Основной инстинкт европейца: Азербайджан и Армения поменялись местами слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Глава Совета Евросоюза Шарль Мишель выступил с заявлением по результатам встречи с президентом Азербайджана и премьер-министром Армении, фактически совпавшем с позицией Баку. В общих чертах его можно резюмировать так: война закончена, ее итоги пересмотру не подлежат и обе стороны должны принять эту реальность. Следующий этап – преодоление последствий многолетней конфронтации между соседними странами и строительство стабильного мира.

Что ж, в Азербайджане этого ждали давно, поскольку в истории армяно-азербайджанского противостояния позиция коллективного Запада часто была неопределенной, общей и ориентированной не столько на достижение реального мира, сколько на консервацию существовавшего положения. Многие азербайджанцы были недовольны недостаточно четкой позицией Запада и нередко воспринимали ее как проявление проармянских настроений в политическом истеблишменте Европы и Америки.

Колесо истории повернулось: Азербайджан занял позицию Армении 90-х годов

Лишь бы не было войны

На первый взгляд это возмущение было обоснованным – европейцы и американцы не то что не признавали право Азербайджана на восстановление его территориальной целостности, но делали все, чтобы право это признавалось де-юре и ни в коем случае не трансформировалось в реальное де-факто. Возможность легитимного применения Азербайджаном силы как единственной возможности вернуть оккупированные земли посредниками в разрешении конфликта даже не обсуждалась. Ничего не поделаешь: формула «Мир на любых условиях» устраивает только победителя. А то, что проигравший может быть недоволен такой реальностью, во внимание не принимается.

Дескать, кому в наше время легко?

Тем не менее возьму на себя неблагодарную роль защитника коллективного Запада, чья бесхребетная политика на протяжение тридцати лет даже на миллиметр не продвинула справедливое решение армяно-азербайджанского противостояния. Уверен, что на самом деле это не было показателем симпатий или антипатий европейцев к какой-либо из противоборствующих сторон.

Все дело в том, что на данном историческом отрезке политика Европы и Америки сводится к формуле «Лишь бы не было войны». Любыми путями, любой ценой. Вопрос, справедливым ли будет этот мир – дело десятое. 

В общем-то такой подход является логичным следствием европейской политики. Мы все привыкли считать Запад изнеженным, избалованным и опасающимся острых углов в международной политике, но при этом почему-то забываем, что наши оценки касаются Запада нынешнего, Запада последних тридцати-сорока лет. Предшествующий же период – это история непрекращающихся, жестоких войн всех со всеми. В конце концов, две самые ужасные и разрушительные войны велись не на Ближнем Востоке, и не в Юго-Восточной Азии, а в утонченной, цивилизованной и аристократичной Европе.

После Второй мировой войны европеец стал пацифистом

После Второй мировой войны европейцы поняли, что пришла пора совладать, наконец, с собственными разрушительными инстинктами, иначе, как пророчат футурологи, Четвертая мировая война будет вестись стрелами и луками, поскольку Третья сотрет с лица земли все живое.

Процесс изгнания комплекса разрушения из душ европейцев осуществлялся фундаментально и последовательно – целенаправленная политика, адаптированная образовательная система, глубокая экономическая интеграция, поэтапное открытие границ, канонизация толерантности… В результате, к примеру, историческая вражда, между англичанами и немцами ограничивается сегодня рамками футбольных полей и не всегда политкорректными анекдотами.

Либо ишак, либо падишах

В целом, многолетняя работа привела к ожидаемым результатам и породила другую крайность – погубивший десятки миллионов человек европейский милитаризм сменился тотальным пацифизмом.

Философия ведущих европейских государств, которые продолжают задавать политическую моду в Старом Свете, стала напоминать воскресную проповедь под сводами лютеранской кирхе: нет войне – и это главное! Не бывает войн справедливых и несправедливых, все войны – ужасные и ни одна из них не имеет оправдания! Даже если вас унизили и, пользуясь вашей временной слабостью, отобрали у вас 20 процентов территорий, это уже прошлое, надо смириться, выкинуть из головы все мысли о реванше и возвращении утраченных земель и жить дальше.

Нет, все, конечно, понимают, что отобранное войной невозможно вернуть миром, что лучший, он же единственный, способ пробудить в противнике готовность к компромиссу – это военная угроза.

