Куда пропали скульптуры «Кузнеца» и «Молотобойца» с фасада Союза композиторов Азербайджана? разъясняет архитектор Эльчин Алиев

Джейхун Наджафов, собкор

В застраивающемcя невиданными темпами Баку одной из самых острых проблем остается сохранение исторического облика города в целом и значимых архитектурных зданий, в частности. В последнее время государство предприняло решительные меры, чтобы пресечь разрушение ценных памятников истории и зодчества. Однако и сегодня случается, что в результате ремонтных работ уничтожаются уникальные элементы фасадного декора старинных зданий - рельефные карнизы, ажурные пилястры, а порой исчезают и украшавшие строения целые скульптуры.

Надо признать, что процесс уничтожения характерных для архитектуры прошлого элементов начался еще в советское время. Такое случилось, например, с одним из красивейших зданий в центре столицы - трехэтажным особняком по улице Хагани (бывшая Молоканская), в котором ныне располагается Союз композиторов Азербайджана. С его крыши убрали скульптурные изображения рабочих разных профессий, символизирующих силу пролетариата.

Так выглядел фасад здания Союза композиторов в 20-х годах прошлого века. Отчетливо видны 3 скульптуры на здании
Так выглядит фасад в наши дни. Из трех скульптур остались только две

Автор книги «Фасадная скульптура Баку», изданной Фондом Гейдара Алиева, известный ученый и архитектор Эльчин Алиев,  рассказал haqqin.az об этом замечательном памятнике архитектуры и попытке обезличить его, что отчасти советским партчиновникам, увы, удалось.

- Здание построено в стиле классицизма в начале ХХ века по проекту бакинского архитектора Вартана Саркисова и принадлежало местному миллионеру Тиграну Меликову. Классическую постройку по сей день венчает четырехколонный классический портик, украшенный декоративной коринфской капителью колонн, а второй этаж опоясан во всю длину ажурной решеткой балкона.

Но здание интересно не только своей архитектурой, но и скульптурами, расположенными на нем – что большая редкость для нашего города. В 1922 году дом решением правительства был передан Союзу горнорабочих Азербайджана. В середине 1923 года в Баку по приглашению Народного комиссариата просвещения приезжает из эмиграции известный скульптор Степан Дмитриевич Эрьзя (Нефёдов) и получает мастерскую в нынешнем здании Нефтяной академии. Эрьзя - одно из самоназваний мордвы - небольшой народности в России.

Дом миллионер Меликова

В Бакинской высшей художественной школе, на третьем этажа дома № 6 по улице Гоголя, «русский Роден», как называли талантливого ваятеля, открывает и возглавляет отделение скульптуры. И именно Степану Дмитриевичу в 1924 году правительство заказывает монументальное оформление и скульптуры для украшения здания Союза горняков. Черты монументализма, присущие таланту Эрьзи, наиболее полно проявились в монолитных героизированных портретах рабочих-нефтяников Баку. Эти произведения не были похожи на обычные официальные работы. Своей искренностью и доверительностью поэтических интонаций они близки лаконичным, непосредственным по мироощущению произведениям народного творчества.

Скульптуры фасада были разбиты на три горизонтали и располагались на всех трёх этажах. Нижняя - олицетворение силы и разума: «Кузнец» и «Молотобоец». Средняя - процесс производства: «Тартальщик» и «Бурильщики», а верхняя - пролетарское единство народов - двое рабочих, русский и азербайджанец, держатся за древко знамени. Смысловое содержание скульптур - совместная борьба за лучшее будущее. Фигуры тартальщика, одного из бурильщиков и кузнеца были одеты в чарыхи (самые распространённые в конце XIX – начале ХХ века местные виды обуви) и национальные тюбетейки, что указывало на принадлежность к азербайджанцам. Из-за нехватки бронзы и мрамора скульптуры были отлиты из цемента и металлических опилок, облитых крепким составом кислоты. Поверхность получалась пористой и долгое время носила приятный зеленовато-бурый оттенок. Это были первые скульптурные изображения нефтяников, а также первый в Баку опыт соединения скульптуры и архитектуры. Пишут, что смотреть на эти скульптуры приезжали со всех концов города и из селений Апшерона.

Остались лишь "Бурильщики"

В период работы в Баку у великого скульптора зародилась мысль воспользоваться горой Степана Разина и создать из нее гигантский монумент, посвящённый Октябрьской революции. «Исполнив такую работу, можно спокойно умереть, - говорил он, - умереть с сознанием исполненного перед революцией долга». К счастью, для сегодняшних поколений, этому замыслу не суждено было осуществиться.

В 1923-1925 годах Степан Эрьзя жил, творил и преподавал в Баку. Как профессору Азербайджанского художественного училища ему удалось подготовить немало учеников из числа одаренной азербайджанской молодежи. Он первым в Азербайджане начал преподавание скульптуры и заложил основу профессионального скульптурного образования в республике. Но в июле 1925 года скульптор Степан Дмитриевич Эрьзя навсегда уезжает из Баку.

А судьба памятника архитектуры конца XIX – начала ХХ веков, отчасти его детища, сложилась, в общем-то, неплохо - позднее в нём располагался Дом пионеров, потом Турецкое посольство, а в настоящее время Союз композиторов страны.

Куда пропали остальные, никто не знает. И даже Эльчин Алиев

К сожалению, однако, за прошедшие почти сто лет судьба многих скульптур на фасаде, а изначально их было семь и одна внутри здания, в интерьере, оказалась менее благополучной. Частые смены функций здания, необходимость его маскировки в годы Второй мировой войны, многочисленные ремонтные работы привели к тому, что сегодня на здании остались всего три скульптуры. Многочисленные мои попытки узнать судьбу творений известного зодчего не увенчались успехом. В архивах нет информации по этому поводу. Единственное, что удалось узнать, что в запасниках Национального музея искусств чудом сохранилась созданная в 1924 году скульптура «Тартальщик», и то в очень плохом состоянии…