Революция бин Салмана: Саудия из 14 века в 22 век исторический поворот

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Интервью наследного принца Мухаммада бин Салмана саудовско-эмиратскому телеканалу «Аль-Арабия» если и не стало «разорвавшейся информационной бомбой», то уж на звание сенсации для региона вполне может претендовать.

Это интервью стоит не только прочесть, но и посмотреть. Даже если с арабским и не очень. Выражение лица наследного принца, его жестикуляция и интонация – необычайно выразительны и своеобразны. Он говорит о своем любимом детище – программе VISION-2030, которой в этом году исполнилось пять лет. И если все пойдет согласно его замыслам – этот человек и страна, которую он фактически возглавляет, будут определять судьбы Ближнего Востока в ближайшие десятилетия.

Бин Салман и его страна будут определять судьбы Ближнего Востока

Вполне естественно, что темой номер один в интервью стала нефть – это чёрное золото и, одновременно, проклятие Саудовской Аравии. Если в 70-е и 80-е годы прошлого века объемов и доходов от её продажи вполне хватало для обеспечения высокого уровня жизни саудитов, более того, как сказал принц, они были даже избыточными, то в ближайшие двадцать лет наступит критический дефицит бюджета.

Объемы выросли незначительно, а население увеличилось. И этот дисбаланс серьезно заботит возглавляемых Мухаммедом бин Салманом реформаторов, задумывающихся о будущем страны. И потому главную задачу они видят в том, что извлекаемые от нефти доходы вложить в развитие наиболее доходных в нынешнем веке отраслей промышленности и производства услуг – от горнодобывающей промышленности и производства вооружений до логистики, туризма и IT-технологий.

«Неиспользованные возможности Саудовской Аравии в этих сферах составляют около 90 процентов, и наша задача – обратить это во благо Королевства», - считает принц, провозглашая тем самым лозунг дня: из Саудии сырьевой – в Саудию промышленную и высокотехнологичную.

Из этого вполне логично вытекает необходимость серьезной реформы достаточно архаичной системы общественных отношений в Королевстве. И это является наиболее сложной, скажу больше – наиболее опасной лично для самого принца, частью масштабных реформ, которые запускают принц и его окружение.

«Коран всегда будет саудовской конституцией, однако необходимо открыть врата иджтихада», - говорит Мухаммед бин Салман. То есть - врата обновления исламского законодательства, затормозившегося в 14-м веке, когда состоялось решение, что большинство вопросов в шариате уже решено.

"Маленький принц" признал, что нефть - это проклятье

А вот что сказал кронпринц о ваххабизме: «Если бы Абд аль-Ваххаб был сейчас жив и видел, как мы слепо следуем его словам и решениям, он вряд ли остался бы доволен». И ультраконсервативные круги как в самом Королевстве, так и в умме этого ему не простят. После этих слов для исламистов он стал мишенью номер один. И, думаю, Мухаммед бин Салман сам это прекрасно понимает.

Саудовская династия к сегодняшнему дню накопила огромный опыт борьбы с оппозицией своим действиям в кругах реакционного духовенства. Десятилетиями она кнутом и пряником, огнём и мечом добивалась симфонии богословских кругов и реалий политики Эр-Рияда. Но, как показал ход событий с начала нынешнего века, единство это во многом было достаточно декоративным.

И угроза со стороны исламистского фундаментализма самому Королевству ничуть не слабее, чем западным странам. Просто в Эр-Рияде, в отличие от Запада, её научились жестко, а правильнее сказать – жестоко, купировать.

Но, как сказал в этом же интервью сам принц, «настоящие саудовцы не испытывают страха». А потому – он твёрдо и решительно намерен двигаться вперед в продвижении Vision-2030. Поскольку и сам, и его единомышленники прекрасно понимают – иной альтернативы у Королевства нет. Не успеют к 2030-му году – Саудовская Аравия останется на обочине, пропустив вперед себя и ближайших соседей вроде ОАЭ и Катара, и конкурентов в регионе, ту же Турцию и Иран.

После этого выступления бин Салман превратится в объект нападок радикальных исламистов

Кстати, и это тоже вызвало волну комментариев и предположений, о Тегеране принц высказался предельно мягко, чего за ним раньше никогда не замечалось, что на haqqin.az сегодня уже было подмечено: «Мы с Ираном соседи, и если бы не ядерная программа, баллистические ракеты и вооруженные милиции в некоторых странах, все было бы вообще отлично». Но, как говорится, «бесконечно можно смотреть на огонь и воду, а также говорить об ирано-саудовских отношениях», потому – вернёмся к кронпринцу и его проектам реформ. Которые, кстати, уже воплощаются в жизнь и в экономической, и в социальной сферах.

И объективным подтверждением тому – иностранные инвестиции в Королевство, которые за пять лет с начала реализации Vision-2030 утроились (!), составив к 2021 году примерно 17 триллионов долларов, цифру трудновообразимую.

Так что кронпринц, который из-за физического состояния своего отца, правящего монарха, сейчас является фактически главноуправляющим Саудовской Аравии, полон оптимизма. Который в немалой степени подпитывается широчайшей поддержкой его деятельности и планов со стороны молодежи, доля которых в населении страны приближается к 35%. Для них Мухаммад бин Салман и его реформы – шанс на достойное будущее, возможность заскочить в социальный лифт и устремиться вверх.

То есть – с социальной поддержкой затеянных им преобразований у Мухаммеда бин Салмана все благополучно. Он это понимает и оптимизм сквозит в каждом его слове, произнесённом в интервью…