Но если вы не рассматриваете возможность возвращения силой утраченных территорий, если вы не готовитесь к войне и не создаете неприятностей своему противнику, то какая у него мотивация садиться с вами за стол переговоров?

Да никакой!

Понимали ли это европейские политики? Конечно, понимали, не с Луны же они свалились! Но, тем не менее, войне – все равно твердое «нет». Вот, соберемся в очередной раз в каком-нибудь очередном городе, в рамках очередного формата и будем еще лет пятьдесят обсуждать конфликт. А там, как говорится, либо ишак, либо падишах…

Около 30 лет Минская группа паразитировала на модели «ни мира, ни войны»

В конце концов вырастет поколение, которое вообще не будет помнить о каких-то там утраченных землях. Ну, да, это плохо и даже некрасиво, но что вы предлагаете? Не начинать же из-за этого войну!..

В Европе этот подход работает идеально, поскольку период перераспределения земель давно завершился, все границы проведены, все они официально признаны, пересмотру не подлежат, следовательно, и воевать незачем…

Спору нет, внутренняя антипатия одних европейских народов к другим никуда не делась. Но взаимную ненависть либо глушат выгодной экономической интеграцией, либо умело переносят её на футбольные поля. Вот, пусть английские фанаты выпускают дурную энергию и сражаются с немецкими.

Спустя век ареной столкновения немцев и англичан стал футбольный стадион

Но то, что принято в Европе, далеко не всегда работает в других регионах планеты, где далеко не все так идеально и где лозунг «Нет войне, мир любой ценой!» часто воспринимают, как поддержку врага.

Согласитесь: когда человеку запрещают вернуть то, что ему принадлежит на законных основаниях, это выглядит скверно. Нации, пережившие войну не 70 лет назад, а недавно, по историческим меркам, практически, вчера, гораздо больше внимания обращают на то, справедлив ли мир, к которому их принуждают.

Мягкотелая Европа в поддержку Азербайджана

За пределами Европы и Северной Америки лозунг «Мир любой ценой, пусть несправедливый и кабальный!» не работает. Понять это со стороны непросто. Вот и присылают для решения конфликта не ангажированного посредника, какого-нибудь швейцарца, предки которого в последний раз воевали лет 500 назад, или норвежца, закопавшего боевой топор викингов лет эдак тысячу назад и давно про него забывшего. А теперь попробуйте объяснить этому швейцарцу или норвежцу, что захваченные земли надо возвращать, что плохой мир далеко не всегда лучше хорошей ссоры. И тот факт, что он с вами не согласится, вовсе не означает, что это направлено лично против вас, ни Боже мой! Просто ему ваши мотивы непонятны.

То есть он их вообще не понимает!

Именно эта философия пацифизма, выстраданная в двух самых разрушительных войнах за всю истории человечества, объясняет бездействия Запада в качестве посредника, что предметно проявилось в 30-летнем процессе урегулировании, а точнее, имитации урегулирования карабахского конфликта.

Но нет худа без добра.

В течение многих десятилетий выгодополучателем коллективного западного пацифизма была Армения. Победив в первой карабахской войне и оккупировав почти четверть территории Азербайджана, Армения получила то, к чему стремилась, после чего ее взгляды на миропорядок стали поразительным образом совпадать с позицией европейцев: война больше не нужна, давайте договариваться о мире, проливать кровь – это так нецивилизованно и вообще, ни одно сражение не стоит слезинки ребенка.

После первой войны тандемократия Саргсяна и Кочаряна в одночасье превратилась в голубей мира

Но после 44-дневной войны многое изменилось. Изменилась расстановка сил в армяно-азербайджанском противостоянии, изменилась геополитическая ситуация на Южном Кавказе, изменились подходы крупных игроков, заинтересованных в региональной стабильности…

И только концепция Евросоюза «Мир любой ценой» осталась неизменной. Правда, ее выгодополучателем становится уже Азербайджан, выполнивший все намеченные цели и форсирующий начало мирных переговоров…

Теперь уже политики, эксперты, журналисты и политологи в Ереване шумно выражают недовольство «мягкотелой политикой Европы», которая «поддерживает Баку» и требует от армян немыслимого – признать потерю территорий окончательной и бесповоротной и смириться. Ибо ни одна война не стоит слезинки ребенка и т.д.

Ох уж это колесо истории!