимли и деградировавший до узкой социальной группы в сети Народный Фронт – некогда, почти четверть века назад мощнейшая политическая организация, - на протяжении десятков лет отчаянной, бессмысленной и безрезультатной борьбы по-прежнему убеждены, что революцию совершают народы. Хотя вся политологическая наука от Вебера до Хантингтона (однако, не будем перегружать читателя сложными громкими западными именами) давным-давно восприняла марксистскую доктрину зарождения революционного процесса. Революции свершают не народы, а политические организации. И дело не в характере и истоках зарождения революционного процесса, будь то революция буржуазная, социалистическая или цветная, ведь вне зависимости от идейно-политической направленности революции свержение власти преследует цель не смены политической элиты, а смены социально-экономических формаций.

Оппозиция вместе с замурованным в своей квартире Керимли по-прежнему убеждена, что революция – это хаотический процесс, всего лишь бурный взрыв народного негодования, волнообразный уличный протест, заблудший в поисках своего трибуна-лидера. Глубочайшее заблуждение! Роковая ошибка! Отсутствие понимания теории революции, повлекшее за собой разгром оппозиции и ее полное поражение, вырождение и смещение в абстрактно-виртуальный мир.

Революция – это не только сомкнутый кулак

Виртуальный мир, в частности соцсети, все еще в представлении оппозиции, точнее инакомыслия – революционная площадь, способная помутить разум и воспламенить чувства. Однако теория перманентной цветной революции свидетельствует об обратном, соцсети – это средство революции, цементирующий элемент интегрированного реального и интернет-мира.

Нынешняя оппозиция вкупе с Али Керимли не способна зародить революцию. Эта оппозиция всего лишь рассчитывает на пожар народной смуты. И при этом весь расчет строится вне реального политического мира, в котором присутствует укрепленный народным вотумом доверия мощнейший институт государства и сильная власть. Да, именно сильная власть, которая не боится перемен.

Даже протестный электорат, отчужденный от дезориентированной оппозиции, воспринял политическую эволюцию в качестве безальтернативной модели общественного развития. Политическая конвергенция и социальная консолидация власти и общества предопределили демонтаж политсистемы, регенерацию правящего класса, смелые реформы и долгожданные антикоррупционные аресты. Власть чувствует себя уверенно и ведет себя довольно смело, ибо на реальной авансцене нет не только многообещающих альтернатив, но и ориентированных на избирателя прогрессивных и жизнеспособных политических организаций. Никого нет. Одна власть. Одна конструкция. Политическое действо в общественном сознании тождественно институту власти. То есть общественная мысль признает прерогативу политики исключительно за правящим классом. Все остальное – инакомыслие, и оно непременно должно выражаться в ипостаси сетевой критики. Которую всего лишь интересно послушать. Любопытства ради. А потом забыть. Весьма поэтично новую реальность выразила на днях одна из непримиримых борцов с властью Хадиджа Исмайлова: «Азербайджан – это кладбище наших надежд». Говоря Азербайджан, Исмайлова, конечно же, подразумевает real politic, а не свою сварливую страницу в фейсбуке. При этом Исмайлова в свойственной себе вожделенной манере изощренно изгалялась над названием Азербайджан, называя свою страну надгробной плитой!

Наконец, и сами представители сетевой критики начали осознавать тяжкое раздвоение личности, падкое состояние дуализма. После бесславной интеграции политкружка Ильгара Мамедова и Эркина Гадирли с политсистемой осознание обреченности обусловило выбор самых рьяных противников власти. Кинорежиссер Эльданиз Гулиев, политактивист Рафик Манафлы ушли из аморфного НацСовета. Уйдут и другие. Что и говорить, если последнее позорное онлайн-совещание локомотива азербайджанской революции – пресловутого НацСовета было посвящено проблеме истребления геев в печах Аушвица в гитлеровской Германии. Увядшая роза революции Гюльтекин Гаджибейли так восторженно рассуждала об истреблении геев… Дикость и позор! Начали за здравие, а кончили за упокой. Истребление геев в гитлеровской Германии и замурованная квартира Керимли – вот центральные проблемы азербайджанской политической повестки…

Безусловно, самому источнику власти, то есть азербайджанскому народу гораздо интереснее слушать антикоррупционные выступления Ильхама Алиева, вступившего в противостояние со спрутом чиновников… Президент говорит о реальных проблемах страны, призывая к реформам и претворяя реформы. Потому что И.Алиев, в отличие от дальнего иррационального виртуального сообщества, в центре реальной жизни и реальной политики. В самом сердце. Где нет места остальным…

11630 просмотров