ЮНЕСКО вдохновляет Армению на новые убийства азербайджанских журналистов наша реакция

Айдын Керимов, автор haqqin.az

Гендиректор ЮНЕСКО, хрупкая француженка с нордическим еврейским характером – Одри Азуле затронула наиболее болезненный вопрос для сегодняшнего реального Азербайджана – гибель ни в чем не повинных азербайджанских журналистов в Кельбаджаре. После настораживающих настойчивых заявлений ЮНЕСКО о судьбе армянских памятников в Карабахе у азербайджанской общественности могло возникнуть ошибочное предрассудочное предположение о том, что это специализированное учреждение ООН ограничило круг своей миссии и обязанностей до охраны исключительно григорианских памятников культуры.

Ведь ЮНЕСКО как-то апатично реагировала на уничтожение памятников исламской, азербайджанской и тюркской культуры в той же самой нагорной части Карабаха. Вялая и безучастная реакция ЮНЕСКО на настойчивые обращения азербайджанской стороны даже в период нахождения в руководстве организации застенчивой Азуле указывала на беззубость и бесхарактерность этой организации. Но с каждым успехом Азербайджана и его армии на полях сражения в Карабахе, раз за разом ЮНЕСКО обретала уверенность, цепкость и принципиальность. Азуле оказалась не такой уж застенчивой и робкой. Как во времена оккупации армянскими войсками Карабаха. С этой незаметной милой француженкой, внезапно обнаружившей собственную слабость при звучании слова «Армения», стали происходить заметные метаморфозы.

что же ты наделала, Азуле?!

Азуле стала разговаривать с правительством Азербайджана на языке шантажа и ультиматумов, требуя сразу же после завершения боевых действий предоставить мандат спецмиссии ЮНЕСКО в Карабахе для инспекции сохранности армянских памятников. Про исламские и азербайджанские гендиректор вовсе не вспоминала. Философия мученичества в ее представлении тесно переплетена с мытарствами и мощами одного христианства. А вот ислам – это нечто милитаристско-мобилизационное, казарменно-административное, находящееся вне процесса становления мировой культуры и искусства. А ширма межцивилизационных диалогов – архаичное декларативное бытие времен увядшего либерализма.

Но постепенно под давлением азербайджанской правды к Азуле стало приходить понимание и истинной миссии ЮНЕСКО, заключенной, судя по объявленным принципам, в укреплении мира и безопасности посредством культурологического взаимодействия. По-видимому, Азуле, как и легендарный министр культуры Азербайджана Абульфаз Караев, полагала, что культура ограничивается канцелярским перечнем памятников и библиотек, которыми легко торговать в целях общественных услуг. Хотя кому как не французскому социалисту Азуле дано бы понять, что культура – это базис современного социума. Впрочем, как и античного…

И ЮНЕСКО должно беспокоить не только состояние армянских памятников культуры, но и все формы человеческого познания и самовыражения, все аспекты человеческой деятельности во имя заявленных самой же организацией принципов - мира и безопасности. ЮНЕСКО, даже исходя из формальных правил приличия, не могла оставаться безучастной к трагической гибели погибших в Кельбаджаре азербайджанских журналистов, хотя бы потому, что эта организация взяла на себя миссию защиты журналистов, подвергающих себя угрозам во имя становления мира и безопасности. Именно поэтому в 1997 году ЮНЕСКО учредила премию защиты свободы слова в честь погибшего от пуль наркокартелей колумбийского журналиста Гильермо Кана.

Накануне в своем заявлении для печати Азуле заявила, что глубоко потрясена трагической гибелью Сираджа Абышева и Магеррама Ибрагимова в результате подрыва на мине в Кельбаджаре. Гендиректор решительным образом осудила произошедшее, заявив, что «журналисты должны иметь возможность заниматься своей профессиональной деятельностью без риска для своей личной безопасности».

почему ЮНЕСКО вдохновляет Армению на новые убийства азербайджанских журналистов?

Однако Азуле не задалась вопросом об истинных виновниках и истинных причинах, повлекших за собой трагический исход журналистов. Почему журналисты погибли в недавно освобожденном Кельбаджаре? Кто, спешно отступая и освобождая район согласно Акту о капитуляции, второпях и хаотично закладывал на всех дорогах и тропинках мины? И вообще, почему азербайджанский район Кельбаджар, признанный ООН неотъемлемой частью азербайджанского государства, должен был находиться 30 лет под незаконным контролем армии другого государства? Азуле произнесла часть правды. Выразила сочувствие. Описала свою мнимую душевную боль. Но кто же, кто стал причиной бед азербайджанских журналистов и страданий, пусть и мнимых, напыщенных душевных мук Азуле? Неужели так страшно назвать это заветное для французов слово – Армения?

Ведь высшая справедливость, эта абсолютная этичная категория, эта добродетель, как и совесть, требовала от Азуле назвать страну и преступное правительство, расставившее мины на пути азербайджанских журналистов, не так ли? Ведь Азуле громко и категорично заявляет, что азербайджанские журналисты должны иметь возможность заниматься своей профессиональной деятельностью без риска для своей безопасности. А вот этого азербайджанские журналисты себе позволить не могут. Все дороги, по признанию армянских полевых командиров, ведущие в Лачин, Кельбаджар, Агдам, усеяны бомбами и минами. Опасность взрыва подстерегает на каждом шагу, за каждым углом, у въезда в каждое село. Что стоило Азуле призвать Армению к разминированию региона во имя истинных целей ЮНЕСКО – мира и безопасности?! Ан нет, госпожа обходит острые углы, сожалея всего лишь о последствиях. Проливая крокодиловы слезы над телами журналистов. При этом вдохновляя их убийц. Вдохновляя на новые политические и военные преступления. Это то же самое, если бы ЮНЕСКО осудила гибель Гильермо Кано, утаив имена убийц отважного журналиста – Сальдарриага с Саморой. Почти как про Сомосу – сукин сын, но все же наш. Притворный плач ханжеского Запада…