Хождение по мукам бизнесмена: инвестиции вместе с товаром пропали в фиктивной компании приемная haqqin.az

Фархад Мамедов, отдел информации

К сожалению, приходится констатировать, что фактов мошенничества с использованием различных схем в Азербайджане за последние годы стало больше. Современные остапы бендеры, используя сотни приемов «отъема денег у населения», без особого труда заманивают в свои сети алчных людей, мечтающих быстро и легко разбогатеть, чтобы вложить поменьше, а получить побольше. Вот и попадаются такие корыстолюбивые прожектеры на соблазнительные предложения инвестировать в «прибыльный бизнес» и обещания получать дивиденды во много раз большие, чем банковские проценты, а в итоге отдают свои кровные аферистам.

Надо признать, однако, что попадаются в сети махинаторов и вполне добропорядочные люди, отнюдь не стремящиеся к даровым миллионам, а просто намеренные собственным трудом укрепить свое благосостояние. Именно так собирался поступить предприниматель Хикмет Мамедов, когда поверил посулам своего хорошего знакомого. Но для аферистов не существует ни уз дружбы, ни родственных связей. Главное – нажива.

Тут к месту вспомнить воришку Альхена из «12 стульев» Ильфа и Петрова: «Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог…»

Эмиль Гулиев

Именно таким «застенчивым ворюгой» оказался деловой партнер Хикмета Мамедова – Эмиль Гулиев. Дело, которое он затеял и к которому привлек своего приятеля, при умелом управлении вполне обеспечило бы безбедное существование обоих партнеров. Но не красть Гулиев не мог… К несчастью, Мамедов, хоть и опытный к тому времени предприниматель, понял это только тогда, когда был безжалостно обманут и лишился львиной доли своего капитала.

Хикмет Мамедов в свое время стал владельцем 50% акций компании Old Line Trading, а облапошивший его Эмиль Гулиев был там директором. Проворачивать махинации ему помогал исполнительный директор компании Мехман Рашидов. Не обошлось и без Сашхен, жены и сообщницы Альхена в романе Ильфа и Петрова. В этой роли выступала законная супруга Гулиева и держатель основного пакета акций Old Line Trading Гюнель Гулиева.

Как рассказал Хикмет Мамедов haqqin.az, летом 2017 года Эмиль Гулиев убедил его вложить средства в ООО Old Line Trading, чтобы импортировать из России и продавать в Азербайджане стиральный порошок для детской одежды.

«Основателем компании в то время была его жена Гюнель, уточняет Мамедов. – Честь по чести, в нотариальном порядке заключили договор о долге и заранее оплатили стоимость товара. В декабре того же года с неподдельным энтузиазмом Эмиль Гулиев сообщил мне, что договорился с местной компанией İnterglass о поставках 13 вагонов сырья, и если я вложу 113 тысяч долларов, то он готов по льготной цене уступить мне 50% акций. Я согласился, дал деньги и стал в Old Line Trading одним из соучредителей. И с компанией İnterglass договор действительно заключили, однако суть этой сделки стала известна позже», - отметил бизнесмен.

Речь шла об импорте в Азербайджан порошка для детской одежды

Однако далее пошло все не так, как расписывал Гулиев и представлял себе Мамедов. Первый тревожный сигнал о том, что в компании не все ладно, раздался примерно в конце 2018 года – выяснилось, что супермаркеты стали возвращать импортированный из России стиральный порошок, так как срок его годности подходил к концу. Более того, почти половина товара оказалась каких-то давно не выпускавшихся образцов. Спросом такие порошки не пользовались, маркеты не желали терпеть убытков, а потому все закончилось крупным ущербом для фирмы-поставщика. То есть «деловую операцию» Гулиева постиг крах.

А вскоре İnterglass, замешанная в громком деле Международного банка Азербайджана, решением суда перешла под контроль государственной компании «Агрострахование». İnterglass отобрали у владельца, оформив односторонний акта приема-сдачи, причем вместе с товаром, хранившемся на складах и без оплаты…

Участие в неприглядных делах Межбанка само по себе негативно характеризует фирму, но с какой стати, специализируясь на производстве стекла и стеклотары, İnterglass взялась за порошки? Оказывается, ее директором был родственник Гюнель Гулиевой. То есть у Эмиля Гулиева, как у настоящего Бендера, все ходы были просчитаны.

