Израиль готовится к аннексии Иорданской долины haqqin.az из Иерусалима

Валерий Кантор, специально для haqqin.az, Иерусалим

Сразу после приведения к присяге пятого правительства Биньямина Нетанияху, ведущие американские, европейские и ближневосточные издания, потеснив с первых полос статистику жертв коронавируса и тему экономических последствий пандемии, вышли с многочисленными публикациями, общий смысл которых сводился к вопросу: «Аннексирует ли Израиль в одностороннем порядке палестинские территории на Западном берегу или, учитывая негативную реакцию большей части мирового сообщества и соседей по региону, воздержится от этого шага?».

Аннексирует ли Израиль в одностороннем порядке палестинские территории на Западном берегу?

Можно до бесконечности спорить, насколько интересует этот вопрос ирландских «айтишников», виноделов Калифорнии или скотоводов Аргентины. Но парадокс в другом: несмотря на то, что словосочетание «Западный берег реки Иордан» - даже в сравнении с такими историческими мемами, как «холодная война», «карибский кризис» или «горбачевская перестройка», является рекордсменом по числу упоминаний в прессе за семьдесят лет, только узкий круг специалистов имеет представление о том, что на самом деле кроется за этим геополитическим клише.

Итак, Западный берег реки Иордан или, как его называют в Израиле, «территория Иудеи и Самарии» занимает площадь 5 640 квадратных километров. Решением ООН от 1947 года по разделу Палестины большая её часть предназначалась для арабского населения. После первой арабо-израильской войны (1947-1949 годы) её аннексировала Трансиордания (впоследствии Иордания), которая назвала эту территорию «Западным берегом» (чтобы не путали с Восточным берегом, где, собственно, находилась реальная Иордания), дала арабам свое гражданство, а евреев, тысячелетиями живших в этих местах, изгнала в Израиль.

И хотя с точки зрения международного права, Иордания оккупировала Западный берег и была осуждена за это большинством государств - членов Лиги арабских государств (Советский Союз её поддержал), ни одной резолюции по таким действиям Иордании, как оккупация и аннексия Западного берега, изгнание евреев, разрушение десятков синагог в период с 1948 по 1967 годы, ООН не приняла.

После Шестидневной войны 1967 года пришла очередь Израиля, который вернул себе Иерусалим, отбросил Иорданию на Восточный берег и оккупировал Западный. Тогда же в Иудею и Самарию устремились изгнанные евреи и их потомки, основавшие на Западном берегу десятки поселений, ставшие ныне крупными поселенческими анклавами.

Совет Безопасности ООН назвал действия Израиля «оккупацией палестинских земель». Сам же Израиль заявлял в этой связи, что «…имеет право на Западный берег и до завершения переговоров с палестинцами считает его спорной территорией».

В 1995 году Израиль и Организация Освобождения Палестины (ООП) подписали Норвежские соглашения, после чего на Западном берегу и в секторе Газа была создана на правах автономии Палестинская национальная администрация (ПНА).

И хотя авторы соглашения – премьер-министр Израиля Ицхак Рабин, глава израильского МИДа Шимон Перес и лидер ООП Ясир Арафат были удостоены Нобелевской премии мира, последовавшие затем годы кровавого террора и жесткие действия армии и спецслужб Израиля окончательно похоронили мечту о мире.

кровавый террор и жесткие действия армии Израиля похоронили мир в 1995 году

С тех пор созданный в 2002 году «квартет четырех», в который входили ООН, Евросоюз, США и Россия, предпринимал неоднократные попытки разрубить гордиев узел израильско-палестинского противостояния, который, вопреки логике, затягивался все туже и туже. Не случайно, очередной план мирного урегулирования на Ближнем Востоке, разработанный администрацией Белого дома, президент Дональд Трамп назвал «…последним шансом палестинцев получить свое государство».

Увы, ни заложенные в нем перспективы консолидации палестинцев в рамках единого государства со столицей в Восточном Иерусалиме, ни объединение Западного берега с сектором Газа посредством системы тоннелей и скростных поездов, ни план экономического развития, предусматривающий вложение 50 миллиардов долларов, стропоцентное увеличение ВВП и создание миллиона рабочих мест не изменили позицию Махмуда Аббаса.

