Отказаться от сотен миллионов долларов ради своей страны кто победит Нетаньяху? №2; наша корреспонденция

Валерий Кантор, собкор, Иерусалим

В свое время Авигдор Либерман часто повторял: «В израильской политике правее меня – только стенка!» После чего появился Нафтали Беннет, и эта фраза утратила актуальность…

Для него Родина превыше 145 миллионов долларов

Известный российский сатирик Константин Мелихан так определил разницу между сионизмом и антисемитизмом: «Сионисты говорят, что среди евреев много знаменитостей, а антисемиты – что среди знаменитостей много евреев».

Но если вы в самом деле хотите понять, что такое современный сионизм и как он формирует мировоззрение молодых израильтян, имеет смысл присмотреться к личности Нафтали Беннета, преодолевшего всего за семь лет путь от политического дебютанта до навязчивого кошмара Биньямина Нетаньяху…

Диверсант становится мультимиллионером

Его родители – американские евреи из Сан-Франциско (отец, Джим Беннет – потомок третьего поколения переселенцев из Голландии, мать, Мирна, была вывезена перед войной из Польши) переехали в Израиль после Шестидневной войны и осели в Хайфе, где в 1972 году родился их третий сын, Нафтали.

Закончив религиозно-сионистскую школу, Беннет призвался на армейскую службу, которой отдал шесть лет вместо положенных тридцати двух месяцев.

В ЦАХАЛе он учился на офицерских курсах, командовал ротой в спецназе Генштаба, участвовал в контртеррористических операциях, выполнял диверсионные задания в тылу противника, воевал в Южном Ливане…

Демобилизовавшись, Беннет заканчивает Иерусалимский университет, получает первую академическую степень по юриспруденции и управлению бизнесом и отправляется в США, где становится учредителем, совладельцем и генеральным директором американо-израильского стартапа Cyota, производящего программное обеспечение для компьютерной безопасности.

В 2005 году компания RSA Sucurity покупает стартап за 145 миллионов долларов, а Беннет становится мультимиллионером.

Диверсант Беннет

Мультимиллионер снова становится диверсантом

Все изменилось 12 июля 2006 года – в день, когда началась Вторая Ливанская война. Имеющий несколько наград за мужество старший лейтенант Нафтали Беннет, которому только исполнилось тридцать четыре года, мчится в аэропорт Кеннеди, первым же самолетом вылетает в Израиль и уже через несколько суток в составе диверсионной группы спецназа участвует в поиске и ликвидации ракетных установок «Хизбаллы», рассредоточенных на территории Южного Ливана…

Это была очень странная, во многом абсурдная война, которую руководство Израиля, опасаясь международных санкций, вело «в белых перчатках»: солдаты остерегались открывать огонь по «мирным жителям», прятавшим под штатской одеждой гранатометы и пояса смертников, агенты Моссада по телефону предупреждали о готовящихся артобстрелах жителей бейрутских кварталов Харет-Хорейк и Губейри, откуда «Хизбалла» атаковала ракетами север Израиля, политическое руководство страны не разрешало эскадрильям ВВС бомбить на территории Ливана склады с оружием и боеприпасами, которые были оборудованы в подвальных помещениях школ, больниц, мечетей…

«Именно тогда я понял, - признался Нафтали Беннет в одном из интервью, - что армией и страной руководят люди, у которых нет желания побеждать…»

После войны 2006 года Беннет ворвался в большую политику

Тогда же сформировалась и политическая платформа Нафтали Беннета – правого религиозного сиониста и сторонника жестких мер в вопросах безопасности, выступающего против создания Палестинского государства и призывающего руководство Израиля к аннексии Западного берега реки Иордан.

Позднее, уже будучи известным политиком, Беннет, отвечая на вопрос репортера CNN, поинтересовавшегося, как долго Израиль будет оккупировать палестинские территории, четко обозначил свое видение палестино-израильского конфликта:

«Скажите, а как долго американцы живут в Америке? – задал он встречный вопрос. - Лет триста с небольшим, не так ли? А знаете, сколько лет евреи живут на Святой Земле? Три тысячи восемьсот! Так как вы смеете называть Израиль «оккупированными территориями»?!»

После завершения Ливанской войны Беннет остается в Израиле и примыкает к лагерю лидера парламентской оппозиции Биньямину Нетаньяху, критикующему премьер-министра Ольмерта за политическую нерешительность и отсутствие характера, позволившие «Хизбалле» и Ирану протрубить на весь мир о разгроме непобедимого ЦАХАЛа.

Борьба против Нетаньяху

Когда Нетаньяху вернет себе кресло премьера, точно такими же словами его будет критиковать уже Нафтали Беннет, возмущенный согласием Биби заморозить под давлением США строительство еврейских поселений на Западном берегу. Но это случится только через три года. А пока Нетаньяху приветствует выбор идеологически близкого ему офицера спецназа, назначает Беннета главой политического штаба и доверяет ему руководить своей избирательной кампанией на праймериз в Ликуде.

В сентябре 2009 года, получив предложение возглавить Soluto - очередной израильско-американский стартап, Беннет возвращается в Нью-Йорк. Однако вирус политики, запущенный в подкорковый «микропроцессор» Беннета, уже разрушил азарт «айтишника». В результате он проработал в компании всего несколько месяцев, заложил алгоритм форсированного выхода на рынок, установил контакты с перспективными инвесторами, после чего, сохранив пакет акций, подал в отставку и вернулся в Израиль.

