Министр Анар Каримов рассказал о месте коронации азербайджанских принцев все еще актуально

Беседовал Мурад Самедов

Новому министру культуры достались авгиевы конюшни. И Анару Каримову предстоит упорная работа для устранения пагубных последствий деятельности предыдущего руководства ведомства, которому пришлось отвечать перед следственными и правоохранительными органами. К тому же необходимо обеспечить трансформацию советского ведомства в современный управленческий аппарат, способный дать толчок возрождению национальной культуры и ценностной системы. А для этого, в первую очередь, должны быть созданы новые институты управления и развития. А есть ли у Анара Каримова программа? И как министр собирается решить стратегические задачи? Haqqin.az представляет вниманию читателей продолжение беседы с азербайджанским министром культуры.

- Мы находимся в Шуше и много говорим о Карабахе. Но вы все-таки министр культуры всего Азербайджана. Как обстоит дело с культурой в других регионах нашей страны?

- Несмотря на то, что последние два года в приоритете возрождение Карабаха и возвращение нашего наследия, мы не забываем о других регионах. Культура – это стратегически важное направление развития страны и очень широкое понятие, включающее в себя историческое наследие, обычаи, музыку, искусство… В совокупности все это дает нам систему ценностей как важный инструмент воспитания будущих поколений и развития человеческого капитала. Существуют понятия военной и экономической безопасности. Но есть еще и культурная безопасность, которая позволяет нам оберегать наше общество от пагубного воздействия извне.

- Как, по-вашему, не осуществляется ли пристальное внимание инвентаризации памятников в Карабахе, а также проведение мероприятий и фестивалей на освобожденных территориях за счет состояния культуры в условном Бейлагане?

- Мы стараемся не обделять вниманием другие регионы, которые я лично посещаю каждый месяц. Первая моя поездка была совершена в Гянджу, нашу западную «культурную крепость». Затем последовали поездки в Ленкорань и Астару, наши южные «культурные крепости», а также в Губу, Хачмаз в наши северные рубежи, также в Нахчыван… Посещая регионы, я встречаюсь с нашей творческой интеллигенцией, руководителями культурных учреждений и представителями общественности. Действительно, в регионах очень много работы. Задача заключается в создании условий для тамошней культурной элиты заниматься творчеством, пропагандировать культурные ценности и воспитывать наше общество. У нас есть стратегическое видение развития культуры в регионах, и мы будем планомерно его реализовывать.

- Вы получили портфель министра культуры чуть менее двух лет назад. Откровенно говоря, Вам досталось не самое легкое наследство. Ваш предшественник успел наломать дров, что вылилось в открытие многочисленных уголовных дел. За последние годы было распродано большое количество объектов, относящихся к культурным учреждениям. Что предпринимает Ваше ведомство для исправления допущенных в прошлом ошибок?

- Исходя из поручений господина президента и первого вице-президента, мы инициировали реформы, направленные в первую очередь на повышение эффективности управления. Должен отметить, что на балансе Министерства культуры находится около 5.000 учреждений, в которых работает около 45.000 человек. Мы хотим привнести в управление этим огромным хозяйством системность, которая, к сожалению, раньше отсутствовала. Наиважнейшим элементом управления и контроля является системность, а также должное обеспечение контроля и прозрачности. Внедрение трех этих компонентов – процесс очень непростой. Но мы уверены, что избранный курс является единственно правильным.

Часть наших стратегических реформ заключается также в реструктуризации и усилении аппарата Министерства культуры, в рамках которой созданы два новых отдела – по креативным индустриям и цифровому развитию. Последнее также является одним их этапов будущих реформ. Цифровизация будет касаться и библиотек с музеями. В целом, креативные индустрии - это новое направление, которое в меньшей степени зависит от государства и способно генерировать доходы – я имею в виду шоу-бизнес, дизайн, видеоигры, индустрию моды... Одним словом, это большая сфера, которая не находится в непосредственном подчинении Министерства культуры, но является частью нашей культуры. Мы хотим стать регуляторами этой креативной индустрии, чтобы она развивалась и вносила вклад в ВВП нашей страны.

Второе направление — это Управление стратегического развития и Управление проектами. То есть выявление наших приоритетных направлений и концентрация на них в рамках принятой дорожной карты. Здесь очень важно отметить, что это управление занимается также выявлением проектов Министерства по некоторым критериям, таким как ключевые показатели эффективности, устойчивость и управляемость.

Еще одна задача – привлечение частного сектора и инвестиций в сферу культуры.

- Но разве частные инвестиции в культуру — это не благотворительность? Вы всерьез надеетесь, что у нас появятся новые Тагиевы?

- Согласен, это культура меценатства, которую, я уверен, мы обязаны пропагандировать в нашем обществе. Появятся ли у нас новые Тагиевы? Ну, мы на это надеемся. Кстати, это одна из причин, по которой совместно с Baku Media Center мы планируем снять сериал о жизни и деятельности Гаджи Зейналабдина Тагиева. С помощью таких фильмов и сериалов мы намерены пропагандировать меценатство и продвигать его идеи в среде наших предпринимателей. Мы должны создавать в обществе правильные образцы для подражания. Ведь культура принадлежит не только министерству, это достояние всей страны, всего нашего общества. Поэтому налаживание партнерства государственного и частного секторов является одним из важных направлений нашей деятельности.

