Алиев и открыл путь Пашиняну наша передовица, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев

Впервые, во всяком случае, в новейшей истории, политик, позорно проигравший судьбоносную историческую войну, спустя несколько месяцев после подписания капитуляции получил полнейший и неограниченный вотум доверия из рук народа. Повторю, речь идет о новейшей истории, достоянием которой и является совершенная система европейской парламентской демократии.

Победившие в отечественных войнах политики проигрывали выборы и навсегда покидали политическую авансцену. Ярчайший пример – поражение легендарного Уинстона Черчилля после случайно оброненной фразы о лейбористах и гестапо. Но можно ли себе было представить победу Гитлера или кого-то из его последователей, скажем, реанимированного Даллесом Гиммлера после разгромного поражения во Второй Мировой войне?

феномен в истории: политик, проигравший войну, победил на выборах. Но проиграл ли Пашинян войну? Вот в чем вопрос

Напрашивается один-единственный ответ на этот актуальный, естественный и логический вопрос: армянский народ разделил с Пашиняном не только историческую ответственность за проигранную войну. Но и вину за пребывание во власти на протяжении долгих десятилетий бандитской тандемократии Кочаряна и Саргсяна. Как там писал Пастернак: «Вы думаете, сажал Сталин? Сажал народ, который молчал». Армянский народ позволил превратить себя в инструмент грандиозной политической авантюры.Что мог бы изменить Пашинян за два года в экономике и сельском хозяйстве? Смог бы перестроить армию образца начала 90-х годов? Тем более что большая часть его кратковременной, если не сказать, сиюминутной эпохи правления пришлась на парализовавший всю мировую экономику коронакризис. Пашинян едва успел объявить и начать борьбу с казнокрадством, сломать бычий хребет системной коррупции, у истоков которой и стоял его главный идеологический противник - Роберт Кочарян.

Истина Пашиняна была столь очевидной, что народу не пришлось что-то долго объяснять – истина на поверхности: забавный, малообразованный, доморощенный, но при этом цепкий и, надо отдать должное, все же прогрессивный Пашинян – политик, выражающий умонастроения самого народа, который грезит достойной жизнью и из последних сил вырывается из оков совковой нищеты. Эпоха романтических 90-х – ложные горизонты, созданные туманом истории, давно исчезли. И заблудшему, обманутому народу нечем раскрасить серые будни жестокой реальности: Карабах оказался журавлем в небе, нет и синицы в руках – Армения оказалась на задворках современной цивилизации, без самодостаточной экономики, погруженная в нищету и отчаяние.

Пашинян предложил Армении мир с Азербайджаном и экономические реформы

И народу оставили небольшой выбор: реинкарнация 90-х и возвращение во власть карабахского клана без Карабаха либо необразованная и примитивная форма Саакашвили, но все же локомотив исторических перемен. За короткий промежуток времени Пашинян не словами, а делами начал борьбу с системой грабительского накопления вторичного капитала. Любой другой народ, загнанный в нищету и бесправие, сделал бы выбор в пользу пусть и плохого, но все же реформатора. Тем более что «партия войны» Кочаряна на всех парах стремилась во власть с лозунгами достойного мира. А в представлении реваншистской фронды достойный мир выражался в борьбе за возвращение исторической и объявленной Ильхамом Алиевым культурной столицы Азербайджана – города Шуша. Представленная Кочаряном модель «достойного мира» обещала армянскому народу новую войну, новые жертвы, смерть, разруху и лишения. Если уж выбор предоставлен самому народу, спрашивается, какой же народ, пусть и отравленный угаром шовинизма, но претерпевший на протяжении четверти столетия большие лишения и жертвы, выберет войну?! Феномен победы Пашиняна – это проявление классического феномена социальной психологии: отравления массового сознания. Состояние массового психоза.

Рухнули и прогнозы первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, предрекавшего стране гражданское противостояние и столкновение криминальных армий двух партий. На наших глазах другая реальность – центральную площадь Еревана заполонила армия сторонников Пашиняна. На дворе нет единомышленников Кочаряна. Они поняли, что их время необратимо ушло.

Консолидированная поддержка обществом Пашиняна оказалась настолько высокой и убедительной, что отступивший перед Кочаряном и его партией войны в далеком 1998 году, застрявший на историческом перепутье первый президент не нашел в нынешнем повзрослевшем армянском обществе и 7 процентов сторонников для возвращения во власть и большую политику. Никакого гражданского противостояния нет и не будет. Пашинян не раскалывает, а консолидирует общество. Потому что обещает стране долгожданный мир с Азербайджаном и экономические реформы.