А Хикмету Мамедову, чтобы вернуть свои деньги, уплаченные за 13 вагонов сырья, пришлось целый год обивать пороги компании ASK Şüşə (принадлежит Азербайджанской промышленной корпорации), которая приобрела товар. Руководство этой компании менялось столь часто, что ему пришлось ежеквартально разъяснять там ситуацию и просить вернуть деньги. А добился в итоге только того, что затем они вместе с компанией İnterglass разделили между собой долги, однако деньги компании Old Line Trading не возмещены до сих пор.

Но даже еще не разобравшись в этом наглом подвохе, Мамедов, имевший солидный опыт работы в международных компаниях и привыкший вести бизнес честно и прозрачно, понял, что другие руководители Old Line Trading, что называются, мухлюют, представляя в официальные органы липовые цифры. И при этом компания неуклонно идет к банкротству. 

Всплывает и İnterglass, замешанная в громком деле Межбанка

Хикмет Мамедов утверждает, что после того как вошел в число учредителей компании, в качестве единственного источника информации о финансовом состоянии компании ему показали тетрадь (?!) с заметками исполнительного директора Мехмана Рашидова. Такое ведение бухгалтерии Мамедов счел недопустимым и стал требовать привести в порядок всю финансовую документацию. Разумеется, Гулиеву сотоварищу это не понравилось. Но хотя главным документом по-прежнему оставался ежедневник, они в конце каждого налогового года проводили «презентацию», представляя ежегодный налоговый отчет, согласно которому компания работала с небольшой, но все же прибылью.

Увидев, что его требования о надлежпщем контроле над компанией и ведении бухгалтерии в соответствии с установленными законом нормами проигнорированы, Мамедов добился проведения общего собрания учредителей для осуществления аудита за 2018-2019 гг. Ознакомившись с первой страницей аудиторского отчета о доходах и расходах компании, Мамедов понял, что ее ждет неизбежное банкротство. Согласно этому отчету, 2018 год компания завершила с убытками, а 2019-й – лишь с мизерной прибылью. И это несмотря на то, что и в налоговые органы, и пострадавшему бизнесмену были представлены отчеты о том, что Old Line Trading работает с прибылью.

А солидная разница между цифрами в налоговой декларации и аудиторском отчете возникла из-за неподтвержденных расходов, отмеченных лишь в тетрадке М.Рашидова.

«Я немедленно потребовал от Эмиля Гулиева объяснить мне возникшую ситуацию либо оплатить нанесенный ущерб. В ответ он стал угрожать мне и требовать деньги», - говорит предприниматель.

Мамедов раскрыл еще одну финансовую махинацию своего бывшего партнера. Оказалось, что в марте 2020 года Эмиль Гулиев неожиданно исчез из страны. Позже выяснилось, что он открыл в Грузии компанию под названием Old Line Trading, тем самым нарушив устав Old Line Georgiа, а также законодательство Грузии в сфере предпринимательства. А 1 июня Гулиев заявил своему партнеру, что хочет выйти из состава учредителей Old Line Georgia, потому что «ему так сказали».

«Меня абсолютно не интересовало, кто ему такое сказал, и я согласился с Эмилем. Мы подписали решение совета учредителей. Это произошло за несколько дней до представления нам аудиторского отчета…», - отметил Х. Мамедов.

Однако после того, как от него потребовали вернуть присвоенные средства, Эмиль Гулиев стал возражать против исключения его из списка учредителей и чинить препятствия для исполнения решения.

Хикмет Мамедов вместо денег стал получать угрозы. И тогда он решил подать жалобу на руководство Old Line Trading в Главное управление по борьбе с коррупцией при генпрокуроре. Предприниматель предоставил весомые доказательства мошеннических действий и начал настаивать на возбуждении уголовного дела.

Камандар Насибов

Адвокат Кямандар Насибов, защищающий интересы Х.Мамедова, предполагает оперативное и объективное рассмотрение этого дела, потому что уверен, что финансовые преступления там налицо. Это и налоговые нарушения, и злоупотребление должностными полномочиями, и факты присвоения.

«Отчет аудиторской проверки компании мы представили лично генпрокурору. Факты серьезных нарушений в деятельности компании не оставляют сомнений в ее преступном характере. Кроме того, имеются факты присвоения инвестиций моего подзащитного в эту компанию. Надеемся, что прокуратура даст правовую оценку этим фактам», - сказал Насибов.

5055 просмотров