Волшебство в Баку: заброшенный мазутный поселок превратился в чудесный край история одного перевоплощения

Лев Аскеров, автор haqqin.az

Стою у минаретов, восставшего из глубин XIII века величественного святилища Ислама – мечети Биби-Эйбат. Той самой, что по утверждению исторических источников Востока, после культовых Кербелы и Мешхеда, была третьим по значимости местом поклонения мусульман-шиитов. На столь необычайную её сакральность указывала обнаруженная археологами надгробная плита, на которой арабской вязью было выбито буквально следующее: «Здесь погребена Укейма ханум, потомок пророка Мухаммеда внучка шестого имама Джафара ас-Садыка, дочь седьмого имама Мусы аль-Казима, сестра восьмого имама Али ар-Риза». И она, Божественная кровь Мухаммеда (Да светится имя Его в мирах!) придавала этому некогда дикому местечку у взморья особую ауру. Она накрывала окрестность мощной исцеляющей силой.

Воссозданная уникальная мечеть Биби-эйбат

Замечено было и не раз, как после посещения этой мечети страдающие бесплодием  женщины вскоре становились матерями, парализованные обретали силу в конечностях, а те, кого много лет не отступая, терзали болезни, после нескольких проведённых у стен святилища ночей уходили отсюда в добром здравии. Об этом свидетельствовали  многочисленные записи шейхов, которые истово и скрупулёзно все происходившие чудеса заносили в специальные книги. По дошедшим до нас слухам этих фолиантов с уникальными фактами в хранилище Биби-Эйбатской мечети было ровно 333. К сожалению… было. В 33-м году прошлого столетия большевики-богоборцы все их предали огню. А саму мечеть ополоумевшие от сатанинского атеизма сравняли с землёй. Казалось бы, они её навсегда стёрли из памяти людской. Словно никогда и не было здесь ее. Но… Время и кровь Пророка подали свой веский голос.

Донёсся он сначала из Парижа. Дотошные исследователи истории вдруг наткнулись на публикацию, размещенную ещё в 1871 году (!) на страницах самой популярной в прошлом французской газеты «Пти журналь». Статья та посвящена была первой годовщине смерти всемирно известного писателя Александра Дюма, из-под пера которого вышли не только «Три мушкетера», «Граф Монте-Кристо» и другие романы, что по сей день зачитываются до дыр, но и почти забытые путевые заметки под названием «Путешествие на Кавказ».

Биби-Эйбат в рисунках Жан Пьера Муане

Автором той статьи в “Пти журналь” был никто иной, как сопровождавший А.Дюма по Кавказу один из его близких друзей и литературных подёнщиков Жан-Пьер Муане. Вот выдержка из того написанного: «…Я не на шутку всполошился. Он, глядя на купол басурманского храма «Биби-Айбат», замер истуканом. И что самое странное, он, страдающий одышкой, что ночью и днём донимала его, свободно полной грудью вдыхал и  выдыхал из себя, дувшие с моря резкие порывы ветра. Обычно в каретах, чтобы не задохнуться от напора встречного воздуха он ладонью прикрывал нос и рот. А тут… Не глядя на меня, Дюма тихо произнёс: «Жан, и вправду здесь Господом веет. Мне сейчас нет и 20-ти…» Я бы забыл об этом, но утром следующего дня, в комнате, где он почивал, его не было. Служка сказал, что мой друг спозаранок вышел на улицу и, сев в стоявший неподалёку фаэтон, куда-то укатил. Оказалось, он ездил к тому басурманскому храму. И все пять дней, покуда мы были в Баку, он с утра до полудня находился возле него. Я думал, это очередная его блажь. Однако от той одышки, что угнетала его, как я заметил, не осталось и следа. Правду говорят аборигены, что храм, построенный плоть от плоти и кровь от крови их святого Магомеда, имеет волшебную лекарскую силу...» 

Этих строк в печати большевистских времён мы вряд ли найдём. Хотя и Горький душевно описал врата Биби-Эйбата.

Не найдём даже и упоминаний о том «басурманском» храме. Богоборцы могли торжествовать. Могли пока такой Божий инструмент, как Время, не вернуло нас «на круги своя». Богоборцы канули в небытие и лидер ставшего независимым Азербайджана повелел вновь из пепелища поднять убитую легенду Ислама. Это был Гейдар Алиевич Алиев. По его указанию  из своих архивов и из библиотечных  фондов других стран, были извлечены рисунки и чудом сохранившиеся снимки Биби-Эйбатской мечети. По ним она и воссоздавалась. И в 1999 году, стоя у одного из взмывшего к чистым небесам минарета, он уже представлял её миру. А 10 лет спустя, в 2008 году, её, заново отстроенную, занимавшую теперь площадь втрое превосходящую ту, что занимала она прежде, открывал сын Гейдара Алиевича, президент страны – Ильхам Алиев.