Пашинян не раскалывает, а консолидирует армянское общество

По велению истории и на этом историческом отрезке совершенно невероятным образом переплелись судьбы Азербайджана и Армении. Так или иначе, но именно карабахская политика азербайджанского президента Ильхама Алиева предопределила исторические изменения и кульминацию революционных преобразований. Решительный отказ И.Алиева принять и подписать Казанскую модель карабахского урегулирования предопределил первую победоносную войну Азербайджана в апреле 2016 года. У самонадеянного карабахского клана появился шанс осознать технологическое превосходство азербайджанской армии, за считанные дни вдребезги уничтожившей мифологизированную линию Сейрана Оганяна.

Апрельская война стала предтечей, своего рода увертюрой к будущему освобождению Карабаха. Но ограниченность узколобого правительства Саргсяна не позволила оценить масштабы геополитической революции, тектонических сдвигов в региональной политике и нового отсчета времени. Отчаянные попытки незаурядного Лаврова донести весь масштаб опасности натолкнулись на карабахскую упертость, достойную лучшего применения. Армения была беременна революцией любви. Апрельская война обрушила на Ереван волны политического кризиса – от Саснацрера до Электромайдана, и на гребне волны последней революции во власть вторгся лидер мятежной площади Пашинян.

Апрельская война, обусловившая крушение власти карабахского клана, стала логическим продолжением стратегической политики Ильхама Алиева, направленной на политико-экономическую изоляцию Армении. Алиев превратил Армению в государство-изгой, отрезав все пути его интеграции к геоэкономическим и транспортным проектам. Более того, становление экономически сильного, политически самодостаточного Азербайджана с высоким международным авторитетом на фоне кабально зависимой и загнанной в угол Армении предопределило исход решающей схватки.

апрельской войной Азербайджан обрушил на Армению волну политической нестабильности

По всей видимости, и сам Пашинян понимал вероятный исход неизбежной войны. Как и осознавал закономерность справедливого решения карабахской войны. Иначе не объявил бы после войны на парламентской кафедре Шушу исторически азербайджанским городом. Однако, исходя из трагического опыта Тер-Петросяна, Пашинян понимал, что добровольная сдача оккупационной зоны даст новый шанс на политическую реанимацию и возрождение карабахского клана. Вряд ли лишенный поддержки Кремля Пашинян допускал победу над могущественным Азербайджаном на априори проигрышном для Армении театре боевых действий. Почему же армянский премьер-министр фактически инспирировал боевые действия? А может быть, у него не оставалось другого выхода, как показать боеготовность своей армии и сбросить вместе с карабахским балластом и реноме экспансионистской страны? И тем самым вырвать свою страну из изоляции и исторического тупика? Кто знает?!

сразу же после окончания войны Ильхам Алиев призвал Кочаряна снять с мундира побрякушки

Во всяком случае, накануне Пашинян навсегда покончил с призрачными восковыми фигурами прошедшей эпохи. Так или иначе, но, судя по выбору армянского народа, поражение во второй карабахской войне осталось на совести Кочаряна и Саргсяна. Они ответственны за жалкий облик проигравшей армии и за нищету философии современной Армении. И в этом вопросе Пашинян выступает в унисон с Алиевым. Сразу же после окончания войны азербайджанский президент возложил вину за оккупацию и неизмеримые страдания людей на Кочаряна и Саргсяна. «Мы победили армию Кочаряна и Саргсяна… Сложите ордена со своих мундиров. Это - не ордена, а побрякушки», - бросил Ильхам Алиев вслед уходящей эпохе олигархического карабахского клана, оставшегося без Карабаха.

Убедительная победа Пашиняна, который сформирует однородное правительство, – прочная гарантия жизнеустойчивости мирного соглашения с Азербайджаном. К тому же открывается перспектива не только подготовки и подписания долгожданного окончательного мирного договора, разрешения пограничных противоречий, осуществления делимитации и демаркации, но и становления политико-экономического сотрудничества двух стран. История предоставила Пашиняну второй феноменальный шанс. Не только победить на выборах после поражения в войне. Но и после многовековой вражды заключить мир с Азербайджаном и Турцией, и, наконец, вырвать свой народ и страну из замкнутого круга бессмысленной и бесчеловечной борьбы за мифы, похороненные древней историей. Пашинян отправил партию войны на свалку истории. Туда же надо сбросить и мифы. И начать новую жизнь. Сможет ли? Во всяком случае, другого шанса история и народ ему уже не предоставят…