Уходящий год: Зангезур, Алиев над властью и Штадлер на советских рельсах пора собирать камни

Эйнулла Фатуллаев

Уходящий год для Азербайджана странным образом, но как-то гармонично слился с годом предыдущим. Если для Армении, похожей на героя знаменитого романа Сэлинджера – Холдена с его обостренным и неадекватным восприятием действительности, год минувший стал концом истории, что наталкивает на непрерывные философские поиски над пропастью, то для Азербайджана переплетенные в одной судьбе два последних года стали началом новой истории.

Ильхам Алиев выиграл тяжкую и кровопролитную двухвековую битву за историческую справедливость. И достигнутая слишком дорогой ценой и неимоверными усилиями эта самая пресловутая справедливость, как точно выразился Марк Юрьевич Урнов, не фантом, а реальная категория и даже важный элемент культуры. Вторая карабахская война доказала, что у исторической справедливости нет срока давности. Более того, лишь торжество исторической справедливости может помочь исправить тяжелую психологическую травму. Карабахская победа развенчала еще один укоренившийся стереотип о синдроме застарелых конфликтов, который возник после появления хронической палестинской интифады.

В представлении азербайджанцев после исторических побед Ильхам Алиев встал над властью

Победа в войне и возвращение Карабаха, особенно вступление азербайджанских войск в Шушу, еще в 2020 году показалась неким призрачным фантомом. Но карабахская война постепенно перетекала из ожесточенной военной конфронтации в информационно-дипломатическое русло. В минувшем году Ильхам Алиев обозначил еще один символический элемент, проистекающий из вечного армяно-тюркского противостояния, – Зангезурский коридор.

Своей новой геополитикой Алиев пробудил и историческую память – не мифы, а скорее преломленную рефлексию о прошлом. И возрождением из пепла истории Восточного Зангезура – а ведь страдающие детской болезнью левизны и отравленные в постленинский период националистическим угаром большевики пытались превратить его в некий «Красный Курдистан» – Алиев как бы вскользь напомнил об аннексии западного Зангезура. Своей новой геоэкономикой Алиев вернул утраченный топоним и в армянский политический лексикон вместо вымышленного доисторического, времен Римской империи. Историческая справедливость не только воссоединила Азербайджан с Нахчываном, но и привязала весь Кавказский регион к глобальным транспортным коридорам и коммуникациям.

Соотношение национальных и государственных интересов всех стран взяло вверх над сепаратистским устремлением перекройки границ. Парадоксально, но Алиев совершил беспрецедентную геополитическую революцию – он вернул статус-кво эпохи позднего советизма. Весь прошедший год прошел под знаком реставрации исторических границ между Азербайджаном и Арменией. Регион вернулся к реальности 1988 года. Азербайджанские войска встали у границ разделенного большевиками Зангезура! Еще одна величайшая победа!

Геополитическая революция Алиева - «Зангезурский коридор»

И в эпоху деглобализации, предсказанного Бердяевым Нового Средневековья, вызванного девальвацией либеральных ценностей, напастью болезни и мировым кризисом, когда человечество вернулось к доялтинской доминанте национального государства – государства-нации, алиевская концепция «сильного национального суверенитета» предопределила строительство новой архитектуры старого разрозненного Кавказа. Алиевская концепция «шести равноправных государств» – «3+3», провозглашенная за крепостными стенами матери азербайджанских городов – в Шуше, над всем Карабахом полностью коррелирует с новыми реалиями постоднополярного разделенного мира – миропорядка региональных держав. И в этой новой мировой системе координат Алиеву удалось превратить Азербайджан в геополитический региональный путепровод, соединяющий Россию с Турцией, Армению с Турцией, Грузию с Россией, Турцию с Ираном, Армению с Ираном… Заложенную в прошлом году основу для строительства уникальной региональной системы по ее масштабам и перспективам можно сравнить с евразийской доктриной Назарбаева.

