Страна, которая во власти Воланда, или Почему президента убивает наркокартель? воскресное чтиво, все еще актуально

Евгений Бай, спецкор haqqin.az, Вашингтон

То, что происходит на Гаити, вполне могло бы стать сюжетом для британского писателя Джона Ле Карре, автора многочисленных шпионских романов. Президент страны Жовенель Моиз убит в ночь на среду в своей резиденции бандой из 28 человек, двое из которых были гражданами США гаитянского происхождения, а остальные 26 - колумбийскими наемниками. И чуть ли не на следующий день больше половины из них, включая американцев, были задержаны гаитянской полицией. Что двигало ими? Задержанные американцы заявили о нежелании убивать президента Гаити. По их словам, миссия состояла в том, чтобы арестовать президента «по ордеру следственного судьи». О каком таком ордере идет речь, совершенно непонятно, особенно с учетом того, что в Моиза было выпущено 12 пуль.

Эксперты склоняются к версии, что за организацией убийства президента стоят наркокартели

С самого моего визита на Гаити, который состоялся в апреле 1986 года, меня не покидало ощущение, что на этом острове похозяйничал некий карибский Воланд и последствия его присутствия были катастрофические и совершенно неисправимые.

Я прилетел на Гаити два месяца спустя после того, как там был свергнут «Бэби-Док» - Жан-Клод Дювалье, сын кровавого диктатора Франсуа Дювалье. Несмотря на то, что в паспорте стояла официальная виза, приобретенная всеми правдами и неправдами через знакомого консула в Венесуэле, иммиграционный, с позволения сказать, чиновник аэропорта Порт-о-Пренса долго вертел в руках мою «краснокожую книжицу», переворачивая ее то в бок, то сверху вниз, но понять ничего не мог. Вероятно, меня тогда никто и не пустил бы в страну, сейчас совершенную открытую для российских туристов, если бы не помощь лидера гаитянских коммунистов Рене Теодора, которого я знал по Кубе. Выходец из состоятельной семьи, он приехал в аэропорт и решил проблему традиционным способом - дав всем, кому только можно, на лапу.

И я стал первым советским человеком, который вступил на гаитянскую землю. Невелика честь, но для меня, журналиста, это было важно.

После свержения Бэби-Дока первым из СССР Гаити посетил Евгений Бай

Впечатления от этого визита во многом стерлись из памяти. Осталось немногое. Например, чувство голода. Ни в скромном отеле, где я остановился, ни во всей округе невозможно было найти ни одного ресторанчика или кафе. Не было даже уличных продавцов. На одной из улиц у обочины сидел старый негр и ножом открывал похожую на большой чебурек раковину. Я подошел к нему. Он достал из раковины моллюска, окунул его заскорузлыми пальцами в какую-то жидкость и протянул его мне.

Гаити начинает поражать еще с воздуха. Над Доминиканской Республикой под крылом самолета шумят вечнозеленые тропические леса, проплывают золотистые пляжи и роскошные виллы. Туристический рай. Гаити - это преисподняя. Две страны делят один остров, и он, как голова человека, но часть ее покрыта густыми волосами, а другая совершенно лысая. Гаитяне вырубили всю растительность, которая пошла в костер для приготовления еды, в основном корнеплодов. В стране высохли реки и ручьи, началась чудовищная коррозия почвы.

Условия жизни жителей столицы в районе, который, словно в издевку, назван «Сите солей» — «Местом солнца», совершенно чудовищны. Это сбитые на земле картонные коробки, где нет ни водопровода, ни канализации, по сравнению с которыми домишки в трущобах Рио или Каракаса выглядят настоящими дворцами.

В такой нищете и грязи существует все население страны

На набережной Порт-о-Пренса продают незамысловатые, но красочные картины местные художники. Чаще всего встречается один и тот же сюжет: взрослые люди вылупляются из огромных яиц и, избавившись от скорлупы, с удивлением смотрят на мир.

Мне показалось это символичным. Избавившись от диктатуры, Гаити словно родилось заново. Свой тогдашний репортаж я назвал: «Гаити: час ноль», имея в виду начало новой истории страны.

