Эрдоган привезет в Иран целую колоду карт наш комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Министр иностранных дел Ирана Хоссейн Абдоллахиан на пресс-конференции после переговоров с главой внешнеполитического ведомства Турции Мевлютом Чавушоглу объявил о предстоящем визите Реджепа Эрдогана в Тегеран. «Хотелось бы завершить работу над дорожной картой долгосрочного сотрудничества между двумя странами в рамках предстоящего визита президента Эрдогана в нашу страну», - заявил он.

Если иранцы надеются, что турецкий президент приедет к ним только с одной картой о долгосрочном сотрудничестве, – то делают они это совершенно зря. Зная турецкого президента, можно с уверенностью говорить, что он привезет с собой в Иран целую колоду карт, каждая из которых важна. И без каждой плотное сотрудничество Анкары и Тегерана весьма затруднительно.

Абдоллахиан на пресс-конференции с Мевлютом Чавушоглу объявил о предстоящем визите Реджепа Эрдогана в Тегеран

Афганский кейс, формат «3+3» на Южном Кавказе, нелегальная миграция, контрабанда и курдский вопрос – вот краткий перечень проблем в двусторонних отношениях Турции и Ирана. И это не касаясь Сирии, где стороны фактически воюют по разную сторону баррикад. Список противоречий между Анкарой и Тегераном впечатляет, и надежд на то, что в рамках 7-го Высшего совета сотрудничества между Ираном и Турцией они будут разрешены – не так уж и много.

Недавние шпионские скандалы, когда турецкая разведка пресекла деятельность на своей территории иранской агентуры, пытавшейся похитить перебежчиков из Ирана, нашедших убежище в Турции, тоже не добавили теплоты во взаимоотношения двух стран. Турция совершила геополитический рывок – Иран сейчас в положении догоняющей стороны, ему это категорически не нравится. И иранские «ястребы» наседают на Ибрагима Раиси, требуя от него либо сократить отставание, либо создать туркам проблемы в расширении их влияния по всему миру.

А ведь как грациозно стороны шли навстречу друг другу – и Высший совет сотрудничества на правах совместного министерства между государствами был создан, и товарооборот между странами начал потихоньку расти, пусть и не в тех объемах, на которые рассчитывали бизнес-круги двух стран. И турецкий HalkBank по личному распоряжению Эрдогана помогал иранцам в преодолении санкций, в том числе и пускаясь в авантюры с золотом венесуэльского Мадуро. Причем происходило это уже во времена конфликта в Сирии, где отношение двух стран к режиму Асада было прямо противоположным.

Но на определенном этапе быстро выяснилась разница во внешнеполитических потенциалах. Грамотные действия Анкары, пресловутая турецкая «мягкая сила» - от сериалов до байрактаров – обеспечила ей недостижимое преимущество в распространении своего влияния, подкрепленное успехами турецкой экономики. Иран же сделал ставку на идеологическую составляющую, на «Ахль аль-Бейт» и другие фантомы – в результате чего иранский пропагандистский «телевизор» с треском проиграл и продолжает проигрывать турецкому экономическому «холодильнику».

Ирану не остается выхода, чтобы принять колоду карт, которые привезет ему Эрдоган

Тегеран подвела тяга к замысловатым интригам и пресловутым «многоходовкам». Пока Иран мутил интриги между Пакистаном и Индией – Анкара действовала предельно конкретно, четко обозначая свои приоритеты и называя вещи своими именами: «Азербайджан – наш брат, Пакистан – стратегический партнер, Узбекистан – часть тюркского мира». Соглашусь, неполиткорректно по нынешним-то временам, когда наркоман и уголовник становится «жертвой полицейского произвола» и символом BLM.

Но вот в итоге получается: Иран до сих пор пытается с индусами ввести в строй Чахбахар, а Пакистан, Китай и Турция уже снимают преференции с порта Гвадар. Иранцы протягивают платок для утирания слез Еревану – Анкара строит на Южном Кавказе интеграционное пространство, которое обязательно будет успешным, ведь экономику не перешибешь, она в любом случае победит идеологические установки.

Тегеран твердит о необходимости инклюзивного правительства "Талибана" в Афганистане, что-то говорит о хазарейцах и безопасности шиитской общины, которую может обеспечить только сильная власть, – Ташкент работает с талибами, готовясь поддержать свои проекты в стране мощью турецкого и китайского капитала. То есть – конструирует эту власть.

Ирану не остается выхода, чтобы принять колоду карт, которые привезет ему Эрдоган. Поскольку эти карты – они про победу и успех расширения турецкого влияния. Но для этого Ибрагиму Раиси необходимо пригасить накал амбиций в иранском истеблишменте: «Как же так, мы теряем лидирующие позиции». Если он сумеет это сделать, на что серьезно настроен, турецко-иранское партнерство станет тем фактором, которое формирует новый образ региона. Иначе Турция-то устоит, а вот Ирану сложностей добавится…