В Астаре застрял опасный груз с эффектом бомбы наше расследование

Фархад Мамедов, отдел информации

Взрыв в начале августа в порту Бейрута, который превратил полстолицы Ливана в руины, превысил по мощности силу атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму во Второй мировой войне. Причины этой катастрофы поразили не только ливанцев, но и все мировое сообщество. Как стало известно, четыре года около трех тысяч тонн нитрата аммония (аммиачной селитры) хранились в порту фактически бесконтрольно. Эту селитру российский бизнесмен намеревался доставить из грузинского порта Батуми в Мозамбик. За какие-то нарушения судно было остановлено в порту Бейрута. Затем этот бизнесмен обанкротился, и взрывоопасная селитра осталась в портовых складах без всякого надзора. Основной версией взрыва является то, что он произошел во время сварочных работ по халатности рабочих. И эта «халатность» унесла сотни жизней и разрушила несколько районов Бейрута.

Бейрутский урок ничему не учит?

Кому принадлежит груз?

Напоминание о произошедшем в ливанской столице не случайно. Как оказалось, и в Азербайджане на границе с Ираном на Астаринской таможне под открытым небом и солнечными лучами тоже хранится опасное химическое вещество, обладающее эффектом бомбы – серная кислота. Хозяин груза не может доставить его заказчику в Грузию, потому что ОАО «Азербайджанские железные дороги» отказывается его транспортировать.

Рискованный груз – собственность уже знакомого читателям по нашим публикациям человека. Это владелец пакета акций ООО Old Line Trading Хикмет Мамедов, который, по его словам, из-за финансовых махинаций своего бизнес-партнера Эмиля Гулиева вынужден был обратиться с иском на него в суд. Об этом haqqin.az рассказал в предыдущем материале о неприглядных делах  некоторых руководителей ООО Old Line Trading.

Х.Мамедов утверждает, что в середине июня этого года компания Old Line Georgia, оплатив товар продавцу в Иране, договорилась с ООО One Touch Trade and Logistics о транспортировке 110 тонн серной кислоты через Азербайджан в Грузию. Согласно соглашению, груз должен был быть принят на железнодорожном терминале в Астаре и до 30 июня доставлен в Грузию. Затягивать с этой торговой операцией было нельзя, поскольку срок полученной компанией Old Line Georgia лицензии на переправку опасного груза в Грузию для одного из крупнейших предприятий к 30 июня истекал. К тому же клиент остро нуждался в этом химикате – на складах его почти не осталось.

Груз поступил из Ирана на терминал в Астаре, где был принят и помещен в контейнеры. Однако потом его хозяину сообщили, что ОАО «Азербайджанские железные дороги» (АЖД) отказывается этот груз перевозить, потому что грузинская сторона не хочет его принимать.

Хикмет Мамедов немедленно оповестил заказчика о возникшей проблеме. В ответ получил от клиента возмущенное послание, в котором он упрекал компанию в срыве сроков доставки товара и утверждал, что власти Грузии не вводили никаких ограничений на ввоз товаров в страну, на что ссылался экспедитор.

Между АЖД и таможней

Бизнесмен отправил телеграмму руководству АЖД, пытаясь выяснить причины непонятного препятствия. Ведь железнодорожный оператор страны не уполномочен ограничивать внешнеторговые операции или отказывать в перевозке транзитных грузов. Ограничение транзита груза в случае возникновения особых обстоятельств является компетенцией Государственного таможенного комитета.

По словам Х.Мамедова, несмотря на все его попытки ни компания-экспедитор, ни руководство АЖД не представили ему ни одного официального доказательства того, что грузинская сторона лимитирует ввоз этого товара в страну. Единственным документом, представленным в качестве основания для замораживания транзита, стала копия телеграммы АЖД, направленной «Грузинским железным дорогам», на которую так и не пришел ответ. В телеграмме грузинскую сторону просили прояснить вопрос о недопуске химиката в страну.

«Текст этой телеграммы не соответствует полномочиям железнодорожного оператора, потому что ни в Грузии, ни в Азербайджане такой оператор не может сам принимать решение об ограничении транзитных грузов. От имени компании Old Line Georgia я направил руководству АЖД два письма, в которых просил принять меры против самоуправства чиновников. Но до сегодняшнего дня ответа так и не получил», - говорит бизнесмен.

После всех этих попыток Х.Мамедова была все же достигнута устная договоренность об отправке груза, но к тому времени у компании уже истек срок лицензии. Тем не менее эта устная договоренность с АЖД подтверждает, что утверждения о том, что правительство Грузии лимитирует ввоз подобных грузов в страну, по меньшей мере, неубедительны.

«В ходе переговоров заказчика с руководством «Грузинских железных дорог» было четко заявлено, что никаких официальных указаний о недопуске таких товаров в страну не было», - отмечает бизнесмен.