«Иерусалим не продается, и заговор не пройдет, - заявил председатель Палестинской автономии, наотрез отказавшийся разговаривать с представителями администрации США. – Мы не позволим пренебрегать историческими правами палестинского народа, мы привержены государству Палестина со столицей в Иерусалиме».

На что из администрации Белого дома лаконично ответили: «Значит, договоримся без вас!..»

И поскольку план ближневосточного урегулирования Трампа предусматривает также контроль Израиля над еврейскими поселениями на Западном берегу, который с точки зрения Госдепартамента США отныне не противоречит международному праву, перед новым правительством Израиля, фактически, зажжен зеленый свет. И теперь правительство Нетанияху-Ганца должно решить, стоит ли ему воспользоваться благоприятной возможностью или, все-таки, повременить и задуматься о политическом и экономическом ущербе, который может нанести Израилю суверенитет над Иорданской долиной.

правительство Нетанияху-Ганца накануне принятия стратегического решения

По мнению большинства политических обозревателей, особого выбора у Биби нет. И не только потому, что в новом правительстве есть консенсус по идее аннексии и необходимое количество голосов, чтобы законодательно оформить её в Кнессете.

Прежде всего, откладывавшееся из-за политического кризиса в Израиле начало реализации плана ближневосточного урегулирования сегодня крайне необходимо его главному инициатору: после падения рейтинга, связанного с масштабами пандемии коронавируса на территории США, Дональду Трампу, так и не сумевшему отвести от себя подозрения в заигрываниях с русскими, разругавшемуся с Евросоюзом и увязшему в торговых войнах с Китаем, необходимо в канун выборов масштабное достижение на внешнеполитической арене.

В то же время Нетанияху не может исключить вероятность победы Джона Байдена, после которой Израилю придется, как минимум, на четыре года, забыть об аннексии Иудеи и Самарии, ибо кандидат от Демократической партии, не скрывающий симпатий к палестинцам, этого не допустит. Что также должно подтолкнуть Биби решить вопрос суверенитета над Иорданской долиной до президентских выборов в США.

Имея за спиной не афишируемую, но официально подтвержденную поддержку программы Трампа со стороны Египта, Саудовской Аравиии и большинства монархий Персидского залива, Нетанияху может также не опасаться всерьез попыток Палестинской администрации торпедировать миротворческую инициативу президента США, мобилизуя мировое общественное мнение и обращаясь с протестами в ООН, ЛАГ и другие международные институции.

Истинное настроение арабов к этому процессу наглядно прослеживается в интервью известного саудовского журналиста Абдулхамида аль-Гобаина телекорпорации ВВС.

«Саудитов больше не волнуют палестинские арабы, - сказал он, в частности. – Они хотят сближения с Израилем. Это уже не только общественная поддержка процесса нормализации и развития отношений с Израилем. Наше общество устало от палестинских арабов…»

На вопрос ВВС, чем вызвана перемена общественного мнения саудитов, еще недавно обвинявших Израиль в оккупации палестинских земель, Абдулхамид аль-Гобаин ответил: «Пришло понимание того, что сближение с Израилем отвечает стратегическим интересам Саудовской Аравии. Израиль – передовая и высокоразвитая страна, и мы можем извлечь выгоду из экономического сотрудничества с евреями. Что же касается палестинских арабов, - добавил журналист, - то они проиграли. Их лидерам остается лишь кусать локти, глядя на все более откровенное отчуждение со стороны арабских государств…»

Изменение саудовского нарратива в отношении к Израилю подтверждает и тот факт, что на протяжении Рамадана телевидение Эр-Риада транслировало сразу два серила, в которых евреи и Израиль были представлены в позитивном свете.

Также невелика вероятность того, что осуществлению планов Нетанияху может помешать Иордания, которую связывает с Израилем мирный договор. Как известно, 55 процентов граждан хашимитского королевства являются палестинцами, они же имеют ощутимое влияние в Палате представителей (парламенте). Король Абдалла II, так же, как его отец король Хуссейн и прадед Абдалла I, расстрелянный в 1951 году палестинским фанатиком, руководствуясь древней арабской формулой, по которой враг моего врага – мой друг, всегда считали Израиль своим стратегическим партнером. И также традиционно, дабы не давать повод к актам неповиновения в самом королевстве, используют в публичных выступлениях непримиримую антиизраильскую риторику.

