Одна линия обороны Путина и Эрдогана по горячим следам

Отдел политики

Как сообщили только что, между президентами Турции и России – Реджепом Тайипом Эрдоганом и Владимиром Путиным состоялись телефонные переговоры, анонсированные как попытка Анкары выработать взаимоприемлемые посреднические инициативы в российско-украинском конфликте.

Характерно, что после рижского саммита НАТО, на котором было принято решение усилить Североатлантический блок в концептуальном и военном плане, эта новость приобретает дополнительный контекст.

Следует сказать, что Турция со своей геополитической позицией всегда была особым членом НАТО. Как, впрочем, и Франция при президенте Шарле де Голле, когда она демонстративно вышла из военной структуры НАТО, сохраняя членство только в политическом блоке этой структуры.

между Эрдоганом и Путиным состоялись телефонные переговоры, анонсированные как попытка Анкары выработать взаимоприемлемые посреднические инициативы в российско-украинском конфликте

Заметим, что в новой стратегической концепции НАТО, охватывающей период до 2030 года, будут отражены пять позиций, откровенно не совпадающих с внешней политикой Турции последнего десятилетия.

В тексте концепции значатся такие пункты, как защита "либеральных свобод и законов", которым угрожают авторитарные режимы, наличие угрозы со стороны Пекина и Москвы, проявляющих "агрессию" за границей и "деспотичность" дома, необходимость снижения поставок российского газа и т.п.

Казалось бы, все идет к тому, что Анкару могут заставить выбирать свое окончательное место между «атлантическим» и «евразийским» сообществами. В то же время все понимают, что выходить из НАТО, который по-прежнему является флагманской структурой мировой безопасности, Турция не станет. Но тогда какая же роль в рядах Североатлантического союза отведена строптивой Анкаре?

Некоторые аналитики видят в Турции «троянского коня» Путина внутри НАТО. Звучит, кстати, не так уж и экстравагантно, если учесть нежелание Анкары подписывать документы с пакетами антироссийских экономических санкций.

некоторые аналитики видят в Турции «троянского коня» Путина

С другой стороны, планы размещения на территории Восточной Европы американских ракет средней дальности, приближение инфраструктуры НАТО к границам РФ, военная "накачка" Киева и симметричное подтягивание к границе с Украиной 100-тысячного формирования российских вооруженных сил для "ответного удара" – достаточно серьезный и долговременный вызов, чтобы вынудить Евросоюз, а также руководство НАТО позитивно закрыть глаза на непредсказуемость Эрдогана и рассматривать включение Турции в повестку переговоров вокруг Украины. Что не противоречит и позиции России, намеренной предотвратить эскалацию на своих восточных рубежах с помощью долгосрочных, юридически обязывающих гарантий безопасности, проект которых сейчас готовят в Москве.

Словом, Турция может стать максимально удобным и эффективным посредником как для Москвы, чьи взгляды на мировой порядок мало отличаются от позиций Анкары, так и для Брюсселя, в распоряжении которого сегодня нет переговорщика, способного вести равный и, главное, продуктивный диалог с Путиным.

Еще одним «цементирующим» фактором, позитивно влияющим на российско-турецкие отношения, являются последствия проактивной внешней политики, одинаково ощутимо ударившие по национальным валютам обеих государств.

Для сравнения, ВВП на душу населения Турции, который в 2014 году составлял 12,6 тысячи долларов, снизился в 2020-м до 9 тысяч. Характерно, что кризис с валютой и экономикой Турции начался в 2014 году, когда примерно те же проблемы возникли и у России, в которой после интеграции Крыма подушевой ВВП с 15 тысяч долларов рухнул до 9,8 тысяч.

одна линия обороны, протянувшаяся от Москвы до Анкары, дает все основания полагать, что со временем обе страны сумеют найти общий язык для понижения градуса конфронтации по украинскому вопросу

Аргумент о том, что обе страны стали жертвами классического несоответствия экономических возможностей и внешнеполитических амбиций, не выдерживает критики, поскольку затраты на внешнеполитические проекты не уводили ресурсы из реальной экономики и осуществлялись исключительно за счёт резервов.

Другое дело, насколько ощутимыми для экономик двух стран были последствия западных санкций. Как известно, Россия дорого заплатила (и продолжает платить) за защиту своих интересов в Украине, а Турция – за партнерство с Россией по широкому спектру военно-технических вопросов и опосредованно – за геополитический союз с Москвой.

Словом, одна линия обороны, протянувшаяся от Москвы до Анкары, даёт все основание полагать, что со временем обе страны сумеют найти общий язык для понижения градуса конфронтации по украинскому вопросу, повторив тем самым удачный опыт решения армяно-азербайджанского кризиса. Что в итоге позволит Москве и Анкаре усилить в рамках евразийской интеграции фундамент равноправного, взаимовыгодного сотрудничества и, одновременно, способствовать поддержанию геополитического баланса, сохраняя свои позиции по обе стороны военных баррикад: Турция – в НАТО, Россия – в ОДКБ.