Обеспокоенный тем, что опасный химикат находится под открытом небом в астаринском терминале в контейнерах, не предназначенных для длительного хранения, что может привести к опасным последствиям, Хикмет Мамедов обратился к своему бизнес-партнеру, несмотря на то, что в данный момент находится с ним в конфликтных отношениях, и предложил, чтобы азербайджанская компания Old Line Trading приняла этот груз для последующей доставки в Грузию. Однако ее исполнительный директор Мехман Рашидов решительно отказал в подобной операции.

«Хотя они могли принять товар по договору купли-продажи, а затем продать его покупателю. Просто, пользуясь тем, что из-за  груза серной кислоты я попал в сложное положение, бывший компаньон Эмиль Гулиев хочет отомстить мне, делая все, чтобы я понес убытки. Даже несмотря на то, что так он причиняет ущерб и себе. А все потому, что по результатам служебной проверки я отстранил его от руководства компанией. Тем не менее Гулиев продолжает владеть долей в ней, и созданное им препятствие наносит ущерб не только мне, но и ему самому», - объясняет бизнесмен.

Здесь следует отметить, что Old Line Trading не участвует в покупке и продаже опасных грузов. Другими словами, в нынешней ситуации бывший партнер Мамедова не обязан принимать на себя заботу о грузе, хотя в то же время он не может не понимать, что затягивание с его переброской крайне рискованно.

Таким образом, из-за конфликта между партнерами и бездействия экспедитора 110 тонн опасных химикатов застряли на терминале в Астаре, что представляет реальную угрозу для окружающей среды и людей.

Что говорит ADY Express?

Поскольку контейнеры с серной кислотой предназначены лишь для транспортировки, а не для длительного хранения, существует риск испарения вещества, если оно еще какое-то время будет находиться в условиях повышенных летних температур под открытым небом. Не исключено также, что в контейнеры попадет дождевая вода, что может вызвать непредсказуемую реакцию. И кто тогда будет нести ответственность за опасные последствия?

Удивляет и то, что АЖД, пусть и формально, но все же признав, что никаких ограничений с грузинской стороны для транзита груза нет, никак не реагирует на самоуправство компании ADY Express, которая является оператором железнодорожного терминала в Астаре.

Неужели никого не волнует, что опасная кислота застрянет в Астаре из-за чьих-то интриг? И даже если грузинская сторона действительно не хочет принимать груз, то по каким причинам? Нет ли явного противоречия между этим и политикой двух стран в отношении стратегического транзитного коридора, связывающего Грузию и Азербайджан?

Чтобы прояснить ситуацию, редакция обратилась в ADY Express. Глава отдела по связям с общественностью Ильхам Абдулов после изучения вопроса ответил, что их компания не занималась перевозкой данного груза.

«Это делала компания Caspian Rail, а заказала транспортировку One Touch. Владелец груза должен разобраться с возникшими проблемами с ними. Однако я могу подтвердить, что в последнее время грузинская сторона в одностороннем порядке отказывается принимать иранские товары. Причины не знаю, предположительно, это связано с пандемией коронавируса. В качестве представителя дочерней компании ОАО «Азербайджанские железные дороги» могу сказать, что АЖД в связи с этой проблемой проинформировала соответствующие структуры Азербайджана и попросила помощи в ее решении. Вместе с тем повторю, что ADY Express не имеет никакого отношения ни к интересующему вас грузу, ни к его задержке», - заявил Ильхам Абдулов, добавив, что беспокойство о хранении серной кислоты безосновательно – никакой опасности она не представляет.

Но Хикмет Мамедов с этим не согласен и настаивает на риске, который представляет такой груз. К тому же контейнеры под кислоту, арендованные Old Line Trading, были переданы в субаренду Old Line Georgia, и теперь в результате простоя обе компании несут убытки. В то же время ADY Express в настоящее время получает выгоду от перевалки грузов через терминал Астара и, видимо, по указанию АЖД именно эта компания ввела ограничения на транспортировку товара.

В компании же One Touch Trade & Logistics заявили, что владелец этого груза пока не отправлял им официального запроса на транспортировку. «И вообще он нам задолжал. А если не доволен нашей работой, то может обратиться в другую логистическую компанию», - обиделись в One Touch Trade & Logistics.

«Сразу после возникновения проблемы я отправил предупредительное письмо в One Touch Trade & Logistics, и никаких долгов перед ней не имею.  И вообще – какое отношение наличие долга имеет к этой проблеме?», - возразил Мамедов на заявление логистической компании.

Груз по-прежнему на терминале в Астаре. Пока он сравнительно не опасен, но угроза станет неизбежной, если серная кислота пробудет там еще какое-то время…

10264 просмотров