Алиев с точностью предугадал крушение «однополярной полицентричности», крах системы международной безопасности и становление нового конфронтационного и хаотичного порядка, точнее, беспорядка, при котором перестала работать система коллективной ответственности за безопасность. Лишь сами национальные государства могут обеспечить собственную безопасность. Сила права уступила праву силы. И свобода человеческого духа больше не превыше интересов общества и государства. Более того, эта свобода была потоплена в крови ради интересов одного государства, вступившего в цивилизационный конфликт с частью планеты. И границы этого конфликта оказались сильно размыты. Война расширяется не только в Багдаде, Триполи и Дамаске, но и на улицах Лондона, Франкфурта и Нью-Йорка. Цивилизационный конфликт перерос и в столкновение общества с государством, что предопределяет полную ревизию устоявшегося со времен рождения марксизма общественного договора. Крушатся столпы, идеологии, ценности, на которых стояло западное общество и которые насаждались по всему миру…

Исторический прорыв Алиева: «3+3»

Еще 15 лет назад Алиев заметил, осознал и переосмыслил зарождение новой истории, угрожавшей подорванному и разрушенному глобальному порядку, под обломками которого мог остаться и Азербайджан. Концепция национального государства И.Алиева, выдвинутая против расширения необархатной революции на Восток, показала свое превосходство на фоне полного разложения и окончательного упадка государственных институтов в Армении, Украине, Грузии, Киргизии и Молдове.

Благодаря этой концепции, сформировавшей внутреннюю политику усиления государственного организма, что на Западе называют «полицейским режимом», Алиеву удалось создать сильное национальное государство, которое победило в войне и навязало региону свою повестку дня и программу развития.

Алиев сильно опередил не только свое время, но и свое правительство. Феноменальные успехи азербайджанского лидера в международной и региональной политике, а также в создании новой системы региональной безопасности, а Алиев полностью взвалил на свои плечи эту миссию, должны послужить примером для членов его новой команды, которым президент доверил внутреннюю, в частности экономическую политику.

Алиев абсолютно прав в своем видении внутриполитической ситуации, что народ и власть в Азербайджане едины. Ибо народ не представляет власть в Азербайджане без Алиева. Историческая победа над мировым армянством разоружила идейных противников президента и вооружила его адептов и сторонников. В представлении азербайджанцев Алиев уже даже не власть, а некая отдельная субстанция, которая стоит выше власти. Власть стоит где-то ниже. На уровне кабинетов министров и чиновников.

Азербайджан нуждался в новом технократическом реформаторском правительстве. Кадровая реформа президента привела на гребне своей волны к управлению страной и регионами плеяду нового поколения. Чем и грезила прогрессивная часть общества. Справилась ли Молодая Гвардия с очищением авгиевых конюшен, доставшихся в наследство от трайбократии и чиновничьего капитализма?

А есть ли проблемы? Да, экономика! Которая похожа на Штадлер на советских рельсах

В первую очередь бросаются в глаза успехи силового аппарата. Успех силовиков очевиден, когда с экономикой не все в порядке. Это миссия по искоренению последствий проблем, которые создает другая часть чиновничьего аппарата. Замкнутый круг: одна часть чиновников создает проблемы, а другая – ведет борьбу с их преодолением. Преодолением проблем!

Надо признать очевидное – экономика страны нуждается в ускорении системных реформ. Хотя огромным препятствием на пути реализации назревших реформ и явилась дикая стихия средневековой пандемии, но отдельным словом отметим и бюрократическое препятствие.

Аграрная реформа все еще буксует. Идут годы, но не сдвинулась с мертвой точки денационализация и приватизация убыточных госкомпаний. А ведь еще летом 2019 года Алиев призывал к полному демонтажу управления экономикой! Малый и средний бизнес все еще сталкивается с чиновничьим бюрократизмом и задыхается под тяжелым налогово-таможенным бременем. Экономика Азербайджана беременна новым Налоговым кодексом. Нуждается и в реформе банковская система… А главной проблемой нацбезопасности стал еще один системный вызов – кризис продовольственной безопасности страны. Азербайджанской экономике не хватает сил в борьбе с монополизмом, совершенствование азербайджанского рынка требует все большей конкуренции.

Порой банальные и стоящие на поверхности наглядные ветхие проблемы стараемся скрыть под увлекательной, но бессмысленной риторикой. Хотя все очень банально и просто – дураки, дороги и казнокрадство. Как говорил другой великий русский – Карамзин, три известные напасти средневековой России…

Технократы все еще не предложили азербайджанскому бизнесу новую рыночную экономическую модель – как развиваться и сосуществовать с государственным вмешательством?

Увы, но азербайджанская экономика напоминает ультрасовременный швейцарский поезд Штадлер, который в Сумгаите поставили на советские рельсы.

Страна медленными темпами продвигается к четвертой промышленной революции, которая полностью перевернет наши представления о человеческой жизни. Может, новая революция и покончит с вторгшимся в нашу жизнь средневековьем?

Наш Штадлер мчится вперед. Бросаю последний взгляд на уходящий 2021 год. Несмотря на невзгоды и трудности, это был год большого исторического прорыва…