Принцев погнали из рая. Они будут платить за газ, воду, свет… И еще налоги арабская реформация

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Саудовская Аравия арестовала 234 государственных служащих в восьми министерствах по обвинению во «взяточничестве, подделке документов и злоупотреблении властью», сообщило в конце апреля местное Управление по надзору и борьбе с коррупцией (Nazaha).

В ведомстве при этом добавили, что преступления были совершены сотрудниками министерств обороны, внутренних дел, национальной гвардии, иностранных дел, здравоохранения, юстиции, жилищного строительства и образования. И, как правило, все задержанные были так или иначе связаны с обслуживанием интересов саудовских принцев. Для которых в Эр-Рияде наступили сложные времена. В марте-апреле нынешнего года они спешно распродавали недвижимость, яхты, произведения искусства и предметы роскоши – всего на сумму более 600 миллионов долларов, большая часть которых пошла на погашение внезапно возникшей у них задолженности перед государственным бюджетом.

Откровенно говоря, принцы недооценили МБС: «Ну, нужно показать ему свою власть, что ж, показал, а теперь все пойдет по-старому, как жили – так и будем жить»

Фактический правитель королевства, кронпринц Мохаммед бин Салман, заставляет членов правящей семьи потуже затягивать пояса, причем делает это весьма изобретательно. То отменяет для них оплачиваемые отпуска за границей, то вводит налог в размере 2500 долларов за каждого домашнего работника. А недавно издал указ, согласно которому теперь принцы обязаны платить по счетам за электричество и воду в их дворцах на территории королевства. Хотя раньше эти расходы брала на себя казна.

А как же хорошо и вольготно жилось раньше! За немалую мзду лоббировались контракты, некоторые члены королевской семьи брали кредиты в местных банках, а гасить их и не собирались – казна оплатит. Ну а самые архаичные из принцев просто захватывали землю – и заставляли работать на ней иностранцев, оставляя местных простолюдинов без источника дохода. А то и вовсе, без затей, приходили в казну и брали там «вспомоществование».

Широко, словом, жили, ни в чем себе не отказывая. Отсюда и поместья в Великобритании, и особняки рядом с Эйфелевой башней в Париже, и яхты, и драгоценности Великих Моголов, и армия прислуги.

У принцев есть выбор, пусть и ограниченный: либо получить хоть что-то, либо не получить вообще ничего и полностью потерять власть и влияние

Всему этому приходит конец. Когда у тебя более пяти тысяч родственников, причем весьма алчных и прожорливых, поневоле возникают мысли о том, как бы это количество сократить. В 2017 году, принудительно собрав их в отеле Ritz-Carlton, принц Мохаммед бин Салман прикладами и каблуками Национальной гвардии попытался им объяснить, кто теперь в доме хозяин и как им надо себя вести.

Члены правящей династии восприняли это как юношеский максимализм, понадеявшись, что молодой кронпринц перебесится и все вернется на круги своя. Ошиблись, причем ошиблись серьезно. Откровенно говоря – недооценили: «Ну, нужно показать ему свою власть, что ж, показал, а теперь все пойдет по-старому, как жили – так и будем жить». Но все пошло не так. И теперь «жизнь саудовских принцев тяжела и неказиста» – из небожителей они превращаются в обычных граждан, которым и по счетам платить нужно, и нормы общепринятого поведения соблюдать.

Для большей части династии это стало совершеннейшим шоком. Казавшееся незыблемым благополучие, дворцы, словно сошедшие с иллюстраций к «Тысяча и одной ночи», как прекрасные миражи встающие из марева пустынь – все это в одночасье миражом и оказалось. Мухаммед бин Салман поставил перед королевством новую цель – реализацию «Vision-2030», программы, которая должна обеспечить будущее страны в XXI веке. «Улица» Саудовской Аравии его в этом горячо поддержала.

Теперь принцам придется оплачивать расходы за содержание дворцов из собственного кармана

Но кронпринц прежде всего восточный правитель. И чтобы осуществить свои планы, в первую очередь обязан обеспечить покорность элит, продемонстрировав им свою тщательно выверенную жесткость. Что ему до сих пор вполне успешно удается: сначала он предложил им выбор между тюремной камерой и свободой. Затем – между сокращением расходов и отправкой под суд за коррупцию. А в качестве «пряника» остается государственная система поддержки правящей семьи, которая сокращена, но не разрушена.

У принцев есть выбор, пусть и ограниченный: либо получить хоть что-то, либо не получить вообще ничего и полностью потерять власть и влияние. Что на Востоке имеет фатальное значение. Это не просто вопрос сохранения богатств – это еще и вопрос жизни. Или смерти.