Эльман Рустамов ушел так же, как и пришел во власть политический портрет на фоне отставки

Мамед Эфендиев, автор haqqin.az

Главы центробанков мира, как правило, засиживаются в своих мягких и комфортных креслах долгие годы, а порой и десятилетия. Эмиссия денег и стабильная работа банков обуславливают консерватизм, а порой и реакционизм. Революционный подход, сопряженный с новаторством, всегда угрожает стабильности. А деньги не любят риска. Как издревле гласит поучительная еврейская пословица – деньги любят тишину!

Но Эльман Рустамов, пожалуй, побил многие рекорды в кресле главного регулятора и надзирателя азербайджанской финансовой системы. Тяжеловес возглавлял Центробанк Азербайджана 27 лет. К тому же именно в этот период происходило становление независимой и самодостаточной азербайджанской финансовой системы после скоротечного распада СССР. Жизнь подарила Рустамову прекрасный шанс – стать основоположником отечественной кузницы профессиональных банкиров и финансистов.

Выкурил всю пачку сигарет, и рядом был Эльман Рустамов

Автор этих строк познакомился с Рустамовым в 1992 году в кабинете бывшего министра финансов Салеха Мамедова. То ли вопросы, переданные министру накануне для ознакомления, оказались сложными, то ли по иной причине, но интервью журналисту министр давал в присутствии своего заместителя – будущего министра финансов Авеза Алекперова и тогда еще первого зампредседателя правления Нацбанка, будущего главы Центробанка Эльмана Рустамова.

В нашей памяти Эльман Рустамов останется вот таким - задумчивым, немногословным, консервативным

Вопросы действительно были трудными, да и времена непростыми. И не только в сугубо финансовом плане - народ нуждался в правдивом освещении сложившейся тяжелой экономической ситуации и перспектив развития страны. Помнится, в пылу дискуссии собиравшийся бросить курить министр попросил у секретарши сначала одну сигарету, вскоре другую, а потом и всю пачку. Рассматривая текущую ситуацию на финансовом рынке, Мамедову приходилось обращаться за помощью к присутствующим. И тихий, но уверенный голос Эльмана Рустамова уже тогда привлекал внимание охватом и глубиной ответов.

А наша встреча с ним накануне девальвации маната в 2015 году, когда главный банкир пытался донести до общественности всю правду не путем официального заявления, а на простом, но убедительном языке через наиболее читаемое издание в стране, окончательно убедила в его высочайшем профессионализме.

Да, лихие 90-е до сих пор вспоминаются с ужасом: страна развалена, специалистов не хватает, а те, что есть, мыслят стандартами советской эпохи. То же творилось и в банковской системе, которую пытался выправить первый глава Нацбанка, легендарный банкир Габиль Агаев. Опытному, но старой закалки банкиру приходилось нелегко в новой системе. Это чувствовал и основатель Третьей республики Гейдар Алиев, который стал все пристальнее присматриваться к его более перспективному заместителю. Президент принял трудное политическое решение в тот кризисный период - атмосфера в Баку пропитана кознями самопровозглашенных лидеров, рвущихся к власти на штыках омоновцев. Казалось, не время для назначения главного банкира, власть бы удержать, не допустить до нее случайных людей.

Но Гейдар Алиев понимал, что без крепкой банковской системы управление страной удержать еще труднее. И буквально накануне мартовских событий, когда был положен конец вооруженному мятежу, Эльман Рустамов возглавил Нацбанк.

Эльман Рустамов в борьбе с гиперинфляцией в 1800%

Был ли у Гейдара Алиева другой кандидат на эту должность в 1995 году, трудно сказать, но выбор его оказался верным и весомым - новый главный банкир страны доказал это всей своей последующей деятельностью. Правда, не так легко и быстро удалось обуздать галопирующую инфляцию, стабилизировать курс маната – о других деталях денежной политики Нацбанка тогда мало кто задумывался. Надо было успокоить население, завоевать его доверие к новой нацвалюте – манату… И не просто словами, а конкретными действиями. И всё это при отсутствии самих денег и опыта работы в новых условиях.

Надо, однако, признать, что принципы деятельности нашего центробанка были заложены еще более века назад - в годы правления Азербайджанской Демократической Республики. Но власть АДР просуществовала недолго, а пришедший ей на смену режим Советов создал единую государственную банковскую систему, все полномочия которой были делегированы центру, Москве. В Азербайджане же существовала «шарашкина контора», а затем Отделение Госбанка СССР. Новый же Центробанк, созданный после распада советского государства, оказался лицом к лицу с глубочайшим кризисом, который предстояло преодолеть главному финучреждению республики во главе с его председателем.

Гейдар Алиев призвал молодого Рустамова к борьбе с гиперинфляцией... и не ошибся

И началась поэтапная борьба с царящим на денежном рынке хаосом. Первый этап обретшего независимость молодого государства можно охарактеризовать как тяжелый трансформационный кризис, когда внешняя агрессия сопровождается внутренним противостоянием, неумелым руководством, разрушением единого валютно-экономического пространства. Манат был не единственным средством оплаты, нацэкономика подвергалась воздействию эмиссии другой страны. В Азербайджане действовали несколько эмиссионных институтов, что не давало Центробанку полноценно исполнять свои функции.

