Пакистан дал талибам последний шанс: амнистия или ликвидация по горячим следам

Икрам Нур, автор haqqin.az

Правительство Пакистана согласилось на прекращение огня с пакистанскими талибами из террористической организации «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП). Перемирие заключено сроком на один месяц. Этому предшествовали более чем двухнедельные переговоры представителей Исламабада и ТТП, которые проходили на территории восточной афганской провинции Хост при посредничестве афганских талибов.

Особой радости достигнутое перемирие в Пакистане не вызвало. Во-первых, потому что подобные соглашения уже заключались в 2004, 2005, 2006 и 2009 годах – и всякий раз срывались по вине боевиков. Во-вторых, между Исламабадом и местными талибами кровь 83 000 пакистанцев, девять тысяч из которых – военнослужащие и полицейские. Такое трудно забыть, да никто забывать и не собирается.

Слишком много крови пролили талибы из «Техрик-е-Талибан Пакистан»

В Пакистане задаются вопросом, стоит ли вообще договариваться с талибами. Армия и спецслужбы страны научились добиваться впечатляющих успехов в борьбе с террористическими группами, громя их сети чуть ли не «под ноль». Операция «Зарб-и-Азб» в 2014 году и операция «Радд-уль-фасаад» в 2017 году сломали хребет ТТП и другим группировкам в Пакистане, дав стране вздохнуть спокойно.

Состояние относительной безопасности продлилось до лета нынешнего года. А с победой афганских талибов у их пакистанских собратьев словно открылось второе дыхание. С афганской территории они вновь начали атаковать Пакистан, и число их жертв в 2021 году идет уже на сотни.

Исламабад продемонстрировал свою политическую волю и умение сочетать дипломатию и силовые операции. Сначала договорившись с афганскими талибами о том, что те не будут предоставлять пакистанским коллегам базы на своих территориях. А затем, несколько недель назад, ликвидировав в районе Хайбер-Пахтунхва влиятельного командира ТТП Хаваза Дина, имевшего говорящее прозвище Шер Хан. И предложил талибам переговоры.

Место их проведения – афганская провинция Хост – было выбрано совершенно не случайно. Исламабаду крайне важно было продемонстрировать представителям ТТП, что поддержки им в Афганистане не будет, что теперь здесь им не рады. И, судя по отрывочной информации с переговоров, афганская сторона отработала этот сценарий в поддержку Исламабада на все сто процентов.

Амнистия коснется тех боевиков, кто непричастен к большой крови

Пакистанские талибы поначалу этого не поняли, в лучших восточных традициях решив, что предложенные им переговоры – признак слабости. А потому с ходу, что называется, потребовали, чтобы в Зоне племен Северо-Западной пограничной провинции Пакистана был введен шариат, расширены автономные права, а представители ТТП вошли в руководство провинции. А еще лучше – чтобы они и были тем самым руководством.

Но получили жесткий отпор от представителей Исламабада, потребовавших от них умерить свои хотелки. Предложения пакистанских властей звучали следующим образом: широкая амнистия для тех рядовых бойцов ТТП, кто непричастен к серьезным преступлениям; освобождение из пакистанских тюрем определенного количества находящихся там боевиков этой организации. Ну и разрешение членам группировки посещать своих родных в Пакистане, если они будут приходить к ним без оружия.

Это все, на что согласен Исламабад. Как сообщили haqqin.az в офисе советника по национальной безопасности Пакистана Моида Юсуфа, «для ТТП у нас нет и не будет никакого мегапереговорного проекта – все в рамках действующего законодательства». То есть пакистанские власти с самого начала дают понять талибам, что мирные переговоры с ними не означают слабость государства или его неспособность воевать с боевиками.

Нынешние переговоры также не означают, что ТТП получит полную амнистию. Боевикам просто дается шанс вовремя сдаться, пройти фильтрацию и вернуться к нормальной жизни, к своим семьям…

Во время поездок автора этих строк в Зону племен представители местной администрации часто говорили о том, что по своему развитию эта территория на пятьдесят лет, почти полвека, отстала от остального Пакистана. Подвижки, разумеется, есть: все больше местной молодежи получает современное образование, начинает заниматься бизнесом. Но сразу выдернуть население в XXI век – не получится, а действия ТТП серьезно замедляют и осложняют этот процесс.

Поэтому Имран Хан пошел на непопулярные в обществе, уверенном, что талибов проще уничтожить, чем договориться, переговоры. Хотя и имеет военное преимущество. Местным талибам дан шанс: амнистия – или неизбежная смерть. А выбор на их совести и здравом смысле. Есть ли у них эти качества – узнаем после окончания перемирия.