Демократы за диктатуру, республиканцы за монархию, лейбористы против налогов наша жизнь, все еще актуально

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Похоже, политические страсти в Штатах постепенно утихают – боевые действия на улицах прекратились, активисты BLM и суровые белые республиканцы с пулеметами наперевес больше не стоят на улицах американских городов, порождая cюрреалистичные ожидания кровавой гражданской бойни.

Конечно, сложностей будет много, особенно там, где со стороны не видно - вроде предполагаемых регуляций, которые обязуют Голливуд задействовать в съемках фильмов такое-то количество черных, религиозных, этнических и прочих меньшинств и др. Издержки очередной попытки Америки излечиться от своего наследственного заболевания – расизма…

Все у них обязательно устаканится, и будут американцы жить, как прежде, - благополучно, самодовольно и безразлично к чужим невзгодам. Но сейчас речь не о них, а о нас, любимых, то есть о пост-СССР.

Американские баталии - нечто чуждое для совка

И в этом самом «пост» очень любят рассуждать о США как «глубоко разделенной стране», где по две стороны баррикад абсолютно противоположно мыслящие люди – либералы и консерваторы, жители крупных мегаполисов и небольших городков. В конечном же итоге – попросту демократы и республиканцы.

Но если раньше линией разлома со стороны воспринималась раса - белые и цветные, то сейчас совершенно очевидно, что белые сами по себе разделены не меньше.

Хотя терминология в этом случае явно ошибочна: США - страна никакая не «разделенная», а совершенно нормальная, где люди, как и везде, думают по-разному и придерживаются различных позиций. И так было всегда, просто мы, жители пост-СССР, с нашей низкой политической культурой, никогда не понимали типичных для американских фильмов сентенций вроде: «Как ты можешь за него выходить замуж, он же республиканец!» или «Она хорошая девушка, но ее отец – демократ». И лишь сейчас, на фоне событий прошлого года, начинаем понимать, что никакое это не киношное кокетство, а реальная жизнь и что американцы действительно очень разные, но для них «демократ» или «республиканец» - это не просто ничего не значащее определение, а совершенно четкое отличие в мировоззрении и системе ценностей.

И это не разделенность, это норма жизни. Америку делает сильной именно мирное сосуществование двух полюсов – демократов и республиканцев. И каждый из представителей этих двух групп хорош на своем месте – демократы создают новые технологии и инновационную экономику, республиканцы добывают нефть, плавят металл, производят машины и станки. Демократы дают стране ощущение свободы, республиканцы эту свободу защищают с оружием в руках, демократы играют соул и блюз, республиканцы – тяжелый рок…

Все у них обязательно устаканится, и будут американцы жить, как прежде, - благополучно, самодовольно и безразлично к чужим невзгодам

Все на своем месте, каждый выполняет свою функцию. Уберите один из элементов этой мозаики – и целостная картина рухнет.

Это касается не только Америки, хотя в Штатах и более заметно. Все развитые общества делятся на консерваторов и либералов, на население крупных мультикультурных мегаполисов и жителей небольших местечек, где французы – это французы, немцы – это немцы, а англичане – англичане. И каждая из этих крупных групп социума имеет свою политическую партию, которая выражает ее интересы.

На этом фоне политическая культура постсовка выглядит совсем уж грустно. В наших краях название политической партии ничего не значит, а большая часть населения четких политических взглядов вообще не имеет. Традиционные представления о жизни никакой роли не играют, так как в политические взгляды не конвертируются.

Например, сторонник сближения с Россией параллельно может голосовать за партию, которая считает необходимым вступление в НАТО, клинический гомофоб за партию, которая к сексуальным меньшинствам относится вполне спокойно.

Среднестастический постсовок не видит связи между своими личными взглядами и решениями политического характера и, соответственно, выбирает либо яркого лидера, либо несбыточные обещания.

Так же ведет себя и наш политический рынок. Партия может называться как угодно, но это ничего на значит – она может одновременно быть правой и требовать сокращения налогов, левой, но настаивать на увеличении социальных расходов. И это только самый наглядный пример.

Название партии в постсовке, как правило, не имеет никакого отношения к реальной жизни. В Грузии был один известный политик, который в 2001 году создал Социалистическую партию. К социализму он лично никакого отношения не имел и, более того, владел крупной строительной компанией, которая выстраивала обвалившуюся позже финансовую пирамиду.

В конце концов в эфире одной из телекомпаний его спросили: «А почему вы назвали партию социалистической?». Большинство политиков на пространстве постсовка начали бы чирикать, что они сторонники социальной справедливости, увеличения государственных расходов на нужды самой уязвимой части общества и прочие правильные благоглупости. Однако наш социалист не был профессиональным политиком, а был известным веселым городским парнем, поэтому прямо и цинично ответил: «Все остальные приличные названия уже были разобраны другими организациями, вот и пришлось называть тем, что осталось»…

Так что, если в названии постсоветской партии упоминается слово «республиканская», не удивляйтесь, обнаружив, что она поддерживает восстановление монархии, и не поражайтесь тому, что коммунисты бегают по улицам с иконами, а либерал-демократы требуют удавить геев.

Все это просто слова, которые никакого значение не имеют. Как-то раз вокалиста известной рок-группы Pink Floyd Роджера Уотерса упрекнули в том, что в ее ранних альбомах часто встречаются откровенно абсурдные, ничего не значащие тексты, на что он ответил: «В песнях должны быть хоть какие-то слова, без текста песен быть не может, вот иногда и приходится…».

Роджер Уотерс уверял, что в песне должны быть хоть какие-то слова

Что верно для Pink Floyd – то тем более верно для постсоветской политики. Партия должна иметь название, это аксиома. Хотя гораздо оптимальнее, если б политические партии назывались цифрами – 5-я или 53-я. Но, увы, до этого дело пока не дошло. Соответственно, позарез нужно название.

А самые популярные в наших краях наименования  - те, что содержат в себе слово «демократия». Но, к сожалению, желающих много, а демократия – одна. Вот и приходится изощряться. К примеру, назвать себя «свободными демократами». И не стоит утруждаться вопросом, почему именно свободные и значит ли это, что остальные демократы несвободные. Просто скорее всего «демократическая партия» или «национал-демократическая» уже есть, стало быть к слову «демократы» следует что-то добавить.

Можно, конечно, назвать себя либерал-демократом, но на название «либерально-демократическая партия» – это для прокаженных. После Владимира Вольфовича…

Вот и приходится проявлять изобретательность. В принципе, можно добавить название цвета, например, «синие демократы», но это совсем никуда – почему синие и чем они лучше бордовых? Так что лучше уж свободные..

Вот так и живем, на целом пространстве, на целом континенте, где демократы за диктатуру, республиканцы - за конституционную монархию, а лейбористы – за снижение налогов…