Александр Кобринский: «Если Армения все еще не передала карты заминированных территорий, значит война не закончилась…» главная тема, все еще актуально

Беседовала: Юлия Медведева, специально для haqqin.az, Москва

Война в Нагорном Карабахе закончилась, но остались заминированные территории, на которых продолжают подрываться как мирные жители, так и военнослужащие. После окончания Первой карабахской войны (1991-1994 годы) в регионе, по оценкам экспертов, насчитывалось более 100 тысяч мин и снарядов разного типа. Было заминировано более 15 тысяч гектаров сельскохозяйственных угодий. Сколько мин лежит в земле после окончания Второй карабахской войны – неизвестно. С конца ноября специалисты Международного противоминного центра Министерства обороны России в Нагорном Карабахе очистили от неразорвавшихся боеприпасов более 1,2 тыс. га территории, обезвредив свыше 24 тыс. взрывоопасных предметов. Но пока это капля в море, и частые случаи подрыва на минах — лишнее подтверждение того, что впереди предстоит много работы. С 10 ноября 2020 года на минах подорвалось более 75 человек, 20 из них погибли. Баку требует от Еревана предоставить карты минных полей, однако армянская сторона отмалчивается. Министр иностранных дел Азербайджана считает, что мировое сообщество должно оказать давление на Армению, чтобы она предоставила эти карты.

Директор Агентства этнонациональных стратегий, доктор исторических наук, профессор Александр Кобринский в интервью haqqin.az представил свой вгляд на сложившуюся ситуацию.

Александр Кобринский

- Александр Львович, в Баку расценивают сложившуюся ситуацию вокруг заминированных территорий как гуманитарную катастрофу. Как вы считаете, почему Армения отказывается предоставлять карты минных полей и что делать в этом случае?

- Если какая-то из конфликтующих сторон, а в данном случае Армения, не предоставляет карты минных полей, то это означает, что либо этих карт не существует, и тогда это говорит об уровне управления процессами. И это очень печально. Либо об отсутствии желания передать эти карты. А значит, война не закончилась.

Для кого она не закончилась? Для людей или для тех, которые мнят себя руководителями? Потому что непредоставление этой информации в конечном счете игра не против себе подобных руководителей, они не будут там ходить и там страдать. Это игра против простых людей. И зачастую даже не просто против людей, сколько против детей. Причем против детей любой этнической принадлежности. Никто не гарантирует, что на этих минах не подорвется, условно говоря, армянский или азербайджанский ребенок, но и уйгурский,  казахский, русский, да какой угодно. Дети бегают, детей не остановишь... Это большая ошибка и большая глупость после окончания боевых действий продолжать хранить втайне карты расположения мин. Потому как минные поля можно убрать только одним способом - разминировать их.

- А кто будет заниматься разминированием?

- Скорее всего, этим заниматься будет, как это ни смешно, русский солдат, миротворец. Просто потому, что у России есть опыт и есть техника. И опять же в этом случае удар наносится не по противнику, а удар наносится по той стороне, которая пытается нормализовать ситуацию в регионе. Пострадают пацаны из Тамбова, Тулы, Пензы и других регионов РФ, но не из конфликтующих сторон. Поэтому, если карты отсутствуют, надо признать, что их нет, и тогда мы поймем, почему произошло то, что произошло. Уровень управления в Армении ясен. Поэтому не зря сегодня граждане требуют перемен в Армении, требуют изменения ситуации, прежде всего внутренней. Это лишний штрих к портрету сегодняшней армянской действительности. Это большая, на мой взгляд, оплошность Еревана продолжать наносить вред даже не  своему противнику, а в первую очередь своим друзьям.

- Каков в этом случае вывод?

- Вывод прост. Нужно искать пути к сближению и объединению, казалось бы, разных народов и разных этносов. Без этого объединения никто не будет жить хорошо. Ни азербайджанцы, ни армяне. А выигрывать всегда будет третья сторона.

Дело в том, что в современном мире малые этносы, численность которых меньше 150 млн человек, не могут выживать самостоятельно. Мир изменился. У малых стран нет ни рынка, ни рабочей силы, ни интеллектуального потенциала в достаточном количестве. Не потому, что нет умных людей. Они есть! Но количество их недостаточно. Если раньше, 100-200 лет назад, ценились просто здоровые люди, которые могли пахать, пасти скот, охотиться, сегодня нужен интеллект. Например, Молдавия, численность которой уже около 2 млн человек, где наберет профессионалов с точки зрения количества? Даже Казахстан с его 17 миллионами…  Это же касается и Азербайджана, и Армении. Поэтому азербайджанцам надо искать пути сближения с армянами, а армянам с азербайджанцами.

- Мы несколько отклонились от темы разминирования Нагорного Карабаха…

- Все взаимосвязано. Непредоставление карт минных полей, на мой взгляд, это бесчеловечно и даже просто глупо. Понятно, что Армения проиграла, но карты отдайте. По крайней мере Армении не придется разминировать эти территории. И хорошо, что с Еревана сегодня не требуют денег за разминирование. А это стоит, кстати, сумасшедших средств. А потом еще неизбежно будут человеческие трагедии, когда люди будут наступать на найденные снаряды и подрываться. Поэтому сегодня нужно сделать все со своей стороны, чтобы Армения выполнила свои обязательства, по крайней мере чтобы потом ей в международных судах не вчиняли иски те люди, которые пострадают на этих минах.

- Есть ли международный опыт, когда одна из сторон отказывается предоставлять карты и что делают в этом случае?

- Наверное, можно обратиться в международные суды с требованием. Но международный суд не решает вопрос за три дня. Даже если поднять этот вопрос в ООН, он быстро не решится. А люди гибнут уже сегодня. Поэтому здесь просто нужно оставаться людьми. Нужно думать не о сиюминутном, а о будущем, о том, как к тебе будут относиться в будущем. Надо понимать, что отношения выстраивать все равно придется. Ни Азербайджан не переедет в условную Намибию, ни Армения – в Венесуэлу. Этим народам придется жить рядом. Сегодня ты напакостил, завтра бумерангом тебе прилетит обратно. Надо передать карты и обращаться к России, к Шойгу, чтобы помогли специалистами по разминированию.

- Таджикистан после гражданской войны (1992-1997 годы) обращался за помощью в разминировании территорий к Красному Кресту и другим международным организациям. Возможно ли Азербайджану так же обратиться за помощью к международным организациям?

- Окончание гражданской войны в Таджикистане совпало с периодом романтических отношений с мировым сообществом. Но сегодня этот романтический период закончен, мы перешли к будням. А в буднях надо идти не в абстрактные структуры, а к тем, кто реально поможет буквально завтра, а может быть, и сегодня.