Ильхам Алиев у исторической вышки в Биби-Эйбате

Вознёсшая над морем роскошь резко контрастировала с убогими, спускающимися от подножия святилища к берегу жилищами выросшего здесь посёлка. Посмотрев в их сторону, он, повернувшись к окружившим его журналистам, твёрдо пообещал: «Дайте время и они будут достойны облика этого святилища!»

Эти же слова он повторил, когда неподалеку отсюда, вместе со старейшим нефтяником-геологом Хошбахт муаллимом был сброшен чехол, укрывавший сооруженную художниками-дизайнерами вышку. Это был памятник самой первой пробуренной здесь скважины. Именно пробуренной, а не вырытой лопатой и киркой. Правда, всего на 21 метр в глубину. Но лиха беда начало! Затем следы её затерялись. Верней она оказалась на дне образовавшегося тут громадного замазученного водоёма, который по настоянию Ильхама Алиева был осушен. А теперь эта первая в мире просверленная механическим путём скважина стоит на фоне здания из стекла и бетона, где проводятся Европейского уровня спортивные водные состязания. Выходило, как по библейскому Екклесиасту: «Время убивать, и время врачевать. Время разрушать, и время строить»…

поселок Биби-Эйбат преобразился до неузнаваемости

Уже сейчас, глядя с подножия мечети на людские жилища, крыши которых еще совсем недавно были плоскими и залитыми киром, преобразились. Они в добротных, коньками устроенных крышах из красного, зелёного и синего ондулина. Над ними и над узкими улочками посёлка не висят сетью провода. В них он был, как в неводе. Теперь их и след простыл. Нет и привычных столбов. Всё, и электрические кабеля, и кабеля связи, и канализационные трубы утоплены глубоко в землю… По свежевыложенной брусчатке мы сбегаем вниз к морю туда, где находятся знаменитые рыбные рестораны, поджидающие заморских гостей.

- Обратите внимание на фрески, - указывая на облицованные стены жилищ говорит архитектор районной Исполнительной власти Инара Азим заде. - Согласитесь, их мастерски выписали привлеченные нами художники. А главное, другое. Мы каждому из домиков придавали свою неповторимую деталь. Например, вот в этом француз узнает балкон своего города, а вот в том стрельчатом своде, что ведёт во двор жилища, немец угадает знакомый ему готический мотив…

Прохожу по улочкам Биби-Эйбата, и перед моими глазами оживает история. Старое заброшенное захолустью превратили в чудесный уютный уголок. Сказочное перевоплощение. Посмотрите на фотографии, неужели вы с уверенностью можете сказать, что это тот самый заброшенный Биби-Эйбат?

И тут в разговор неожиданно встревает солидного вида и преклонных лет мужчина.

- Вы что, - сурово нахмурившись басит он,- приехали агитировать нас, чтобы мы согласились на месте наших домов строить небоскрёбы?!

Мы опешили и объяснили, что мы всего лишь журналисты и наша цель рассказать читателям как идёт обновление Биби-Эйбата.

- Это другое дело,- облегчённо вздыхает он.- Я в прошлом инженер- строитель. Сейчас на пенсии. Но как специалист не специалисту должен вам сказать, этого здесь делать ни в коем случае нельзя. Видите нагорье. Так вот критическое утяжеление низины, нарушит баланс, и вся эта масса обрушится нам на головы…

Успокоившись, старик, указывая на наших попутчиков стал расхваливать всё то, что ими было сделано здесь за столь короткий срок.

- То ли ещё будет! – невольно вскрикивает, сопровождающий нас сотрудник компании по благоустройству. - Всё делается по букве проекта самого Ильхама Алиева… А ещё мне лично хотелось бы…

Он мечтательно посмотрел на свисающую над Биби-Эйбатом вершину горной гряды.

- Хотелось бы оттуда, к самой кромке моря протянуть канатную дорогу…

Ай, да старик! Ай, да молодец! Нам такое и в голову не приходило. А ведь не в бровь, а в глаз!

Время… Нет в подлунном мире ничего такого с чем можно было бы его сравнить. Разве только с книгой. И то с натяжкой, поскольку  ее страниц, привычной щепотью, никогда и никому не перевернуть. Каждый лист – гроздья веков! Да ещё каких! Их можно только почувствовать. И то всего лишь в паре-тройке строчек, высеченных некогда на камнях нашими далёкими предками.

13162 просмотров