И английский филолог не спасет ХАМАС, который умирает прыжок в уходящий поезд; все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

ХАМАС в ходе выборов членов политбюро впервые избрало женщину. «В состав политбюро движения впервые была избрана сестра», — говорится в сообщении организации.

Опубликованный список новых членов политбюро в секторе Газа состоит из 20 человек. Среди них — Джамила Аль-Шанти, которая ранее занимала пост депутата Палестинского законодательного совета от ХАМАС, и Фатима Шурраб.

Английский филолог в черном хиджабе приветствует своих сторонниц

Таким образом, Аль-Шанти стала первой женщиной, избранной в политбюро. Шурраб получила должность главы «женской комиссии». Мотив решения на поверхности – в условиях, когда движение ХАМАС находится в глубочайшем кризисе, корректировка его образа в общественном сознании, как считают в его руководстве, просто необходима.

ХАМАС «хочет послать позитивный сигнал международному сообществу и всему региону, изменив свой имидж и показав, что он открыт и представлены женщины», - отметил Аднан Абу Амер, профессор политики и средств массовой информации Исламского университета Газы. В котором, нужно заметить, 66-летняя Джамила аль-Шанти, имеющая степень доктора английской филологии, некоторое время работала преподавателем.

Там же, кстати, некоторое время на кафедре медицины преподавал паразитологию и генетику ее муж, Абдель Азиз аль-Рантиси. Тот самый «Лев Палестины», один из соучредителей ХАМАС, ликвидированный в 2004 году израильским спецслужбами.

Муж Джамили - генетик Абдель Азиз аль-Рантиси и создавал ХАМАС. Но впоследствии был ликвидирован израильскими спецслужбами

Эта маленькая деталь в биографии первой леди политбюро палестинского движения, контролирующего сектор Газа, достаточно красноречиво говорит нам о том, что попытка представить избрание аль-Шанти как «изменение образа» движения вышла достаточно неуклюжей.

Пребывающая в достаточно почтенном возрасте женщина, которая была создательницей и до недавнего времени бессменной руководительницей «женской комиссии» ХАМАС, порфироносная вдова одного из отцов-основателей этого движения перешла на почетную, но ни к чему не обязывающую должность в политбюро, а на ее место была назначена более молодая и деятельная активистка – вот и все, что произошло.

И не стоит здесь заниматься «поиском черной кошки в темной комнате», ища в этой кадровой перестановке признаки каких-то особых изменений. К тому же кризис ХАМАС настолько глубок, что никакая смена имиджа ему просто не поможет – совершенно обанкротившаяся организация, оказавшаяся не способной создать даже подобие государственности в секторе Газа.

Демагоги, прославившиеся выклянчиванием денег по всему миру «на организацию борьбы за свободу палестинского народа» и устраиванием высококачественной грызни внутри себя за «освоение» полученных средств – ХАМАС давно уже утратил свою социальную базу как движение за законные права палестинцев. И превратился в полукриминальную-полутеррористическую группировку, которая силой оружия держит под контролем сектор Газа и его население, жирует за его счет и «надувают щёки» перед международным сообществом, требуя относиться к себе всерьез.

Перефразируя Гюго признаем, что слабее всех армий мира идея, время которой ушло

Виктор Гюго в свое время говорил, что «сильнее всех армий мира идея, время которой пришло». С этой точки зрения для ХАМАС всё, увы, крайне печально. Время его идеи не просто ушло – сама идея умерла. Да так давно, что теперь от неё уже вполне ощутимо попахивает.

Согласно опросам, проведенным в 2010-м году сотрудниками компании «Нир Ист Консалтинг» среди жителей сектора Газы, 47% заявили о твердом намерении добиться возможности эмигрировать в другую страну. В 2019 году об этом заявил уже 71 процент опрошенных. Население бежит от борцов за их права, и это даже не диагноз, это приговор ХАМАС и его лидерам.

Ситуацию может спасти только одно – отстранение нынешней элиты ХАМАС от власти. Категорически. Насовсем. Но здесь, как это и бывает в большой политике – не все так просто. И если бы это помогло – давно бы уж сделали, умеют в ХАМАС заводить «заклятых друзей» по всем регионам, где отметились.

Поэтому ставка на работу с ними в ряде стран делается на несиловые методы. В первую очередь – на подготовку им полноценной замены, кадров, которые могли бы предложить палестинцам новый образ будущего и руководить процессом его построения. Задача эта крайне сложная, особенно с учетом палестинского менталитета – на головах змей станцевать легче.

Но не безнадёжная. Просто нужно время, нужен мир – и многострадальный палестинский народ, у которого в мире достаточно много искренних друзей, обретет свое будущее. В котором ХАМАС и прочим ФАТХам места уже не будет.