короля Абдаллу II считали стратегическим партнером Израиля

Интервью, которое Абдала II дал на днях дал еженедельнику «Шпигель», в полной мере иллюстрирует традиционный для хашимитской монархии подход к палестинской проблеме.

В ответах короля Абдаллы II присутствовал набор стандартных заявлений, вроде «…американский план является отказом от двухгосударственного принципа урегулирования палестино-израильского конфликта», «…аннексия Иорданской долины вызовет развал Палестинской автономии и разгул экстремизма», «…мы согласны со многими европейскими странами и международным сообществом в том, что закон сильного не должен применяться на Ближнем Востоке».

Впрочем, даже наиболее воинственное заявление монарха – «…аннексия Западного берега могла бы привести к масштабному конфликту с Иорданским хашимитским королевством», носит достаточно обтекаемый характер. Понятно, что воевать с Армией обороны Израиля, многократно превосходящей вооруженные силы Иордании, и, тем более, с Соединенными Штатами, десятилетиями поддерживающими Амман на плаву и не позволяющими иорданской экономике очутиться за гранью дефолта, не станет даже самый отчаянный авантюрист.

Что уж тут говорить о короле Абдалле, который известен своим хладнокровием и прагматизмом…

воевать с Армией обороны Израиля не станет даже отчаянный авантюрист

Анализируя возможный ответ Ирана на аннексию поселенческих анклавов на Западном берегу, нетрудно предположить, что он, как всегда, выльется в агрессивную риторику, пляски вокруг горящих американских и израильских флагов, возможно, в отдельные провокации боевиков Хезболлы с территорий Ливана и Сирии или в несколько ракет по югу Израиля в исполнении их коллег из Исламского джихада.

Поскольку, примерно, такой же была реакция Ирана на перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, на ликвидацию главнокомандующего КСИР генерала Сулеймани, на уничтожение десятков военных баз и складов с оружием в Сирии, Ливане и Ираке, ожидать от Ирана более неприятных сюрпризов не приходится.

Таким образом, если кабинет Нетанияху-Ганца примет решение об аннексии, наиболее серьезными представляются политические и экономические санкции со стороны Евросоюза, позицию которого нужно расматривать в контексте натянутых отношений между Брюсселем и Вашингтоном.

Как известно, ближневосточный план Трампа был согласован с Израилем и блоком суннитских государства вопреки позиции Евросоюза и России, настаивавших на том, что переговоры должны осуществляться только при участии администрации Махмуда Аббаса и ни в коем случае не в одностороннем порядке.

«Страны Евросоюза не согласятся с изменением границ в случае отсутствия обоюдной договоренности между израильтянами и палестинцами, - заявил позавчера глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель. - Власти Израиля должны отказаться от действий, которые могут привести к аннексии палестинских территорий…»

И, тем не менее, даже несмотря на то, что в экономическом плане значение Евросоюза для Израиля сопоставимо с ролью США, Нетанияху, скорее всего, не поддастся давлению Брюсселя, традиционно придерживающегося пропалестинских позиций.

Во-первых, для принятия антиизраильских санкций, инициаторами которых обычно выступают Франция, Ирландия, Швеция и Бельгия, необходимо согласие всех европейских государств, которого нет. По мнению израильских дипломатов, Германия, Австрия, Венгрия, Чехия и Болгария санкции против Иерусалима не поддержат. А, во-вторых, аннексия Иорданской долины будет осуществлятся, как следствие американской мирной инициативы. Следовательно, антиизрильские санкции со стороны Евросоюза будут восприняты Белым домом как неприкрытый антиамериканский шаг.

Мнение о том, что Евросоюзу не удастся остановить Израиль, подтверждает и ответ нового министра иностранных дел Габи Ашкенази, выразившего сожаление по поводу того, что Евросоюз использует «мегафонную дипломатию», и вчерашнее решение лидера ПА Махмуда Аббаса прервать в ответ на планы правительства Нетанияху-Ганца действие всех соглашений и договоренностей, подписанных с Израилем и США.

Похоже, над Ближним Востоком нависает угроза очередного кризиса…

7906 просмотров