(В 2013 году компания была продана за 130 миллионов долларов. Но к тому моменту даже чек на астрономическую сумму, полученный Беннетом за акции Soluto, уступал его успехам в политике, причиной которых, как это ни парадоксально, стал… Биньямин Нетаньяху).

Вернувшись домой и развив слишком бурную деятельность во главе канцелярии премьер-министра, Беннет, к счастью для себя, недооценил особенность характера своего патологически подозрительного босса, который видит в любой неординарной личности потенциального соперника.

Нетаньяху сразу понял, что перспективный политик дышит ему в спину

В результате Биби поступает с Беннетом точно так же, как в свое время поступил с Авигдором Либерманом – увольняет шефа своей канцелярии и тем самым создает себе очередного политического врага.

К своему дебюту в политике Беннет отнесся как опытный стартапер: вначале создал продукт, которого нет на политическом рынке – то есть себя в качестве лидера национально-религиозного лагеря, а уже потом стал думать, кому этот продукт продать.

Выбор Беннета пал на агонизирующую партию религиозных сионистов МАФДАЛ, которая, несмотря на новое название – «Еврейский дом», получила на выборах 2009 года всего три мандата.

Беннет внедряется в «Еврейский дом», участвует в праймериз, получает две трети голосов выборщиков и становится лидером партии. После чего – благо с деньгами у ветерана хайтека проблем нет – начинается агрессивная продажа имиджа нового политического лидера: страна зашторивается гигантскими постерами с изображением Беннета и слоганом «Начинается нечто новое!», социальные сети захлестывают «лайки» герою войны и гению мира высоких технологий, фанаты придумывают прикольные шуточки типа: «Во время ливанской войны Беннет бросил гранату и убил сразу 80 террористов. Причем до того, как граната взорвалась…»

Дорога во власть

Сам же Нафтали Беннет во время предвыборной кампании 2013 года предстал не просто молодым лидером с обаятельной улыбкой, а настоящим волшебником, угадывающим мысли своих избирателей. Арабо-израильский конфликт? Аннексируем Западный берег и создадим на нем палестинский бантустан! Жители периферии? Предоставим их детям первоклассное образование! Демобилизованные солдаты? Каждому выделим по участку земли!..

В результате, избиратели «Еврейского дома» сенсационно приносят партии 12 мандатов, а Беннет получает в правительстве Нетаньяху сразу два министерских портфеля и престижное место в узком военно-политического кабинете, где семь человек решают наиболее важные проблемы государства.

Беннет стал лидером национально-религиозных сил

Но всего два года спустя по итогам досрочных выборов 2015 года «Еврейский дом» падает до восьми мандатов. Беннет понимает, что объединить религиозных и светских сионистов невозможно даже теоретически, уходит из «Еврейского дома» и создает партию «Новые правые», которая в серии досрочных выборов 2019 года вначале вообще не проходит электоральный барьер, а потом все-таки получает семь мандатов…

Несмотря на то, что политический стаж Беннета насчитывает всего семь лет, заслуги 48-летнего мультимиллионера, создавшего две партии и возглавлявшего министерства религии, экономики, образования и обороны, трудно не признать.

В то же время стратегия политического стартапа, в который Беннет вложил так много сил и средств, себя не оправдала: доказывая на каждом углу политическую слабость и популизм Нетаньяху, неспособного защитить интересы право-национального лагеря, Беннет перегнул палку и оттолкнул от себя значительную часть недавних сторонников, которые предпочли более сдержанную идеологию Ликуда.

Тем не менее не стоит недооценивать прагматизм Беннета и его способность структурировать любую задачу.

Главная схватка впереди

«Новые правые» - новая борьба

Как известно, администрация США традиционно нервничает, когда на власть в Израиле претендуют лидеры крайне правых партий, публично отрицающие перспективы диалога с палестинцами и позволяющие себе неполиткорректные высказывания. К примеру, Белый дом долго дистанцировался от контактов с Авигдором Либерманом, который называл Ясера Арафата «животным» и предлагал в 2001 году разбомбить Асуанскую плотину за нарушение Египтом мирного договора с Израилем.

И лишь в 2006 году, после встречи в Вашингтоне с госсекретарем США Кондолизой Райс (беседа в основном велась на русском языке) Либерман, отвечавший в кабинете министров за стратегическое планирование и связи с разведслужбами, был признан Белым домом persona grata.

Вот почему не следует слишком уж буквально воспринимать лозунги Нафтали Беннета «Ни пяди земли, ни шагу назад!», с которыми он продолжает штурмовать израильский политический олимп. И если единственной преградой на пути Беннета к канцелярии премьер-министра станет его политическая репутация, то нынешний лидер право-религиозного лагеря Израиля вполне может процитировать великого американского комика Маркса Граучо, сказавшего как-то: «Таковы мои принципы! Но если они вам не нравятся, у меня есть и другие…»

И продолжить свой путь к заветной цели.

Тем более что последние опросы прочат Нафтали Беннету больше двадцати мандатов – всего на десять меньше, чем его бывшему начальнику…

8081 просмотров