Хизбаллу загоняют в угол наша аналитика

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Несколько недель назад Евросоюз и Германия объявили Хизбаллу террористической организацией и запретили ее деятельность на своей территории. Так приоткрылось еще одно лицо этого движения и ее лидера, шейха Насраллы – и лицо это откровенно пугает.

Возникшая для борьбы с израильской агрессией и для защиты ливанских шиитов в 80-х годах прошлого столетия в Ливане, в огне сразу двух войн, одна из которых была гражданской и продолжалась с 1975 по 1990 годы, Хизбалла, что в переводе означает «партия Всевышнего», стремительно прошла путь от небольшой военизированной группировки до «государства в государстве», непризнанного международного актора, с которым считаются и в ЕС, и в Москве, и в Вашингтоне.

демонстрации мощи и массовости своей организации в Хизбалле очень любят

Шейх Насралла главной исторической целью своего движения считает ликвидацию Израиля и ослабление американского влияния на Ближнем Востоке – и это остается неизменной линией с прошлого века. Правда, если до 2009 года программной задачей Хизбаллы считалось создание в Ливане исламской республики, по примеру Ирана, то после этого года, в котором был принят новый политический манифест, движение провозгласило своим идеалом светское государство, «которое привержено применению верховенства закона ко всем избирателям в рамках уважения общественных свобод и беспристрастного применения прав и обязанностей граждан, независимо от религиозной принадлежности».

Впрочем, не стоит слишком уж радоваться такому прогрессу во взглядах - есть основания полагать, что данные изменения были приняты для того, чтобы облегчить деятельность эмиссаров движения в Европе. И если с уничтожением Израиля и противостоянием американцам на Ближнем Востоке у Хизбаллы получается не очень, то в глобализации своей деятельности по всему миру – от европейских столиц до глухих провинций в Латинской Америки – у подчиненных шейха Насраллы все обстоит просто замечательно.

Из какой тумбочки берутся деньги Хизбаллы?

Этот вопрос возникает сразу, как только становится известно о размахе международной деятельности организации, количестве ее вооруженных формирований и ячеек за границами Ливана.

Принято считать, что основным источником доходов шейха Насраллы и его подчиненных являются дотации из Ирана. Аналитики американской разведки утверждают, что в течение многих лет Хизбалла получала из Тегерана и Дамаска почти по 200 миллионов долларов каждый год. Что, видимо, соответствовало действительности – но только до конца 90-х годов прошлого столетия.

А затем, разумеется, не без помощи кураторов из Корпуса стражей исламской революции, а конкретнее – подразделения «Аль-Кудс», возглавлявшегося тогда покойным Касемом Сулеймани, Хизбалла твердо встала на рельсы самоокупаемости.

где-то на плантациях Хизбаллы в ливанской долине Бекаа

Понятно, что процесс этот был не только нелегким, но и достаточно специфичным. Монетизировать на международных рынках несколько тысяч вооруженных людей, сделать свои военно-диверсионные возможности источником постоянного дохода – задача достаточно нетривиальная, но Хизбалла и пришедший в 1992 году к лидерству в ней шейх Насралла с нею справились. Проявив при этом выдающуюся деловую хватку и моральную гибкость.

А как иначе? «Святая цель», борьба с сионизмом и американским неоколониализмом полностью оправдывала средства, которых требовалось ой как не мало. И на заре своей трансформации в международный синдикат сотрудники, сторонники и агенты Хизбаллы из разбросанной по всему миру ливанской и сирийской диаспоры брались буквально за все: контрабанда алмазов и табака, торговля на черных рынках золотом, оружием и подержанными машинами, «крышевание» бизнеса выходцев из Ливана и Сирии – всем приходилось заниматься.

Конечно, это увеличивало доходы организации, но все же не настолько, чтобы хватало на масштабную освободительную деятельность и реализацию большого количества социальных программ, которые политическое крыло Хизбаллы развернуло в Ливане – вплоть до детских оздоровительных лагерей.

Поэтому с годами четко выстроилось несколько направлений, которые являются для Хизбаллы приоритетными и сделали ее международным синдикатом с доходом около трех миллиардов долларов в год.

Услуги как частной военной компании, нелегальный оборот золота и участие в наркотрафике – вот три кита, на которых держится вся экономика Хизбаллы. И запущенный в 2008 году международный проект «Кассандра», в котором над изучением финансовых потоков «партии Всевышнего» совместно трудились спецслужбы тридцати государств, только подтвердил эти выводы.

Естественно, от контрабанды и торговли оружием Хизбалла не отказалась, но теперь они делают это в рамках перечисленных выше трех основных направлений. Да еще и оказывают финансовую и разведывательную помощь своим иранским друзьям – долг платежом красен.