- Вы сказали, что в структуру вашего министерства входит пять тысяч учреждений… Не много ли?

- Мы работаем над оптимизацией состава наших культурных учреждений. Их, зачастую, непомерное количество, раздутые штаты – это одно из печальных наследий СССР.

- Например, библиотеки. Зачем они вообще нужны? И кто в них ходит в век интернета, когда любая информация давно уже стала общедоступной?

- Я с Вами не согласен - библиотеки в любом случае нужны. Это вопрос просвещения и образованности.  Другой вопрос заключается в необходимости пересмотреть их деятельность. Библиотеки нужно сделать привлекательными. Во-первых, необходимо провести оптимизацию их количества. Во-вторых, количество работающих там людей должно быть соразмерным. В-третьих, превратить библиотеки в общественное и привлекательное пространство для проведения полезного досуга. На Западе библиотеки по сей день успешно функционируют, поскольку на их территории действуют кафе, уголки для детей... Словом, библиотеки не должны оставаться только хранилищем книг, как это, к сожалению, происходит в Азербайджане.

То же самое касается и музеев.

- Как раз хотел спросить, когда Вы в последний раз посещали краеведческие музеи в регионах Азербайджана? Вы видели состояние музейных фондов и убожество выставочных залов?

- Согласен, их состояние оставляет желать лучшего. Большинство наших музеев не соответствуют современным стандартам ни по интерактивности, ни по состоянию фондов, ни по качеству экспонатов. Работы там непочатый край. Но у нас есть видение того, как изменить ситуацию, так что спасибо господину президенту и госпоже первому вице-президенту, что поддерживают нас в этом деле! К слову, Музеи оккупации и Музеи победы в Карабахе будут создаваться с учетом современных стандартов и с внедрением систем виртуальной реальности. Музей — это место, где посетитель должен чему-то научиться. Главное - правильно преподносить информацию, что в итоге привлечет людей и сделает музеи самоокупаемыми.

- Я понимаю, когда речь идет о тематических музеях в Карабахе. Но что меня, как туриста, может затащить в краеведческий музей того же Бейлагана и Сабирабада?

- Надо внедрять там современные технологии и находить в каждом районе свою, уникальную фишку. У каждого нашего региона есть своя неповторимая история, которая может привлечь людей. Сейчас, к примеру, работая над музеем в Сабирабаде, мы выяснили, что в этом районе есть место, где на престол взошел Надир Шах, а впоследствии принцы из династии Каджаров…

- Своеобразный Реймс на берегах Куры?

- Вы иронизируете, а выясняется, что в Сабирабаде действительно есть место слияния Куры и Араза, которое считалось в древности сакральным. Потому и проводили здесь коронацию. Разве это не интересно? Чтобы сделать музеи по-настоящему эксклюзивными, мы привлекаем историков, внедряем международный опыт и используем технологические достижения в области визуальных средств.

- Вы сказали, что у Вас работает около 45 тысяч сотрудников. Это библиотекари, служащие музеев, преподаватели музыкальных школ… Очень часто поднимается вопрос о том, что работники культурных учреждений получают мизерные зарплаты…

-  Мы проведем аттестацию работников культурных учреждений, чтобы установить, соответствуют ли они занимаемым позициям. Мы целенаправленно работаем в этом направлении и внедряем новую методологию. Недавно, например, объявили прием на работу в музыкальные школы, который будет проходить по принципиально новой методологии. Будет устроен двухэтапный экзамен, письменный проведет Государственный экзаменационный центр, чтобы выявить прошедших испытание. Чтобы не было лишних разговоров со всеми вытекающими негативными явлениями, Министерство культуры отходит в этом вопросе в сторону.

Ну, а второй этап – это уже экзамен на выявление индивидуальных способностей, где, конечно же, будут участвовать наши эксперты. Однако отбор кандидатов будет проводиться исключительно на условиях анонимности.

В целом все еще продолжается анализ работы культурных учреждений, по завершении которого мы выясним оптимальное количество сотрудников, необходимых для работы в том или ином направлении.

- Но оптимизация, а точнее, сокращение числа сотрудников может стать причиной социальных противоречий и даже конфликтов…

- Безусловно, мы, как и коллеги из других министерств, с этим столкнемся. Но другого способа нет, нам просто необходимо избавиться от все еще существующих «мертвых душ». А лучший способ — это проведение аттестации и усиление контроля над деятельностью подведомственных учреждений.  Мы хотим, чтобы в наших учреждениях работали квалифицированные кадры, соответствующие новым вызовам и реалиям. Мы хотим внедрить в систему Министерства культуры практику юридических лиц публичного права. Первый шаг уже сделан - создано Киноагентство, являющееся юридическим лицом публичного права, что позволит нам привлечь в эту сферу также частный сектор. Киноиндустрия не должна быть тесно привязана к государству. Конечно, будут государственные заказы и государственный контроль, но в этой сфере надо дать больше либерализма и возможности для предпринимательства. В зависимости от успеха, эта модель будет внедряться и в других сферах…