Финансовый сектор в основном состоял из мошеннических пирамид, занимающихся валютной спекуляцией. За короткий срок манат обесценился в десятки раз, гиперинфляция достигла 1700%-1800%. Страна растеряла более половины экономического потенциала, валютные резервы составляли всего 12 млн долларов. Республика столкнулась с глубоким системным кризисом, грозившем потерей государственности.

А потом, едва стали давать свои плоды принятые социально-экономические меры, нефтяная стратегия, на страну обрушился новый страшный кризис – азиатский. Он привел в 1998 году к дефолту соседнюю Россию, но Азербайджан, благодаря технократической и профессиональной команде финансистов Гейдара Алиева, избежал падения в бескрайнюю финансовую бездну. Вообще следует отметить, что из 50 глобальных и региональных финансово-экономических кризисов за сто лет 30 пришлось на последнее тридцатилетие. Однако правительство и Центробанк стоически все их преодолели. Кстати, и в нулевые годы, когда в Азербайджан хлынули нефтедоллары, Центробанку тоже приходилось туго, только бороться приходилось уже в обратном направлении – финансисты старались не допустить удорожания маната.

Ноу-хау Рустамова: управляемый плавающий курс

Но всё бы ничего, если бы не памятный 2014-й, когда эта же нефть, взлетевшая выше 130 долларов за баррель, к концу года обвалилась до 57, а через год и вовсе до 37 долларов. Профицит текущего счета платежного баланса с 13,1 млрд долларов в 2013 году обернулся дефицитом в 1,4 млрд в 2016-м. Не помогли и миллиардные интервенции Центробанка, валютные резервы которого стали таять на глазах. Здесь и понадобилась помощь Госнефтефонда – составной части нефтяной стратегии Алиевых: возросли трансферты из фонда в госбюджет. Но долго так продолжаться не могло, иначе все обернулось бы полным истощением стратегических валютных резервов страны.

А в эпоху Ильхама Алиева Рустамов остался в памяти своим ноу-хау: управляемый плавающий курс

А тут еще история с кредитными олигархами в Межбанке. Для спасения системного банка пришлось выделить 10 млрд манатов, что привело к дополнительному давлению в монетарной сфере. Президент Ильхам Алиев принял в такой ситуации единственно верное решение – направить на разрешение рискованной для экономики страны ситуации 10 млрд манатов из валютных резервов Центробанка, чтобы защитить стратегические резервы Нефтяного фонда, которые еще долго должны служить государству.

Правда, пришлось пойти на девальвацию маната, но с тех пор курс нацвалюты держится на стабильном уровне. Управляемый плавающий курс Эльмана Рустамова, как бы его ни критиковали некоторые эксперты, оправдал себя, до сей поры способствуя быстрее справляться с решением кризисных проблем. Чего нельзя сказать о валютах с полностью плавающим курсом.

Эти графики отражают деятельность Рустамова на посту главы Центробанка

А проблем было немало. Достаточно перечислить лишь наиболее значимые из них в последние годы. Еще в разгар пандемии коронавируса началась вторая карабахская война. Изыскивать на обеспечение армии дополнительные миллиарды на фоне простаивающей экономики, загнанной в пандемию, представлялось делом довольно сложным. А тут и новый кризис, связанный с войной теперь уже в Украине. А ведь для смягчения каждого удара необходимо разработать и реализовать множество антикризисных мер, ни одна из которых немыслима без участия Центробанка, без соответствующей денежной политики, законодательной базы, сформировавшейся банковской системы с профессиональными кадрами, без автоматизации и цифровизации процессов.

Одним словом, сегодня отчасти поменял сферу деятельности настоящий финансовый тяжеловес. Заметьте, на отдых Эльман Рустамов не отправился - теперь он будет трудиться на не менее ответственном посту советника премьер-министра страны. Ну а как его уход скажется на банковской системе страны, ее экономике в целом - покажет время. Думается, что новое поколение банкиров, подготовленных Рустамовым, вскоре на деле докажет, что усилия его не пошли впустую.

То же можно сказать и о Федерации шахмат Азербайджана, которую любитель шахмат с детских лет - глава Нацбанка возглавлял с 2007 года. Лишь четыре месяца назад он сложил полномочия президента федерации, успев оставить заметный след и в шахматной жизни страны. И не только успехи наших шахматистов на международной арене говорят об этом - достаточно отметить, что принятую в 2009 году специальную госпрограмму по развитию шахмат в Азербайджане конгресс ФИДЕ признал первым в мире документом в этой сфере, подписанным главой государства…

Можно долго и пространно рассуждать об эпохе Эльмана Рустамова. Несомненно одно - главный банкир вовремя покинул государственный истеблишмент. Великое блаженство для азербайджанского госчиновника – уйти вовремя. Без шума, гонений, обструкции, арестов и информационного гвалта. Событие совершенно неестественное для политической жизни Азербайджана. Как правил, у нас большую политику покидают через черный ход, растворяясь в атмосфере паники, страха и безысходности. Эльман Рустамов ушел бесшумно, гордо и с достоинством. Так же, как и пришел во власть четверть столетия назад.