сказать, где заканчивается Хизбалла и начинается Иран, с уверенностью не может никто

И здесь кстати будет заметить, что представление о Хизбалле как послушном инструменте Ирана на международной арене является слишком упрощенным. Лет тридцать назад, конечно, все так и было, но с тех пор много воды утекло, и возникла сложная взаимозависимость. Вроде той, о которой классик писал: «Трудно понять, где кончается полиция и начинается Беня Крик». И действительно трудно, особенно когда речь заходит о Латинской Америке, но об этом чуть позже.

Наркоджихад Хизбаллы как он есть

В октябре 2008 года совместными усилиями американских и колумбийских следователей была ликвидирована одна из организаций, занимавшихся трафиком кокаина в Европу и отмыванием денег, которая направляла часть своих доходов на финансирование Хизбаллы. В том числе и на организацию теракта 2012 года в болгарском Бургасе против автобуса с израильскими туристами.

Особой сенсацией результаты расследования не стали – причастность организации к наркотрафику и ее тесная связь с латиноамериканскими наркокартелями к тому времени уже являлись секретом Полишинеля.

Поскольку с 2001 года Хизбалла начала активно присутствовать на «диких землях» Латинской Америки – месте на стыке границ Бразилии, Аргентины и Парагвая, где представители наркокартелей встречаются чаще, чем полицейские.

Поначалу бойцы Хизбаллы нанимались только как охранники представителей и курьеров наркоторговцев. Или инструкторы для частных армий, иметь которые считает необходимым любой наркокартель. Но в 2005-м, оценив перспективы сотрудничества с такой организацией, ими заинтересовались уже как партнерами – и первыми в этом деле стали представители мексиканских «Лос-Зетас», имеющие даже среди коллег тянущую могильным холодом репутацию.

Дальше – больше. С 2007 по 2009 год действовал Ливанско-канадский банк, под прикрытием которого свыше 30 подставных фирм осуществляли поставки кокаина в Европу и США, а во главе его стоял «офицер» Хизбаллы Айман Джумаа.

Моральным принципам Хизбаллы такая деятельность ничуть не противоречит. Еще в 80-е годы руководство организации разъясняло, что «мы производим наркотики для сатаны - Америки и евреев. Если мы не сможем убить их оружием, мы убьем их наркотиками». А сам шейх Насралла одно время любил повторять, что «незаконный оборот наркотиков является морально приемлемым, если наркотики продаются западным неверным в рамках войны против врагов ислама». Такая вот моральная гибкость.

глава иранской дипломатии Джавад Зариф сотрудничеству с венесуэльским президентом Николасом Мадуро крайне доволен. Не хватает только третьего игрока - представителя местного филиала Хизбаллы, пустившего в этой латиноамериканской стране глубокие корни

Венесуэла и Хизбалла – братья навек?

Чтобы понять истинное лицо Хизбаллы и ее международный масштаб и глубину проникновения в большую политику, стоит посмотреть на Венесуэлу. 27 апреля нынешнего года президент Николас Мадуро назначил министром нефти страны выходца из Ливана (по некоторым данным – из Сирии) 45-летнего Тарека Эль Айссами, давнего эмиссара Хизбаллы на этом континенте.

Его биография – просто срез активности «партии Всевышнего» в Латинской Америке. Торговля наркотиками, участие в контрабанде венесуэльского золота, мутные и завязанные схемы продажи нефти – всего этого в его жизни было с избытком, включая занесение в специальный розыскной список Министерства финансов США и полицейских служб некоторых государств Европы.

Хизбалла в Венесуэле и в ближайшем окружении Мадуро представлена настолько густо, что местные полицейские и армейцы предпочитают с ними не связываться. Члены организации несут охрану золотых приисков, торгуют нефтью и выступают инструкторами разведывательно-диверсионной подготовки подразделений местной армии. Остров Маргарита, неподалеку от венесуэльского побережья, является их опорной базой, и что там происходит – никому неизвестно: армии и полиции Венесуэлы сюда входа нет.

Ну и, естественно, расположенный в этой стране филиал Хизбаллы тесно связан с местными наркокартелями, сопровождая и охраняя их грузы.

Причем, здесь их деятельность самым плотным образом координируется с представителями иранского Корпуса стражей исламской революции, поскольку некоторые каналы – то же золото, продажу нефти и оружия - они ведут в тесной связке. И помогая Тегерану, и не забывая о себе.

Поскольку правительство Мадуро оплачивает их услуги весьма щедро, от 8 до 14 процентов прибыли с каждой нелегальной или полулегальной сделки, справедливо полагая, что в случае мятежа в стране Хизбалла будет защищать «эль-президенте» до последнего, пусть и из корыстных соображений, но, как говорится, от чистого сердца.

3365 просмотров