Но стрелки этих часов не захотели двигаться. К власти в стране стали приходить авантюристы, в течение двух с лишним десятилетий в стране то и дело вспыхивали антиправительственные бунты, и все это на фоне безудержной коррупции верхов и мародерства низов. Один из таких президентов,  Жан-Бертран Аристид, в 2004 году был арестован американскими военными и вывезен за пределы страны - сначала в Центральноафриканскую республику, а потом в ЮАР. О нем на родине сложилось впечатление, что он вообще психически нездоровый, слабоумный человек.

Аристид и Клинтон. Спустя годы чету Клинтон обвинят в хищениях на Гаити

В какой то момент показалось, что Гаити обретает некоторую политическую стабильность. Это было в конце первого десятилетия нового века. Впервые в истории страны состоялась мирная передача власти от одного президента другому. В 2009 году экономика Гаити выросла на целых 6 процентов.

Но годом спустя, в январе 2010-го, вновь вмешался сатана. На острове произошло немыслимо разрушительное землетрясение. Жертвами его стали 200 тысяч человек, около полутора миллионов остались без крова. А вскоре там началась дикая эпидемия холеры, которую, как предполагается, занесли миротворцы ООН. От нее умерли еще 9200 человек.

С тех пор страна так и не восстановилась, несмотря на то, что за эту миссию взялся экс-президент США Билл Клинтон. Основанная им Clinton Foundation с ее многомиллионными капиталами стала ведущей экономической и финансовой силой в стране. Фонд занялся строительством комплекса нового порта гаитянской столицы и десятками других проектов.

Построено так ничего и не было, что вызвало страшное разочарование гаитян, которое в США материализовалось в конспирологические теории. В прессе, контролируемой республиканцами, к президентским выборам 2016 года стали появляться один за другим материалы о том, что чета Клинтонов (а Хиллари, в ее бытность госсекретарем, также активно занималась Гаити) здорово нагрели руки на «разработках» в этой стране. Посмотрите в твиттере Clinton and Haiti и сами все увидите.

Выборы выиграл Трамп, и далее продолжать обсуждать, как Клинтоны обворовали гаитян, отпала необходимость.

Эпидемии и болезни в этой стране стали обыденностью

В сентябре 2016 года, в самый разгар кампании Трампа, участники американо-гаитянского сообщества в Майами спросили его о том, какой он видит свою стратегию по отношению к этой карибской стране. Трамп пообещал, что в случае победы он «станет чемпионом» для всех гаитян на острове и за его пределами. Но незадолго до этого он назвал Гаити «shit hole country» - «страной - дерьмовой дырой».

Было ясно, что Дональд просто искал поддержки гаитян на выборах. Напрасно искал, 80 процентов из проживающих в США лиц гаитянского происхождения проголосовали за Хиллари Клинтон. И с тех пор эта  несчастная страна вообще исчезла из всех планов Белого дома.

Та же ситуация продолжается и сейчас. Советники Джо Байдена говорят, что им сейчас совершенно не до Гаити. Как сообщило агентство Рейтер, Белый дом не намерен оказывать никакой финансовой помощи гаитянским властям для  укрепления безопасности, которую те запросили после убийства президента.

Гаити вновь остается во власти Воланда. Эксперты говорят о следе наркомафии, которая была якобы заинтересована в устранении президента. Это то ли мексиканские наркокартели, то ли международная преступная группа из Сальвадора Mara Salvatrucha. И есть все основания сомневаться, что следователи найдут заказчика кровавого преступления и поймут, в чем заключался замысел все этой «операции».

Ну а что касается американских лидеров, почти каждый из которых грозился помочь гаитянам навести в их совсем небольшой стране порядок, то надо, наверное, вспомнить замечательную фразу одного из героев романа Грэма Грина «Комедианты». Напомню, что в нем действие происходит на Гаити, а вслед за книгой эта страна получила визуальное изображение в шедевральном одноименном фильме, в котором играют Ричард Бартон и Элизабет Тейлор.

"И нечего так уж сетовать на то, что мы комедианты, это благородная профессия, - сказал этот герой. - Правда, если бы мы были хорошими комедиантами, тогда у людей по крайней мере выработался бы приличный вкус. Но мы провалили свои роли, вот беда..."

Американские лидеры оказались плохими комедиантами, они провалили роли, и на Гаити продолжается кровавая фантасмагория, в которой может происходить все что угодно.