Суд над армянами в Баку. Потерпевшие: «В Шушинской тюрьме нас избивали на глазах у армянских девушек» haqqin.az из зала суда, все еще актуально

Инара Рафикгызы, судебный корреспондент

В административном здании Ясамальского районного суда состоялось заседание Бакинского военного суда под председательством судьи Эльбея Аллахвердиева по уголовному делу в отношении армянских боевиков Мкртчяна Людвика Мкртычевича и Хосровяна Алеши Арамаисовича, подвергавших во время первой карабахской войны пыткам азербайджанских пленных и совершивших иные тяжкие преступления.

Потерпевший по делу Гариб Велиев, оказавшийся в те годы в армянском плену, сообщил суду, что стал жертвой бесчеловечного отношения к азербайджанским пленным и что Людвик Мкртчян лично пытал его.

Людвик Мкртычев и Алеша Хосровян на скамье подсудимых

«В 1999 году я попал в плен: пас скот рядом с селом Тапгарагоюнлу и в тумане сбился с пути. Меня схватили армянские военные и доставили в Шушинскую тюрьму», - заявил потерпевший.

Гариб Велиев рассказал, что в Шушинской тюрьме его подвергли пыткам, и Людвик Мкртчян лично участвовал в истязаниях, хотя и был только переводчиком с азербайджанского.

«Он спросил у меня, в какой войсковой части я служу. На мой ответ, что я гражданское лицо, стал бить меня по голове, а потом нанес удар коленом в живот, надел мне на голову мешок и продолжил побои с еще большим остервенением. В тот день он избивал меня до самого вечера. Хотел выведать расположение ближайшей воинской части, требовал, чтобы я признался в том, что являюсь разведчиком. Мкртчян хорошо говорит по-азербайджански, нас допрашивал на нашем языке. Я два месяца провел в плену. Меня перестали пытать лишь после того, как Международный комитет Красного Креста взял мое дело под контроль. После возвращения из плена я в течение месяца проходил лечение в больнице», - сказал Гариб Велиев.

Отвечая на вопросы государственного обвинителя, Гариб Велиев подтвердил, что узнал на предварительном следствии своего мучителя и по голосу и по внешности.

Потерпевший Джавид Гусейн, у которого из-за пыток в плену теперь проблемы со зрением, заявил, что оба подсудимых – Мкртчян и Хосровян жестоко издевались над азербайджанскими пленными и подвергали заложников невыносимым пыткам.

Джавид Гусейн

«Они оба хорошо владеют азербайджанским, им абсолютно не нужен переводчик. Здесь они не признают себя виновными, но в Шушинской тюрьме эти двое были настоящими палачами. В 1994 году я попал в плен во время боев за село Гюллюджа Агдамского района. Армяне сначала оставили нас в Агдаме и хотели убить. Но потом они получили информацию, что нас могут обменять. Нас доставили в Ханкенди, где жестоко избили, а потом отвезли в Шушинскую тюрьму. Там побои продолжались отрезком железной трубы, причем били по головам», - рассказал потерпевший.

Джавид Гусейн, который долгое время провел в Шушинской тюрьме, подробно рассказал о пытках и избиениях.

«Нас избивали каждый день. Прикладами автоматов, дубинками, обрезками труб… Как-то шел сильный снег. У них есть национальный герой Вахан, так вот его памятник и площадка перед Шушинской тюрьмой были покрыты льдом, и нас заставили расчистить территорию. После этого меня избили железным прутом и закопали в снег. Мой товарищ Яшар вытащил меня из-под снега. Армяне прятали меня, когда приезжали представители Красного Креста», - вспоминал бывший пленник.

Подсудимые

Потерпевший сообщил и о том, что заместитель начальника тюрьмы по имени Гагик, а также ныне обвиняемые Мкртчян, кличка которого была «Лёха», и Хосровян, которого все звали  «Лёша», как-то привязали его руки к железной решетке и принялись пытать. В результате этих истязаний Джавид Гусейн ослеп на один глаз.

«Людвик Мкртычян и Алеша Хосровян связали мне руки, а замначальника тюрьмы стал бить. Меня спрашивали: "Чей Карабах - наш или ваш?". Я отвечал, что Карабах наш. Меня так колотили дубинками, что я лишился глаза. Вскоре в тюрьму снова прибыли сотрудники Красного Креста. И снова меня бросили в карцер, чтобы они меня не увидели», - утверждал Джавид Гусейн.

Он рассказал, что армяне подвергали пленных и моральным истязаниям.

«Когда мы находились в Шушинской тюрьме, нас показывали детям, которых привозили туда из детских садов, говоря им, что это - тюрки, враги. Предупреждали детей, чтобы те не приближались к нам, а то якобы мы можем их убить. Они растят детей будущими нацистами. Нас всячески терзали. В тюрьме избивали даже на глазах у девушек, которых специально приводили туда. Они хвастались этим. На руке у Мкртычяна была наколка из букв LMМ. Это подтвердилось и во время осмотра», - сказал он.

Очередное заседание суда по этому делу состоится 16 июня.