«Путин понимает Ильхама Алиева лучше, чем Пашиняна. Алиев ближе к Путину» комментарий Гендиректора Российского совета по международным делам

Натик Гусейнзаде, отдел информации

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов считает, что на принятие решений в ситуации с нагорно-карабахским конфликтом важное влияние оказывают личные отношения президента России Владимира Путина с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном.

Андрей Кортунов

«Политика делается не абстрактными государствами, но вполне конкретными лидерами, - цитирует haqqin.az слова Андрея Кортунова, опубликованные на сайте РСМД. - Порой наличие или отсутствие «химии» в личных отношениях важнее, чем объективный баланс государственных интересов. Так что об отношениях Владимира Путина и Никола Пашиняна тоже не стоит забывать.

Влияет ли этот фактор на принятие решений? Я думаю, что в ситуации конфликта этот фактор важнее, чем в любой другой. Конфликт очень часто выдвигает на первый план личную интуицию лидера, его способность принимать решения при дефиците информации и времени для анализа. Поэтому в таких ситуациях неизбежно на первый план выходит вопрос доверия своему партнеру. Доверие часто оказывается более важным фактором, чем формальные обязательства.

Кому Владимир Путин доверяет больше - Николу Пашиняну или Ильхаму Алиеву? Определенно ответить на этот вопрос я не берусь, но подозреваю, что Алиев ближе Путину. Все-таки он из семьи старой советской номенклатуры, выпускник МГИМО, бывший партиец и так далее. Путин знает Алиева уже 20 лет и, наверное, понимает его лучше, чем Пашиняна.

Путина и Алиева связывают личные доверительные отношения

Пашинян пришел из совсем другой среды, по-русски не так свободно говорит, у него совсем другой стиль и другая повестка. Они с Путиным очень разные, даже по возрасту. А поскольку Пашинян - политик не очень опытный и эмоциональный, всегда могут найтись люди, которые подготовят соответствующее досье на него - а вот посмотрите, что он говорил, с кем встречался, кого поддерживал. Тут, конечно, нелегко установить доверительные отношения».

По мнению гендиректора РСМД, «учитывая географию, историю и многие другие факторы, именно российская роль остается ключевой в решении конфликта, а это означает - не оттолкнуть от себя союзника по ОДКБ в лице Армении, но и не повернуться спиной к Азербайджану».

«Понятно, что, находясь в Москве, мы до конца не можем оценить ситуацию на поле боя. Но, даже находясь в Москве, мы можем искать стимулы для возобновления политического процесса. Что утверждает Ильхам Алиев? Он говорит: если будет прекращение огня, то вы опять заморозите проблему на очередные 30 лет. Его такая «заморозка» никоим образом не устраивает.

…Какое решение может принять Россия? Есть формальная юридическая позиция Москвы - она всем известна, в том числе обеим сторонам конфликта. Россия не отказывается от своих обязательств по отношению к союзной Армении, но эти обязательства распространяются лишь на территорию самой Армении. Каким-то образом участвовать в операциях на территории, признанной международным сообществом частью Азербайджана, Россия не будет. В Баку эту «красную линию» прекрасно видят, поэтому постоянно подчеркивают, что Азербайджан не ведет войны с Арменией и будет лишь по минимуму отвечать на возможные действия Еревана. Понятно, что армянскую сторону такая позиция Москвы не вполне устраивает».

Пашинян для Путина чужой

Кортунов не исключает, что именно заявление Пашиняна о том, что «Карабах – это Армения, и точка» могло спровоцировать обострение конфликта.

«Говорят, что предшественники Пашиняна в Ереване хотя бы пытались создать видимость, что политический диалог движется к какому-то компромиссу. А Пашинян, дескать, был вынужден доказывать обществу и элите свой патриотизм, а потому очень жестко и недипломатично говорил о том, что «Карабах - это Армения, и точка». Такая демонстративная жесткость, наверное, могла в какой-то степени спровоцировать Азербайджан, где пришли к окончательному выводу о том, что политический процесс перспектив не имеет. Как говорил Алиев: «Статус-кво устраивает всех, кроме Азербайджана».

21100 просмотров